Статьи и обзоры nachodki.ru

В.С. Адрианов Отчет о командировке в Сале-Хард в 1932 г.//Проблемы истории докапиталистических. обществ.-№7-8.-1934:С.173-176

 

Имея от Зоологического института Академии наук СССР поручение произвести в северной части полуострова Я-Мала на берегу Обской губы обследование условий залегания ископаемого китообразного, я проездом через Сале-Хард (б.Обдорск), ныне окружной центр Я-Мало-Гыдаямского ненецкого национального округа, встретился с только что сделанной исключительной находкой целого ряда предметов.

Находка этих предметов была сделана рабочими в 3 км от Сале-Харда, на высоком берегу р.Полуя при рытье траншей для фундамента строящейся здесь аэростанции гидроаэродрома. Рабочие обратили внимание на обилие костей на глубине около 75 см от поверхности почвы и на их странную форму. Рытие траншеи производилось в конце февраля и в начале марта 1932 г.В это время в Сале-Харде температура спускалась ниже 50o.Основным инструментом употребляемым на этой работе, был лом и, следовательно, в выбрасываемых неразбитых комьях мерзлой земли могло оставаться, немалое количество предметов. По мере возможности предметы были собраны сотрудниками аэростанции как из выброшенной земли, так и непосредственно из культурного слоя.

Я имел возможность ознакомиться лишь с теми предметами, которые были найдены до 17 марта. К этому времени их собралось значительное количество и, несмотря на то, что эта находка была сделана при чрезвычайно тяжелых условиях полярной зимы, в узкой полосе траншей строящейся аэростанции, она поражает разнообразием найденных предметов, настолько неожиданных для полярного круга, что дальнейшее обследование этой стоянки является прямой необходимостью.

Начнем наше рассмотрение с предметов, окружающих очаг, как центр, вокруг которого сосредотачивались жизнь и хозяйство. Судя по найденным предметам, мы имеем дело отнюдь не с погребениями, а с жильем, приближающимся к типу землянок. 3десь речь идет лишь о предметах, так как само место находок осталось необследованным. Почти все предметы темно-серого цвета, что объясняется, повидимому, условиями залегания (ср.ладожские находки Иностранцева),так как предметы были найдены под слоем торфа (на глубине 75 см), лежащим на песке. Это отнюдь не исчерпывающее объяснение, так как предметы из шигирских торфяников, в некоторой степени приближающихся к настоящей находке, имеют цвет лишь бледно-коричневый. Большая часть предметов сделана из кости, два предмета из камня, два фрагмента керамики покрыты гребенчато-ямочным орнаментом. Предметов сделанных из металла, не найдено, но, по словам рабочих, ими в начале работы вместе с землей был выброшен сильно разрушившийся неопределенный предмет зеленого цвета, который вторично найти не удалось. В числе других предметов найден крюк для подвешивания над костром котла, сделанный из кости и покрытый геометрическим орнаментом. Как вещь, редко встречаемая среди древних находок, он представляет большой интерес, особенно здесь, на севере, в таком исключительном комплексе, при отсутствии поделок из металла. Подобные крюки из дерева или железа широко распространены среди народов нашего севера, но отделка орнаментом самого крюка ныне не встречается.

Предметы второй группы сделаны из костей крупных животных и по форме приближаются к ложке. Таких предметов 5. Дальше идет очень грубо сделанный из камня предмет, имеющий пастообразную форму, длиною в 25 см. Наконец, особо стоящая для этих мест верхняя часть небольшого, ручного каменного жернова (20 см в диаметре).Одна сторона его плоская, с отверстием в центре, 2 см в диаметре, другая сторона выпуклая, полукруглая, с отверстием, в 5 см в диаметре (таким образом, отверстие в разрезе представляет форму усеченного конуса, суживающегося к плоской, рабочей стороне). До последнего времени в районе Сале-Хард земледелия не было, и лишь за последние годы делаются первые попытки отдельных энтузиастов (метеоролог Чубынин) ввести "снова" широко земледелие. Поэтому необходимо развернуть работы по исследованию здесь жизни древнего человека для выяснения наличия в прошлом земледелия.

К предметам, имеющим близкое отношение к очагу, относятся два фрагмента керамики. Подобная керамика имеется в довольно значительных количествах у Сале-Хард и в его окрестностях, где она известна давно, находима совместно с орудиями из кремня и определяется как неолитическая.

Среди найденного материала имеется чаша (при извлечении из земли разбита на части) из кости какого-то очень крупного животного,15 см в диаметре и 10 см высотой, грубо сделанная, со стенками толщиной от 0,5 до 1 см.

Кроме находок в окрестностях Сале-Хард, известны и другие находки в пределах, Я-Мало-Гыдаямского ненецкого национального округа, о чем будет сказано несколько ниже. Из находок заслуживают большого внимания два гребня, сделанные из бивня мамонта и гребень, длиною 10 см, имеющий 6 зубьев, в верхней своей части украшен головой оленя (?). Голова оленя лежит на спине гребня и украшена с левой стороны тремя ломанными линиями, средняя из которых прерывается. В центре над спинкой уже непосредственно в голове оленя имеется сквозное отверстие. Изумительная сохранность этого гребня и.отделка могли бы вызвать предположение о принадлежности его к скифо-сибирским поделкам, но окружающий этот гребень комплекс предметов этой находки опровергает это предположение.

Второй гребень имеет всего 4 зуба, почти в половину короче, отверстия не имеет, правда, на верхней части спинки мы имеем с одной стороны украшенное резным геометрическим орнаментом врезное углубление, с неясным назначением. Этот гребень грубее первого, но из равноценного материала.

Дальше идет ряд предметов, сделанных из кости, подчеркивающих значительную роль ее у насельников этих мест в прошлом: во-первых, клин из плотной кости (бивень мамонта),во-вторых, проколка из трубчатой кости, в-третьих, поделка, выдолбленная из ребра несколько вогнутого для вставки в выдолбленное пространство каменного или металлического скребла (ср. современные подобные орудия для обработки кожи, в частности чукотские),служащего для обработки кожи; поделка имеет 25 см длины и 3 см ширины; плоская, толщиной в 1 см; в-четвертых, сделанный из кости нож. Перечисленные орудия имеют сравнительно небольшую применимость, и можно ждать в дальнейших находках еще ряд специального назначения орудий, а, следовательно, можно говорить о сравнительно большом ассортименте имевшихся в распоряжении людей этого общества орудий производства. Дальше идет ряд наконечников стрел различной формы и величины, один из которых, 19,8 см, мог принадлежать дротику или копью. Такой же величины, из подобного же материала наконечники имеются у стрел современных чукоч. Всего наконечников стрел 12,из которых выделяются своей тщательной отделке два наконечника. Одна из стрел напоминает своей формой неолитическую фигурную стрелку из кремня, а другая, самая маленькая, производит впечатление, сделанной из металла. Как и указывалось выше, все наконечники стрел сделаны из кости.

Заканчивая рассмотрение предметов из этой исключительно ценной стоянки, следует указать, что имеется еще ряд предметов неясного назначения в виде прямоугольных пластинок, сделанных из кости,8 см длиной и 2,5 см шириной, с двумя парами удлиненных небольших отверстий на концах толщиной от 1 до 3 мм. Среди собранного костного материала имеется одна кость, которую сотрудники Бактериологического института в Сале-Хард определили как пястную кость задней ноги оленя. При сравнении с подобной же костью современного крупного экземпляра ямальского самца-оленя, находящегося среди коллекций Бактериологического института, кость из стоянки оказалась значительно крупнее. Здесь возможны несколько причин, одна из которых - мельчание современного уральского оленя, а другая - то, что современные олени к югу от Сале-Хард у остяков и вогулов, так называемые "избяные олени", значительно крупнее ямальских, т.е. нахождение в совершенно отличных условиях жизни по сравнению с тундровыми ямальскими дает возможность оленю развиваться другим путем. Следует упомянуть, что в северной части полуострова Я-Мала водятся дикие олени, и ненцы, в целях освежения своих стад случают домашних оленей с дикими. Сказать что-либо определенное при единичной находке невозможно, но в связи о этим встает вопрос об укрупнении современного оленя, связанный с изменением быта ненцев и влиянием образа жизни владельцев стад на таковые при переходе на оседлый образ жизни (остяки и др.).

Еще сравнительно в очень недавние времена на северной части полуострова Я-Мала (73 гр.с.ш.) имелись налицо несколько иные формы жизни, чем сейчас и, по рассказам ненцев, их деды застали еще людей с низким культурным уровнем, живущих в землянках. Ненцы не считают для себя зазорным доставать из могильных небольших насыпей бронзовые изделия и украшать себя ими, благодаря чему на некоторых поясах у ненцев часто находятся древние поделки типа чудских. Кроме того, в 1928 г. т.Чернецовым было подвергнуто обследованию несколько археологических объектов, в числе которых были обследованы и землянки. В собранном материале имеется, кроме керамики, много поделок из железа, как например, наконечники стрел, поделки из дерева и т.п. Наконечники стрел в условиях даже современных насельников этого района не являются предметами неизвестными, и лук можно встретить и сейчас, но наконечники, сопровождаемые керамикой, приобретают несколько иное значение.

Остатки землянок по полуострову Я-Малу, главным образом по морским берегам, разбросаны в весьма значительном количестве и притом не в одиночку, а группами, что ни в коем случае не подходит к образу жизни ненцев, которые лишь в редких случаях, каслая, объединяются одним чумом, реже двумя или тремя, благодаря чему некоторыми исследователями объяснялось слово "самоед" древним русским "самоедин", т.е. сам один. К сожалению, до сих пор на всей громадной территории полуострова Я-Мала мы имеем заведомо только три точных пункта с землянками (мыс Тиутей-Сале – берег Карского моря, Хаэ-сале - пролив Малыгина и у фактории Ярсале, где с 1932 г. имеется сельсовет у берега Обской губы, недалеко от устья р.Оби).

Кроме землянок на полуострове Я-Мале встречаются остатки керамики и кремня на песчаных выдувах по берегам бесчисленных здесь рек. Одна из таких стоянок была найдена в районе озера Ярро-то в 1931 г. ветеринарным фельдшером Обдорского бактериологического института Тихоновым, и среди собранного материала, находящегося ныне в институте, имеется, кроме основного материала – орнаментированной керамики, несколько осколков кремня, 2-3 мелких боковых отщепа и одно трапециевидное орудие, приближающееся к орудиям типа микролитической индустрии. Имеются стоянки и на правых берегах Обской губы, главным образом в районе Тазовской губы и к югу от нее, по берегу Обской губы. В последнем случае Новицким сделано сравнение с керамикой Ладожского озера, относящее обскую керамику к концу неолита или началу бронзы, а найденные здесь металлические находки – к поздним, не имеющим отношение к керамике.

Вот по существу и все, что известно о стоянках и памятниках материальной культуры прошлого этого района, исключая Сале-Хард, где мы имеем несколько большие материалы и где производились неоднократно сборы материалов, хранящихся ныне в музее Сале-Хард.

В довольно значительном количестве материалы хранятся в музее антропологии и этнографии АН СССР и часть из раскопок С.Руденко, очень поздних и относящихся к остякам, в Этнографическом отделе Русского музея. Несколько южнее Сале-Хард имеются более точные и полные указания и описания памятников материальной культуры. Один из интереснейших моментов - это указание на то, что в месте, называемом Мало-Атлымской юртой, сохранились в кучах мусора керамика, кости, поделки из бересты и большое количество окалины и болотной руды.

Этот факт отнюдь не является единичным, и можно быть уверенным, что при систематической работе этот район даст много чрезвычайно ценных находок и доказательств быта некогда живших здесь людей. Такие большие, участки земли, какими являются Явай-Сале, берега Гыдаямского залива и весь участок земли между Обской и Енисейской губами, не говоря уже о таких гигантских районах, выходящих из пределов Я-Мало-Гыдаямского ненецкого округа, каким является Таймыр, по существу - белые пятна, и никаких известий о существовании там человека в древности нет. Это отнюдь не значит, что там не было человека: как раз примеры полуострова Я-Мала и часть южных берегов Тазовской губы убеждают нас в существовании в этих районах древнего человека.

Как видим, даже самый крайний Север носит следы пребывания древнего человека. В районе Сале-Хард мы имеем климатические условия, вполне подходящие для земледелия. В настоящее время климатически возможная граница земледелия, по Г.Г.Селянинову, проходит в районе Сале-Хард по границе полярного круга. Дальше она чрезвычайно затрудняется и по берегам Царского моря и северным оконечностям полуострова Я-Мала, в тех местах, где ныне находятся землянки с керамикой, земледелие невозможно как раньше, так и сейчас, так как короткий вегетационный период не дает возможности чему-либо вызревать. Как было раньше указано, в районе Сале-Хард благодаря большой континентальности климата земледелие было вполне возможно и не только в отдаленные времена, но и значительно более поздние. Еще в 1857 г. приводилось одно очень веское основание, что земледелием не занимаются, только потому, что выгоднее заниматься торговлей, а хлеб привозить.

Местонахождение в настоящий момент описанный выше интересной коллекции неизвестно, так как товарищи, нашедшие и сохранившие ее, выехали из Сале-Хард в другие районы Союза, а местные органы, хотя и были предупреждены о ценности этой находки, ничего не предприняли для ее сохранения.

Список литературы:

  1. В.М.Новицкий Дюнные стоянки в дельте р.Оби
  2. Р.К.Кольс Река Таз и (Тасу-ям),1930г.
  3. И.О.Поляков Письма и отчеты о путешествии в долину р.Оби от Академии наук, Спб., 1888г.,
  4. И.Эйхфельд Проблемы земледелия на крайнем Севере. Советский Север, 1931г.,№ 5,стр.46-62.
  5. Абрамов Описание Березовского края, 1857 г.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования