Шаблоны Joomla 3 тут

Федорова Н.В. О человецех незнаемых в Восточной стране. Ямальский Север с точки зрения археолога.// Тобольск и вся Сибирь. Лукоморье. Тобольск, 2005.С.203-204

Ямальский север до второй половины 20 века - безраздельное владение ненцев, кочующих со своими стадами с севера на юг осенью, и с юга на север весной; ненцев, освоивших весь полуостров вплоть до его северных побережий. Невозможно представить себе тундру без чумов, оленьих стад, плывущих на горизонте аргишей… Но насколько ярко явление, настолько темна его история, и чем древнее, тем меньше реальных фактов и больше фантазий.

Окружающий мир впервые узнает население тундры в летописном рассказе, датированном XI веком, в котором лишь упоминается Самоядь, которая соседит с Югрой «на полуночных странах». Через 400 лет, в XV веке в Сказании «О человецех незнаемых в Восточней стране» описываются «люди самоедь», причем наряду с подлинными реалиями северного быта («А ядят мясо оление да рыбу… А в землю не хоронят… А люди резвы, не велики ростом, плосковиды, носы малы, а ездят на оленях. А платье носят соболье и оление. А торг у них соболи») много места занимают характерные для средневековой книжной культуры «чудеса» («над морем же есть иная самоядь: по пуп мохнаты до долу, а от пупа вверх как и прочие человецы… над тем же морем иная самоедь таковы. Вверху рты, рот на темяни, а видение в пошлину человечье. А когда едят, и они крошат мясо или рыбу, да кладут.. под шапку»). В середине XVII в. обитатели тундры были для русских все еще преимущественно «воровской самоядью», которая нападала на их кочи, передвигавшиеся по Мангазейскому морскому ходу. И только в 30-е годы XVIII века в результате Академических экспедиций появились более-менее реальные описания народов, живущих на севере Западной Сибири: остяков и самоедов.

Ненцы о древнем населении тундры рассказывают следующее. Раньше жили в тундре сихиртя, люди небольшого роста, со светлыми глазами. Сихиртя обладали многими умениями, не свойственными современным ненцам, так, например, они умели плавить металл и изготавливать украшения из него. Судя по легендам, сихиртя жили раньше в чумах и имели оленей, правда, не говорится, что они их пасли, но они на них ездили. А потом земля перевернулась, или случился потоп, и теперь сихиртя живут под землей, пасут мамонтов. Иногда ночью они выходят на землю и даже вступают в различные отношения с людьми. Женщин сихиртя узнают по звону, который издают их металлические украшения. Во многих легендах обращает на себя внимание деяния сихиртя, которые свойственны культурным героям – предкам в мифологиях многих народов, и, в конце концов, некоторые из них становятся богами. А у ненцев существует особое отношение к древним украшениям, которые они иногда случайно находят – их привешивают к поясу или хранят как-нибудь иначе.

Археология тундровой зоны Евразии еще не выстроилась в систему фактов, прочную базу для исследователя тех или иных проблем. Следы древнего населения представляют собой пунктир, а не сплошную линию, хотя отдельные черты этого пунктира проступают все яснее и яснее…

В 1995 году, приступая к раскопкам поселения Тиутей-Сале на северо-западном побережье полуострова Ямал, мы еще не знали, что нас ждет: остатки сихиртя в их подземных жилищах или культура западносибирских морских зверобоев с гарпунами и кожаными каяками. И то, и другое казалось интересным, немного романтичным и научно заманчивым. Действительность – как всегда – оказалась проще, суше, но логичней красивых легенд. Первым делом выяснилось, что подземные жилища в тундре проблематичны из-за влаги, которая выступала, едва снимались первые дециметры грунта. И те, кто хотел бы построить здесь жилище с углубленным котлованом, должны были тратить уйму сил на дренажные работы. Вторым разочарованием явилось полное отсутствие зверобойных орудий и малое количество костей морских животных. А дальше началась нормальная работа по отбору фактов, их систематизации, классификации, интерпретации и прочим атрибутам научного поиска.

Эта работа продолжилась на городище Ярте VI на р. Юрибей, казалось бы, классическом варианте «сопки сихиртя» – после открытия памятника экспедицией А.В.Головнева именно с этими волшебными подземными обитателями связывали местные жители остатки древнего поселения. Там мы обнаружили остатки жилищ и всего комплекса оленеводческого быта: оленья упряжь, масса орудий для обработки шкур и кожи, детские игрушки – нарты, луки. 99 % костей, оставленных на поселении, принадлежали северному оленю.

С тех пор вот уже десять лет каждый год прирастают научные факты, одевая плотью легендарный костяк «человецей незнаемых». Мы прослеживаем шаг за шагом историю освоения полуострова, становление оленеводческого хозяйства, формирование ненецкого этноса и его традиционной культуры. Мы убедились, что освоение пространств открытой тундры началось только тогда, когда человек вполне освоился с оленьим транспортом – иных возможностей пересечь полуостров не было вплоть до появления вертолетов. Наши коллеги – палеозоологи – выяснили, что все остатки костей млекопитающих и птиц, а также ягод, трав и других природных компонентов, свидетельствуют о проживании здесь людей в теплое время года. Практически, все новые памятники археологии, которые мы находили в тундре, локализовались на маршрутах кочевий современных ненцев, не оставляя камня на камне от теории «досамодийского прибрежного зверобойного населения» по типу эскимосов Восточной Сибири и Аляски. В древности – как и сейчас - люди выбирали для своих стоянок песчаные холмы, оставляя на них обломки своей посуды, куски медных котлов или даже потерянные украшения (железки сихиртя), потому что только на этих песчаных холмах было достаточно сухо, чтобы поставить переносное жилище - чум. Все эти остатки древней жизнедеятельности заносили перевеваемые ветрами пески, потом они снова оказывались на поверхности, их находили следующие обитатели песчаных холмов, которые рассказывали друг другу легенды о подземных жителя сихиртя…

Так кто же эти «человеци незнаемые» западносибирских тундр? Откуда пришли ненцы со своей кочевой оленеводческой культурой и в каких отношениях родства или не родства они находятся с легендарными сихиртя? Археологические факты говорят следующее. Заселение тундры шло постепенно. Людей вынуждали сдвигаться все дальше на север и адаптировать свою жизнь к его суровым условиям многие факторы: относительное перенаселение более южных таежных районов; приток мигрантов из других регионов, откуда их вытесняли победившие в войнах различного масштаба: по мнению Е.В.Переваловой «средневековое Северное Приобье представляло собой театр непрерывных военных действий»; да и просто тяга к освоению новых пространств, свойственная роду человеческому отнюдь не только в новое время. Люди, использовавшие оленя как транспортное средство к тому времени уже около пятисот лет - с I в. до н.э., наращивали свои стада, так как только с оленьими стадами они могли кочевать с юга на север, дважды в год совершая дальние переходы, как и современные ненцы. Формировалась новая культура со всей ее атрибутикой – чум, нарты, набор утвари, тип одежды, погребальный обряд – «в землю не хоронят» удивляется источник XV века. Попробуйте выкопать яму в мерзлоте.

Кочевая культура подвижна, а тундра в чем то подобна степи – летят по ней упряжки, как летят по степи конники, в любую сторону, куда душа пожелает или нужда погонит. Сегодняшние соседи завтра становятся родственниками или врагами, население постоянно перемещается, перемешивается, обменивается, воюет, заключает браки – и вот в результате, через многие века однажды осознает себя единым народом с единой культурой, ненцами-оленеводами.

Растения в тундре не имеют глубоких корней, но их сообщества цепко держатся за холодную северную землю. Олени тысячелетиями ходят по тундре с юга на север и обратно. Человек ходит за оленями, и ему кажется, что корни его также неглубоки, как у тундровых растений. На самом же деле он связан с этой землей тысячелетиями жизней своих предков. И не «человеци незнаемые» осваивали тундру и учились пасти оленей, а предки тех, кто это делает из года в год теперь. В их жилах течет кровь одной из ветвей их легендарных предков – сихиртя.

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования