Все для Joomla . Бесплатные шаблоны и расширения.

П.А. Косинцев, Т.В. Лобанова. Крупные млекопитающие лесотундры Западной Сибири в конце позднего голоцена // Четвертичная палеозоология на Урале:Сб. научных трудов. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2003. С. 171-176.

П.А. Косинцев, Т.В. Лобанова Крупные млекопитающие лесотундры Западной Сибири в конце позднего голоцена

Опубликовано в: Четвертичная палеозоология на Урале:Сб. научных трудов.- Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2003. С. 171-176.

На основе изучения костных остатков из археологических памятников XII-XVIII вв. н.э. охарактеризована фауна крупных млекопитающих лесотундровой зоны Западной Сибири. Наиболее многочисленными видами были северный олень и заяц. Виды лесной зоны (белка, лось, бурый медведь) были очень малочисленны. Особенностью её состава было наличие речного бобра и соболя, которые были истреблены человеком в XIX веке.

Изучение териофауны конца голоцена представляет значительный интерес в связи с тем, что в это время значительно возрастает влияние антропогенного фактора на биоту в целом и на промысловые виды млекопитающих - в особенности. Не была исключением и лесотундра Западной Сибири. В результате освоения данной территории русскими резко увеличилась промысловая нагрузка на популяции млекопитающих, и прежде всего пушных видов – соболя, бобра, песца, лисицы (Кириков, 1960).

До последнего времени данные о териофауне лесотундры в изучаемый период практически отсутствовали. Сейчас в результате археологических исследований на р. Полуй (руководитель работ Н.В.Федорова), Надымского городка (руководитель работ О.В.Кардаш) и русского города Мангазеи (руководитель работ Г.П. Визгалов) получены первые репрезентативные данные о крупных млекопитающих лесотундры Западной Сибири в конце голоцена. Наиболее многочисленная выборка получена из Надымского городка (см. таблицу), который находится на р. Надым (Ямало-Ненецкий автономный округ, Надымский район), в 25 км выше ее устья (66*03'с.ш., 72*00'в.д.), в подзоне лесотундры. Коллекция костных остатков из этого местонахождения хранится в Зоологическом музее ИЭРиЖ УрО РАН под № 927.

По дендрохронологическим данным (Шиятов и др., 2000) и письменным источникам (Вершинин, 2000) установлено, что городок был заселен с середины XII в. по 1730 год. Это соответствует фазе 3 субатлантика (SA-3). В климатическом отношении этот период приходится на конец климатического оптимума позднего голоцена (XI - XIII вв.), переходный период (XIV в. – середины XV в.) и первую половину «малого ледникового периода» (середина XV в. – середина XIX в.) (Гриббин, Лэм, 1980). Культурный слой городка ежегодно размывается весенним паводком, в результате чего на берегу остается большое количество костей. Ежегодно эти кости собирали, одновременно укрепляли обнажения культурного слоя, после чего его разрушение уменьшалось, и соответственно уменьшался объем выборки (см. таблицу).

Видовой состав современной фауны и костных остатков из Надымского городка *

Вид
1998 г.
1999 г.
2000 г.
2001 г.
2002 г.
XX в.
Заяц Lepus timidus  
1296/62
1189/61
501/ 24
86 / 13
+
Белка Sciurus vulgaris  
2 / 1
10 / 2
8 / 2
1 / 1
+
Бобр Castor fiber  
42 / 3
16 / 2
4 / 1
4 / 1
-
Кит Balaena mysticetus
1 / 1
       
+
Волк Canis lupus  
11 / 2
5 / 1
6 / 1
 
+
Песец Alopex lagopus  
1194/88
645/ 53
258/ 17
35 / 5
+
Лисица Vulpes vulpes  
41 / 3
40 / 2
51 / 5
3 / 1
+
Медведь бурый Ursus arctos  
2 / 1
     
+
Соболь Martes zibellina  
384 / 23
100 / 13
35 / 7
5 / 1
-
Горностай Mustela erminea  
10 / 6
5 / 2
3 / 1
2 / 1
+
Ласка Mustela nivalis          
+
Росомаха Gulo gulo  
18 / 3
11 / 1
8 / 1
1 / 1
+
Выдра Lutra lutra          
+
Нерпа Phoca hispida  
5 / 1
7 / 1
6 / 2
 
+
Лось Alces alces  
3 / 1
 
1 / 1
1 / 1
+
Северный олень Rangifer tarandus
79 / 2
632 / 16
310 / 12
170 / 6
36 / 1
+
Собака Canis familiaris  
40 / 4
18 / 2
6 / 1
1 / 1
+
Свинья Sus scrofa f.domestica  
7 / 1
     
+
Млекопитающие , ближе не определимые, Mammalia indet.  
326
453
216
109
 

* В числителе – количество костей, в знаменателе – минимальное количество особей.

Как правило, кости вымываются из всей толщи культурного слоя, и соответственно их состав характеризует фауну за весь период его формирования. Таким образом, полученная выборка характеризует фауну крупных млекопитающих лесотундры Западной Сибири последней фазы субатлантического периода голоцена.

Результаты археологических исследований (Вершинин, 2000; Кардаш, 2002) свидетельствуют, о том, что в городке жило только коренное угро-самодийское население. Основой его системы жизнеобеспечения были охота и рыболовство. Характерной чертой этой системы является неизбирательный характер добычи основных промысловых видов, т. е. соотношение добытых видов близко к их соотношению в природе (Косинцев, Стефанов, 1989). Население городка вело также товарный промысел пушных видов для обмена шкурок на товары у русских купцов и для уплаты ясака. Наибольшая численность населения в городке была с конца осени до начала весны.

Характер сохранности костных остатков соответствует типу утилизации добытых животных. Наиболее раздроблены кости северного оленя. Часть из них имеет следы разрубания, около 20% погрызены собаками. Кости бобра так же в большинстве разбиты. Большая часть костей зайца целые, а кости песца, соболя, горностая и собаки почти все целые. Небольшое количество костей имеет следы действия пищеварительных ферментов. Все отмеченные выше особенности сохранности костей проявляются в сборах каждого года. Видовой состав в выборках разных лет существенно не различается, а состав группы наиболее многочисленных видов остается неизменным (см. таблицу). Все виды, количество остатков которых более 10, представлены костями всех отделов скелета. Это свидетельствует о том, что они добывались относительно недалеко от поселения. Это касается и нерпы, так как она обитает в Обской губе и периодически заходит в крупные реки («Млекопитающие Советского Союза», 1976), в том числе и р. Надым.

Единственный вид, который, вероятно, не добывался человеком – крупный кит. Ему принадлежит фрагмент не приросшего диска поясничного позвонка. Рассматриваемый нами район входит в ареал только одного вида крупных китов – гренландского (Томилин, 1957), поэтому эта находка отнесена к данному виду. На берегах Обской губы известно несколько находок погибших гренландских китов (Добринский, Кряжимский, 1995). Вероятно, эта кость принадлежала одному из таких животных и была найдена жителями городка во время их летних кочевок вдоль побережья губы.

Домашние животные представлены тремя формами: собакой, свиньей и северным оленем. Судя по размерам костей, собаки были двух размерных групп: средних размеров, типа современных оленегонных или не очень крупных зверовых лаек, и более мелкие. Аналогичные находки известны и из других местонахождений конца позднего голоцена (Косинцев, 2000). Кости домашней свиньи происходят из слоя, датируемого XVII-XVIII вв., так как этот вид был привезен на север Западной Сибири русским населением. Вместе со свиньей в самом конце позднего голоцена в лесотундровую зону ими были привнесены крупный рогатый скот и лошадь (Косинцев, 2002). Заключение о наличии остатков домашней формы северного оленя сделано на основании косвенных данных. Среди археологических материалов из раскопок городка есть элементы оленьей упряжи. Аналогичные находки на этой территории известны из местонахождений, начиная с начала позднего голоцена (Мошинская, 1953). Это позволяет обоснованно говорить о содержании домашних оленей жителями городка на протяжении всего времени его существования.

Выборка остатков северного оленя состоит из костей домашней и дикой форм, так как последняя – зональный элемент териофауны лесотундры. Но различия в морфологии или размерах костей между дикой и домашней формами не известны, поэтому определить точное соотношение их остатков сейчас невозможно, однако можно оценить примерное их соотношение. По письменным источникам известно, что крупностадное оленеводство в Западной Сибири начинает формироваться в XVII-XVIII вв. (Крупник, 1989). До этого времени у коренного населения домашних оленей было немного и не все семьи их имели. Большую роль в их хозяйстве играла охота на дикого северного оленя. Городок существовал с середины XII в. до начала XVIII в., т. е. в период мелкостадного оленеводства. Осенью откочевывают в лесотундру, дикие олени из тундры, вслед за ними в городок приходила большая часть его жителей, которые зимой вели их добычу. Таким образом, учитывая малочисленность домашнего оленя и интенсивный промысел дикого, можно полагать, что большая часть костных остатков принадлежит дикой форме.

Дикие виды наземных млекопитающих по количеству найденных остатков можно разделить на пять групп. Первую группу составляют очень многочисленные виды – песец и заяц, доли которых составляют 42% и 31% всех остатков диких видов соответственно. Во вторую группу входят многочисленные виды – северный олень (16%) и соболь (7%). Как отмечалось выше, первый вид представлен домашней и дикой формами, но доля остатков последней значительно больше, чем первой, поэтому дикий северный олень попадает в группу многочисленных видов. Третью группу составляют обычные виды, к которой можно отнести лисицу (2%). Четвертая группа – группа редких видов - включает бобра (0,9%), росомаху (0,5%), белку (0,3%), волка (0,3%) и горностая (0,3%). Пятую группу составляют очень редкие виды, к которым относятся бурый медведь (менее 0,1%) и лось (менее 0,1%).

Полученное распределение видов по группам не вполне соответствует их численности в природе. Как уже отмечалось ранее, промысловые усилия охотников городка были направлены в основном на отлов наиболее ценных пушных видов (соболь, лисица, бобр), чем менее ценных (песец, бурый медведь) и малоценных (горностай, белка, росомаха, волк). Тем не менее, соотношение крупных хищников в промысловой выборке и зимой в лесотундре, вероятно, совпадают: доминирует песец, значительно меньше лисицы, волка и росомахи и очень мало бурого медведя. Соотношение остатков видов, добывавшихся в основном для получения мяса, вполне согласуются с их соотношением в природе: очень многочислен заяц, многочислен северный олень и очень мало лося.

Видовой состав фауны из городка и современной фауны крупных млекопитающих лесотундры (Гашев, 1996) несколько различается. В современной фауне отсутствуют бобр и соболь, но имеются ласка и выдра (см. таблицу). Отсутствие находок костей ласки и выдры, вероятно, связано с разными причинами – ласка не добывалась населением городка, а численность выдры была очень низкой, и если она и добывалась, то в единичных экземплярах.

Териофауна лесотундры как переходной зоны между тундрой и тайгой характеризуется сочетанием зональных видов той и другой зон. Однако типично лесные виды (белка, бурый медведь, лось) как сейчас, так и в конце позднего голоцена были малочисленны. Структура современной фауны крупных млекопитающих лесотундры и конца позднего голоцена аналогичны. Различия видового состава между ними связаны с промысловой деятельностью человека. Можно полагать, что современный облик фауна крупных млекопитающих приобрела не позднее фазы субатлантик 3 (SA-3).

Авторы выражают благодарность археологам Г.П.Визгалову, О.В.Кардашу, С.Г.Пархимовичу, Н.В.Федоровой за предоставленные археозоологические коллекции и А.А.Воробьёву за помощь в сборе материала.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  • Вершинин Е.В. Надымский городок в XVII веке и русское освоение Северо-Западной Сибири (по материалам письменных источников) //Русские старожилы. Тобольск – Омск, 2000. С. 28-31.
  • Гашев С.Н. Териофауна Тюменской области и ее охрана //Состояние териофауны в России и ближнем зарубежье. Труды Международного совещ. (1-3 февраля 1995 г., Москва). М., 1996. С.83-90.
  • Гриббин Дж., Лэм Г.Г. Изучение климата за исторический период // Изменения климата. М., 1980. С. 102-121.
  • Добринский Л.Н., Кряжимский Ф.В. Морские млекопитающие // Природа Ямала. Екатеринбург, 1995. С. 368-373.
  • Кардаш О.В. Материальная культура остяков Надымского городка// Северный археологический конгресс. Екатеринбург – Ханты-Мансийск, 2002. С. 318-320.
  • Кириков С.В. Изменения животного мира в природных зонах СССР: лесная зона и лесотундра. М.: Изд-во АН СССР, 1960. 156 с.
  • Косинцев П.А., Стефанов В.И. Особенности хозяйства населения лесного Зауралья и Приишимской лесостепи в переходное время от бронзового века к железному//Становление и развитие производящего хозяйства на Урале: Сб. науч. трудов. Свердловск: УрО АН СССР, 1989. С. 105-119.
  • Косинцев П.А. Костные остатки из города Мангазеи// Культура русских в археологических исследованиях. Омск, 2002. С. 73-75.
  • Косинцев П.А. Промысловая деятельность населения и млекопитающие севера Западной Сибири в голоцене //Научный вестник. Вып. 3. Салехард, 2000. С.57-65.
  • Крупник И.И. Арктическая этноэкология. М.: Наука, 1989.
  • Млекопитающие Советского Союза. Под ред. В.Г. Гептнера. М.: Высш. шк., 1976. Т.2.Ч.3.720 с.
  • Мошинская В.И. Материальная культура и хозяйство Усть-Полуя //Древняя история Нижнего Приобья. М., 1953. С.72-106.
  • Томилин А.Г. Звери СССР и прилежащих стран. Т. 9. Китообразные. М.: Изд-во АН СССР, 1957. 756 с.
  • Шиятов С.Г., Мазепа В.С., Хантемиров Р.М., Горячев В.М. Итоги и перспективы использования дендрохронологического метода для датировки археологических, исторических и этнографических памятников на территории ЯМАО // Научный вестник. Вып. 3. Салехард, 2000. С.49-56.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования