Joomla шаблоны бесплатно http://joomla3x.ru

[Маршрут экспедиции ЗИН Ак. наук СССР для обследования условий залегания трупов мамонтов. Кол. № 5331-4]

В 1935 г. Зоологическим Институтом Академии Наук СССР была организована разведочная экспедиция для обследования условий залегания трупов мамонта в пределах Ямальского Национального округа, возглавлять каковую было поручено, по договору, В.Адрианову. Для участия в работе экспедиции ЗИН, им был выделен специальный препаратор В.Фролов. 22-го февраля 1935 г. в составе начальника В. Адрианова, препаратора В.Фролова и не входящей в штат экспедиции А. Телегиной, экспедиция, выехала, из Ленинграда по направлению к гор. Тюмени. Из гор. Тюмени В.Фролов вылетел на самолете в г. Сале-Хард, а В. Адрианов и А.Телегина на автомобиле до г. Тобольска, где надлежало собрать дополнительные сведения о местах нахождения туш мамонта. По окончании работы по сбору сведений дальнейшее передвижение должно было идти либо на самолете, либо на лошадях, но наступающее потепление сделало рискованным ожидание очередного самолета, тем более что желающих лететь на самолете собралось значительное количество, и дальнейшее передвижение, несмотря на затрату большего времени и более тяжелую дорогу, решено было производить на почтовых лошадях или на лошадях артели "Красная веревочка". В. Фролов, вылетевший на много дней раньше, из-за погоды вынужден был задержаться на 10 дней в г.Тобольске, и в Самарово мы прибыли почти одновременно. Зимний путь на лошадях до г. Сале-Харда от г.Тобольска занимает от 15 до 20 дней пути при расстоянии, по всей вероятности, далеко не точно вымеренном, около 1.500 клм. Чем дальше на север идет дорога, тем . реже встречаются населенные пункты и хуже становится дорога, сбитая многочисленными обозами, везущими различные продукты и товары по направлению к г.Тобольску. В деревнях и селениях по дороге часто встречаются хорошая резьба по дереву, как, например в сел. Цингальском, а недалеко от г.Березова можно видеть и национальную женскую одежду у манси. От Самарова дорога часто уходит на р.Обь и идет по много километров вдоль по берегу ее.

Но большие торосы и беспрестанное сползание саней с одной стороны дороги на другую, иногда с очень сильными размахами, чуть не сбивающими оглоблями лошадь, делают переезд на лошадях очень тяжелым, и к нашей большой радости из г. Березова удалось пересесть на самолет и остальную треть пути сделать всего за I,5 часа.

В общем, переезд на лошадях от г.Тобольска до г.Березова, всего на .расстояние 1000 кд., занял 13 дней, а на 14-е сутки мыбыли в г. Сале-Харде. Зимняя экипировка в г.Сале-Харде заняла 4 дня, и 2-го апреля, снова на лошадях, мы выехали дальше на север.

В 40 клм. от г. Сале-Харда в юртах каменных находится первый станок по дороге в Новый Порт. На высоком берегу 2 отдельно стоящие избушки живущих здесь зырян, постоянно переполнены едущими с низа в Сале-Хард и из Сале-Харда в Новый Порт. Однокомнатная избушка набита людьми до отказа и ночевка, несмотря на мороза, происходит около домов, в санях.

Следующий станок – на расстоянии 110 клм. от Сале-Харда также на правом берегу р.Оби. Эхо большой поселок Оксарка. Отсюда дорога переходит на левый берег реки Оби.

Следующий станок находятся в устье р.Щучьей, у фактории Ямбура, и дальнейший путь уже идет по полуострову Я-Малу. Незадолго до Ямбура впервые за всю дорогу стало значительно подмораживать, и к приезду в большой поселок Пуйково, находящийся в 220 клм. от г. Сале-харда, температура упала ниже 40 гр. при сильном ветре, и дальнейшее передвижение пришлось на целые сутки приостановить. От Пуйково до Яр-Сале передвижение происходило при очень морозной погоде, и с саней были сняты железные полозья, сильно тормозящие при езде по сухому, рассыпающемуся снегу. Яр-Сале еще в 1932 г.представлял из себя небольшую торговую факторию с тремя постройками, очень низкими в полуразвалившимися от времени. Но в настоящее время здесь построена культбаза с большим количеством построек, новыми торговыми магазинами в переведен из Нового Порта Ямальский Райисполком. Старые дома бывшей здесь фактории еще сохранились, но полузанесенные снегом среди новых построек они производят впечатление полузаброшенных сараев.

В Яр-Сале собраны некоторые сведения о имеющихся здесь древних памятниках, сделана глазомерная съемка местонахождения с наличием землянок, ныне в значительной части поврежденных постройками, и дальнейшее передвижение к Новому Порту уже происходило на оленях. Перед Новым Портом температура опустилась еще ниже и достигла -45гр.. При наличии ветра последний дань пути был исключительно тяжелым.

В Новом Порту за последние годы построено много новых зданий, население выросло до 1600 человек. С 13 апреля по 4 июля 1935 г.в районе Нового Порта нами была произведена разведка и собран подъемный материал, но условия тундры и очень небольшой промежуток времени после таяния снегов до 4 июля не позволил охватить археологической разведкой пространства болев чем на 20 клм. в радиус от Нового Порта. С 4 июля дальнейшее продвижение к северу происходило на судах Рыбтреста. Чистое пространство воды у Нового Порта к первым числам июля и возможность свободного сообщения между Сале-Хардом и Новым Портом дальше к северу, всего в 40 кдм. было сплошь забито колотым льдом, и судам Рыбтреста только к 10-му июля к вечеру удалось пробиться к мысу Трехбугорному. Мыс Трехбугорный, расположенный у выхода Тазовской губы в Обскую губу, возвышается отвесным обрывом до 70 мтр. высотой, и здесь устроен Обским Рыбтрестом зверобойный промысел для убоя белухи. От Нового Порта до мыса Трехбугорного 180 клм.

Дальнейшее передвижение снова задерживалось наличием льда в Обской губе, вплоть до 18 июля. Во время пребывания на мысу Трехбугорном был обследован берег до 10 клм., в сторона от места расположения зверобойного промысла 1-й и 2-й тони, а так же и вглубь материка. 18-го июля снова удалось продвинуться до следующего пункта зверобойных промыслов, находящегося у мыса Котельникова, где снова высадились, и за время пребывания были осмотрены берега и наблюдался лов белухи. Только к 24-му июля удалось достичь мыса Напалкова – по плану конечный пункт экспедиции. Но в процессе работы выяснилось, что и на последнем пункте зверобойных промыслов, всего в 70 клм. южнее мыса Тарана имеются также остатки ископаемых, и по окончании работы на мысу Напалкова на новой мото-рыбнице «Я-Мал» удалось достичь и этого пункта. Во всех посещенных местах удалось осмотреть берега, но никаких признаков деятельности человека не было обнаружено. В ночь на 31-е июля на горизонте снова показался Новый Порт, а позади остались последние нерастаявшие, уже покрывающиеся утренними заморозками льдины, а 10-го августа были в г .Сале-Харде. Ближайший пароход на юг ранее 25-го августа не ожидался, и свободный промежуток времени был использован для производства разведочной раскопки древнего памятника в устье р. Полуя. 28-го августа экспедиция закончила свою работу и выехала в Ленинград, куда прибыла 4-го октября 1935 г.

Из состава экспедиции 2-го июля выбыл препаратор Фролов, что, к сожалению, в известной степени отразилось на работе экспедиции, так как вся основная летняя работа была проведена только Адриановым и Телегиной. Это обстоятельство лишний раз подчеркивает, что выбор личного состава экспедиций, особенно в районы отдаленные и расположенные за линия полярного круга, исключительно ответственнее дело, и далеко не каждый, желающий участвовать в подобных экспедициях, может быть полезным и физически выдержать до конца работы, как это и случилось в настоящей экспедиции с препаратором Фроловым.

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования