Шаблоны Joomla здесь

[А.Г. Брусницына. Поселение Полярный круг и Нижнеполуйский археологический микрорайон зеленогорского времени // Научный вестник. Вып.4 (35). Обдория: история, культура, современность. Салехард. 2005. С.3-9]

 

Что такое памятники зеленогорского типа в Нижнем Приобье?

Зеленогорский этап первоначально был выделен В.Н. Чернецовым в 1953 г. как «доустьполуйский этап» раннего железного века в хронологических рамках первой пол. I тыс. до н.э. и географических рамках Нижнего и Среднего Приобья. Название ему было дано по материалам поселения Зеленая Горка, расположенного в современной черте г. Салехарда. Хронология зеленогорских памятников была кардинально пересмотрена в начале 1990-х гг. и на основании памятников, раскопанных в Сургутском Приобье, сегодня этап определяется в рамках VI-VII вв. н.э.

Притом, что в Нижнем Приобье известно уже большое количество памятников зеленогорского времени, до сих пор мы не имели возможности полноценно сравнивать северные материалы этого периода с материалами, происходящими из Среднего Приобья, Среднего Прииртышья (потчевашская культура), Томско-Нарымского Приобья (релкинская культура) и лесного Зауралья. Даже эпонимный памятник этапа (поселение Зеленая Горка) не может в полной мере предоставить информацию о характере поселений и типе хозяйства в зеленогорское время. Раскопки на этом памятнике О.В. Малоземовой в 1996, 1997 и 1999 гг. показали, что основной культурный горизонт его относится к XII-XIV вв. н.э., а собственно зеленогорский – сильно поврежден более поздними перестройками и современными разрушениями, так что ранние объекты не информативны. Однако за последние годы на севере Западной Сибири получены новые материалы, дающие возможности проводить некоторые реконструкции относительно хозяйства и культуры населения Нижней Оби в это время.

Только на территории ЯНАО сегодня известно более 40 памятников зеленогорского времени. Среди них 6 городищ и 10 поселений, расположенные преимущественно в северо-таежной зоне округа, и множество кратковременных стоянок в тундровой части п-ва Ямал. Раскопками в разном объеме исследовались 10 памятников. Городища известны мысовые (Вытвожгорт) и круговые, многоплощадочные (Несьеган II). Городища характеризуются мощной обороной, однако все они известны только по разведочным сборам, и нельзя быть до конца уверенным, что оборонительные системы их не относятся к более поздним периодам. Примером этому может служить городище Питлярское в Шурышкарском районе ЯНАО, оборонительная система которого была возведена не ранее 8 века на поселении зеленогорского этапа. Данные о планировке построек получены лишь на трех памятниках региона. В целом период характеризуется мощной подвижкой населения в северные районы п-ва Ямал, резким увеличением числа памятников, как стационарных, так и временных, сезонных. Возможно, также в этот период произошло обособление части населения, осевшего в тундровой зоне, оставившего памятники с тиутейсалинской керамикой.

В задачи данной статьи не входит решение в целом зеленогорской проблематики на материалах Нижнего Приобья, а лишь публикация нового источника и некоторых связанных с ним соображений, которые могут иметь большое значение в дальнейшей разработке обозначенного круга проблем.

Поселение Полярный Круг

Памятник находится на правом берегу р. Полуй, на территории г. Салехарда, в микрорайоне «Мостострой». Поселение занимает округлый мысовидный участок коренной надпойменной террасы р. Полуй, в устье безымянного ручья, протекающего по дну глубокого и обширного залесенного оврага, на его правом берегу. Поселение находится не более чем в 70 м к востоку от береговой линии р. Полуй, тем не менее, берег здесь столь плотно застроен, что подходы к воде практически отсутствуют. По берегу сделаны подсыпки и установлены многочисленные промышленные пристани с примыкающими складами, настилами, эстакадами и т.п.

Непосредственно на мысу, в восточной и южной частях его верхней площадки находятся котельная и пожарный водоем, площадь перед ними асфальтирована. Находки и сохранившиеся культурные напластования обнаружены на юго-западном склоне мыса, свободном от застройки. Южный, наиболее крутой, склон памятника в настоящее время осыпается, здесь развивается ветровая эрозия. Площадка памятника покрыта травянистой луговой растительностью, вперемежку с зеленым мхом, кустарничками (багульник, брусничник, голубичник) и кустарниками (шиповник). На пологих задернованных склонах произрастают ерник, ива, ольха. На площадке и склонах мыса растут немногочисленные отдельные деревья березы.

Памятник обнаружен летом 1997 года автором статьи. В 2000 г. нами предпринято детальное обследование памятника и заложен рекогносцировочный раскоп площадью 16 кв.м с целью выяснения характера культурного слоя, стратиграфии и определения датировки и культурной принадлежности поселения.

Раскоп был разбит на относительно нетронутой части памятника, на юго-западном склоне мыса, на свободной от кустарников и деревьев площадке. В раскопе выявлена следующая стратиграфия:

А. Основные слои:

1 — дерновый и верхний мешаный слой. Дерн в разных частях раскопа менялся от плотного, мощного, пронизанного корнями кустарничков до почти не улавливаемого, состоящего из зеленого мха. Местами дерн был перемешан с наслоениями серо-желтого пестроцветного песка с остатками бытового и строительного мусора — верхний мешанный (насыпной) слой. Мощность от 4 до 20 см;

2 — желто-серый пестроцветный песок с немногочисленными находками. Выкид из котлованов жилищ и одновременно слой обитания. Во многих местах нарушен современными перекопами, что осложняет соотнесение различных его вариантов с тем или иным котлованом. Повсюду либо перекрывает древнюю поверхность, либо слои заполнения котлованов жилищ. Мощность до 10 см.

Нарушения этого слоя поздними перекопами не позволяют отчетливо соотнести его фрагменты в разных частях раскопа с тем или иным котлованом, но как вариант данного слоя можно выделить:

2а — выкид из котлована 1, перекрывающий заполнение более раннего котлована 2;

3 — прослойка темного плотного песка — погребенная древняя почва, сохранилась нетронутой только в северо-восточном углу под слоем выкида из котлована 1. На ее поверхности встречено большое количество находок. Мощность 1-1,5 см;

3а — темный песок, перемешанный с подзолом — потревоженная, перетоптанная погребенная древняя почва, выгладит так будто по ней долгое время ходили, прежде чем погребли переотложенным песком (выкидом из котлована 1). Мощность до 5 см;

4 — белесый подзолистый песок — древний подзол. Залегает под прослойкой погребенной почвы. Мощность 6-8 см;

5 — светлый материковый песок.

Б. Слои котлована 2:

6 — серо-желтый песок: заполнение котлована (мощность до 33 см);

6а — серая прослойка: пол котлована (мощность не более 0,5 см);

В. Слои котлована 1:

7 — темно-серо-желтый углистый пестроцветный песок с большим количеством находок: слой обитания постройки (мощность до 10 см), на дне углубленной части котлована фиксировался как коричнево-серый пестроцветный песок (в плане);

8 — светлый перемешанный песок с находками: подсыпка котлована (мощность от 3 до 23 см). На полу котлована, у северо-западной стены, где подсыпка была незначительна, фиксировался как серо-желтый углистый пестроцветный песок (в плане);

9 — оранжево-желтый суглинок, переотложенный (линза в слое подсыпки, мощность 14 см);

10 — коричнево-углистый плотный песок (очажный слой, мощность до 14 см);

11 — золистая прокаленная супесь с углями (прокал под очагом, мощность до 17 см);

11а - прокаленный золистый материковый песок (между очагом и стеной котлована, глубина прокала до 30 см);

Г. Слой ямы 1:

12 — коричневая супесь (затек ямы, оставшейся за пределами раскопа).

Описание раскопа

Верхние культурные слои на основной площади раскопа уничтожены поздними перекопами. Возможно, при строительстве близстоящих зданий имело место разравнивание площади мыса. В раскопе выявлены очертания двух котлованов, пять скоплений керамики и камней, углистое пятно и край ямы, оставшейся за пределами раскопа, в его западной стенке. Наиболее полно удалось изучить остатки котлована 1.

Котлован 1. Раскопом вскрыта большая часть котлована. Котлован имеет незначительные размеры: длина СЗ стены ок. 4 м (без учета выхода), ширина постройки не намного превышает 3 м (3,1-3,2 м). Форма котлована прямоугольная, ориентация по линии СВ-ЮЗ совпадает с направлением склона поверхности.

О конструкции постройки позволяют судить некоторые изученные в раскопе детали. Очевидно, под постройку делалось незначительное углубление-котлован (около 15-20 см от древней поверхности), стены могли состоять из досок, положенных на ребро. Кровлю могли поддерживать столбы, один из которых располагался в углубленной привходовой части жилища, на его центральной продольной оси. Другой столб мог остаться за пределами раскопа, у северо-восточной стены котлована. Коридорообразный выход, направленный вниз по склону, располагался в юго-западной стене постройки. Повсюду пол котлована, кроме углубленной части, был подсыпан песком. Скорее всего, делалось это для выравнивания покатой поверхности.

Постройка делилась на две половины по центральной продольной оси. В северо-западной половине, ближе к центру котлована, было устроено углубление, заполненное на дне коричнево-серым пестроцветным песком со следами органических примесей (гумусированный) и с находками. Форма углубления аморфно-овальная, ориентация по продольной оси постройки, размеры ок. 2,4 х 1,0/0,8 м. В предвходовой части углубление смещается к югу, к центральной продольной оси постройки, еще более углубляется. Здесь был вкопан столб, поддерживающий кровлю, на глубину ок. 45 см.

У северного угла постройки располагался очаг. Мощность коричнево-углистого плотного очажного слоя достигает 14 см. Это свидетельствует о длительном использовании постройки и очага. Тем более что мощность подстилающей его золистой прокаленной супеси с углями в центре очага составляет 17 см. Очаг был открытого типа (фрагментов глиняной обмазки не встречено). Можно предполагать использование камней для более длительного удержания тепла (в очажном слое и близ очага найдены небольшие обожженные камни - крупные камни из очага могли быть перенесены в другой жилище, когда данную постройку перестали использовать). Очаг имел форму неправильного овала, ориентированного также по продольной оси постройки. Он был устроен в 30-40 см от северо-западной стены на слое песчаной подсыпки. Между очагом и стеной на глубине - 104/-110 см было зафиксировано скопление керамики и обожженных камней. О длительности использования и функционировании очага в холодное время говорит также тот факт, что материковый песок между очагом и стеной, и даже за ее пределами, подвергся мощному прокаливанию и пропитался золистыми включениями на 30 см вглубь.

В юго-восточной половине постройки были устроены нары. Здесь на пересыпках песка фиксировались 2 темные прослойки со скоплениями находок на их поверхности. Общая мощность насыпного слоя в этой части жилища достигает 20-24 см. Это объясняется потребностью выравнивания наклона поверхности, и возможно, необходимостью поддержания санитарных норм по мере загрязнения нар. В толще песчаной подсыпки, между первой и второй прослойками обитания встречена линза «стерильного» оранжево-желтого суглинка, в котором не обнаружено находок. Он также был принесен откуда-то для подсыпки нар.

У западного угла постройки зафиксировано углистое пятно подпрямоугольной формы размерами 72 х 52 см, вытянутое вдоль юго-западной стены котлована, непосредственно примыкающее к ней. В его пределах найдено большое количество керамики, камней. Пятно и находки в нем могли образоваться в результате выброса мусора из очага и самой постройки. Доказательством этого служат фрагменты одного сосуда, найденные как внутри сооружения (в углубленной части), так и в пределах углистого пятна.

Котлован 2. Раскопом вскрыт лишь южный угол котлована. На уровне древней поверхности границы котлована не фиксировались, возможно, из-за нарушений слоя поздним перекопом. Границы котлована (стены постройки) фиксировались в плане в материке как практически прямые линии, сходящиеся под тупым углом. Заполнение котлована представлено серо-желтым песком, в толще которого практически отсутствуют находки. Последние встречаются по границам котлована на уровне древней поверхности.

В средней части пол постройки опускается на 21 см. В пределах участка, исследованного в раскопе, общая глубина котлована достигает 52 см от уровня древней поверхности. Можно предполагать, что ориентация и, вероятно, размеры, а также форма и конструкция постройки идентичны сооружению 1.

Скопление находок 1. Скопление зафиксировано непосредственно на слое древней почвы. Его размеры 66 х 50 см. Оно расположено между северо-западной стеной постройки 1 и юго-восточной стеной постройки 2. Фрагменты сосудов, которые найдены в пределах скопления, встречаются также вблизи котлованов 1 и 2, но за их пределами.

Яма 1. Раскопом зафиксирован лишь самый краешек ямы, которая целиком осталась за пределами западной стенки раскопа. Заполнение ямы — коричневая супесь. По краям ямы на уровне древней поверхности найдены фрагменты от двух сосудов, которые встречаются также в межжилищном пространстве и в пределах скопления 1.

Выводы. Итак, в раскопе исследованы частично остатки двух построек и участок межжилищного пространства поселения. Без сомнения, на территории памятника имеются и другие объекты, хронологически как предшествующие изученным, так и более поздние. Уточню, что речь не обязательно идет о длительных промежутках времени.

К наиболее ранним относятся находки в межжилищном пространстве (как отдельные, так и в составе скопл. 1), поскольку они зачастую рассредоточены по границам котлованов, и фрагменты от тех же сосудов не встречаются в пределах построек.

Следующим по внутренней хронологии поселения является постройка 2, которая, по-видимому, предшествовала постройке 1. Выкид из котлована последней перекрывает слои заполнения котлована 2 в восточной части. Это свидетельствует о том, что к моменту строительства постройки 1 сооружение 2 уже не использовалось и было разрушено (разобрано — ?). Тем не менее, в котловане 2 находки не встречены. Котлован 1 — наиболее поздний из изученных объектов, демонстрирует нам 2 горизонта обитания в подсыпке нар. Характер использования построек, скорее всего, был жилой, несмотря на малые размеры. Но очевидно, что постройка 1 использовалась для приготовления пищи.

Описание находок

Комплекс находок включает фрагменты от 29-ти полностью или частично реконструируемых графически сосудов, 4 фрагмента высоких поддонов, фрагмент тигля, 6 каменных изделий, челюсть мелкого животного и множество неорнаментированных фрагментов керамических сосудов и камней.

Сосуды имеют разнообразную чашевидную и горшковидную форму, которая варьируется в промежутке от открытой чаши до горшка с отогнутой наружу шейкой. Обязательным элементом является ряд ямочек по верху сосуда. В орнаментации преобладает гребенчатый штамп. Орнамент на шейках горшковидных сосудов наносился поверх горизонтальных желобков. На чашах желобки либо не использовались вовсе, либо служили только фоном для нанесения ряда ямочек. В орнаментации использованы разнообразные фигурные штампы: контурный крест, двойная отступающая насечка, штрихованный треугольник, ромб с сеткой, с крестом, с кружком в центре, круг с крестом, простой, гребенчатый и контурный уголок, «уточка», «змейка», полулунный контурный и гребенчатый штампы; встречаются расчесы, выполненные гребенкой. В орнаментации горшковидных сосудов часто использованы треугольные фестоны, заполненные отпечатками того или иного штампа.

В целом комплекс относится к зеленогорскому типу посуды (VI-VII вв.), однако в его составе есть фрагменты высоких поддонов, которые существовали в Северо-Западной Сибири до 3-4 вв. н.э. Единственный сосуд, который может быть соотнесен с этими находками, — сосуд, найденный в виде развала на уровне нижнего горизонта нар в котловане 1. Это чашевидный сосуд с наклоненными внутрь стенками и намечающейся шейкой, украшенный отпечатками гребенчатого штампа и штампа «уточка» по кромке венчика. Ряд ямочек завершает узор. Можно предположить, что эта архаичная форма доживает до зеленогорского времени. Аналогичный пример зафиксирован на городище Питлярском, где на дне ямы с развалами и фрагментами сосудов зеленогорского типа были найдены фрагменты высоких поддонов.

Еще один уникальный образец — фрагмент сосуда баночной формы с изображением контурной фигуры водоплавающей птицы, выполненной отступающей круглой насечкой. Хотя фрагмент найден прямо в заполнении очага котлована 1, нет сомнений, что он попал в данный комплекс случайно. Наиболее близкие аналогии подобным изображениям происходят из раскопок поселения Вары-Хадыта на Южном Ямале и относятся к эпохе ранней бронзы. Вероятно, фрагмент был найден и принесен в жилище, мог храниться некоторое время как священный раритет из-за особой символики образа водоплавающей птицы в мифологии коренных народов Северо-Западной Сибири.

Среди изделий из камня — галька-отбойник, скребло, два скребка, обожженные камни из очага. По описанному комплексу находок памятник датируется 6 в. н.э.

Нижнеполуйский археологический микрорайон

С территории Салехарда происходят и другие очень близкие Полярному Кругу керамические комплексы. Так в 1964 году Л.П. Лашук собрал керамику в урочище Пернашор черте г. Салехарда. Как можно предполагать сегодня, его находки были сделаны на правом берегу р. Полябты (приток р.Полуй), на памятниках, описание которых приводится ниже.

Стоянка Полябта I находится на правом берегу р. Полябта в черте г. Салехарда; занимает подтреугольный мысовидный участок коренной террасы, ограниченный с запада и востока глубокими оврагами. По дну восточного оврага уложена грунтовая дорога, соединяющая ул. Набережная, проходящую по подножию террасы, с ул. Комсомольская в близи домов №№ 24а, 24б и 26а. Стрелка мыса имеет направление на ЮВ, высота достигает 17 м от подножия. Почва песчаная. Склоны крутые, южный склон мыса осыпается. Площадка мыса и склоны, не подверженные эрозии, покрыты травянистой растительностью. По подножию мыса произрастает ива. Площадка мыса в конце 1996 — начале 1997 г. была застроена комплексом из 4 коттеджей губернатора ЯНАО Ю.В. Неелова. Коттеджи отгорожены забором. Свободный доступ имеется лишь к самой ЮЮВ оконечности мыса.

Памятник впервые документирован в 1980 г. В.Ф. Старковым и назван «стоянка Салехардская 1 (Кочегарка)». В сентябре 1996 г., когда на памятнике забивали сваи под коттеджи, повторные обследования производились Ю.Б. Сериковым и А.Г. Брусницыной. На поверхности было собрано несколько фрагментов керамики. В осыпающейся стенке на ЮВ оконечности мыса был обнаружен темно-коричневый гумусированный культурный слой мощностью до 15 см, локализованный на протяжении около 2 м на глубине не более 20 см от поверхности – по видимому, край уже обрушившегося в осыпь сооружения.

При обследовании оконечности мыса в 2000 г. не было обнаружено ни находок, ни остатков культурного слоя. Однако на отгороженной площадке мыса, застроенной коттеджами, могли сохраниться культурный слой и объекты. Материал со стоянки Полябта I, переданный Ю.Б. Сериковым, немногочисленнен, представлен мелкими фрагментами керамических сосудов и каменными осколками и отщепами. Несмотря на фрагментарность коллекции, выявляются два хронологических комплекса: ранний комплекс эпохи бронзы с сотовой орнаментацией посуды и более поздний зеленогорский комплекс. Каменный инвентарь следует рассматривать в рамках первого.

Поселение Полябта II находится на соседнем мысу к востоку от стоянки Полябта I, отделенный обширным глубоким оврагом, по дну которого проходит грунтовая дорога. Поселение занимает участок коренной террасы, ограниченный с востока небольшим задернованным оврагом. На площадке памятника находится жилой одноэтажный дом в деревянном исполнении постройки конца 40-х — начала 50-х гг. по адресу ул. Комсомольская, д. 30-А. Южный склон активно разрушается ветровой эрозией, западный – развивающимся оврагом. Высота мыса достигает 18 м от подножия. Почва песчаная. Площадка мыса и склоны, не подверженные эрозии, покрыты травянистой растительностью. По подножию мыса произрастает ива.

Памятник документирован в 1980 г. В.Ф. Старковым и назван «стоянка Салехардская 2 (Детский сад)». В сентябре 1996 г. Ю.Б. Сериков собрал на поверхности керамику и камень, которые передал в окружной музей. С 1996 по 2002 годы автором статьи осуществлялось ежегодное обследование памятника. Комплекс находок включает те же две керамические группы: эпохи бронзы и раннего средневековья. С первым комплексом соотносится и каменный инвентарь. Благодаря раннему комплексу в литературе памятник получил одно из своих наименований Салехардская (шапкульская) стоянка. Однако сегодня он рассматривается скорее ближе к сартыньинской культуре Северо-Западной Сибири, а Е.И. Васильевым относится к вары-хадытинскому типу.

Второй комплекс включает фрагменты керамических сосудов зеленогорского типа, а именно осколки горшковидной и чашевидной посуды с желобчатой и фигурно-штампованной орнаментацией. Встречаются гребенчатые, уголковые штампы, полукруглая скобка, S-видная насечка и др.

В фондах ЯНОМВК хранятся довольно многочисленные сборы, сделанные на берегу р. Полябты в разные годы разными людьми. Первые находки относятся к 1972 году, когда салехардские школьники нашли здесь несколько фрагментов керамики с гребенчато-ямочной орнаментацией. Следующие находки поступили в 1980 и 1982 гг. Эти коллекции также неоднородны и распадаются на два уже описанных выше комплекса. Таким образом, скорее всего, оба мыса обитались одновременно в оба периода заселения.

Стоянка Полябта III находится в 260 м к востоку от пос. Полябта II. Стоянка занимает мысовидный подтреугольный участок коренной террасы, ограниченный с востока—северо-востока глубоким оврагом. На площадке памятника находится 2-этажное здание окружной стоматологической поликлиники. Стрелка мыса имеет направление на ЮВ. Южный склон разрушается ветровой эрозией в верхней части. Высота мыса достигает 15 м от подножия. Почва песчаная. Площадка мыса и склоны, не подверженные эрозии, покрыты травянистой и мохово-лишайниковой растительностью.

Памятник открыт в 1998 г. А.В. Шестопаловым и О.Ческидовым. Они собрали на поверхности выдува подъемный материал и зачистили стенку осыпи. На зачистке выявились следы культурного слоя, представленного светло-коричневым пестроцветным песком, подстеленного плотной темно-коричневой прослойкой. Вероятно, это были остатки некоего объекта. В 1999 и 2000 гг. ни находок, ни следов культурного слоя в осыпи мною обнаружено не было. Примечательно, что комплекс находок повторяет описанные комплексы стоянки Полябта I и поселения Полябта II.

Зеленогорские материалы в черте современного Салехарда также известны на уже упоминавшемся поселении Зеленая Горка, в средневековом комплексе Усть-Полуя и на стоянке на р. Шайтанке (приток р. Полуй), которая к настоящему времени, по-видимому, застроена. Таким образом, мы имеем в пределах нескольких километров на правом коренном берегу р. Полуй семь объектов с однотипной керамикой. Следовательно, можно констатировать, что устье Полуя в VI-VII веках было довольно плотно заселено. Это позволяет объединить описанные памятники в рамках Нижнеполуйского археологического микрорайона. К его характеристикам следует отнести компактное расположение одновременных памятников (зеленогорского времени) на относительно небольшой территории коренного берега р. Полуй в самых ее низовьях. Мы не имеем достаточных оснований, считать все эти объекты остатками стационарных поселков – практически все они значительно разрушены или уничтожены. Однако Полярный Круг (наиболее хорошо сохранившийся) был, вероятно, стационарным круглогодичным либо зимним поселком.

Вверх по течению Полуя от Салехарда зеленогорские материалы встречены еще в двух пунктах, которые также характеризуются признаками стационарного заселения. Первый – поселение Горный Полуй II, расположенное на коренной террасе протоки Горный Полуй, в 20,5 км к юго-востоку от речного порта г. Салехарда. Второй – комплексный археологический памятник Зеленый Яр, который является самым верхним по Полую среди известных памятников, содержащих материалы рассматриваемого периода, а именно остатки производственного металлообрабатывающего комплекса. Он включает в пределах раскопа две постройки, многочисленные находки керамической посуды на площади более позднего могильника и один жертвенный комплекс. Можно предполагать, что на участке коренного берега р. Полуй, лежащем между г. Салехардом и этими памятниками при проведении обследования будут найдены и другие объекты, которые также дадут преимущественно зеленогорские материалы.

Вероятно низовья Полуя в VI-VII вв. н.э. служили местом постоянного или же зимнего проживания довольно многочисленного сообщества – оставшиеся за рамками этой статьи данные статистического анализа керамических комплексов микрорайона показывают очень высокий процент их сходства. Дальнейшее изучение Нижнеполуйского археологического микрорайона позволит, возможно, расширить его территориальные рамки и получить более уверенные данные о характере его заселения.

Литература и источники

  • Брусницына А.Г. Нижнее Приобье в конце I тысячелетия н.э. (по материалам раскопок Питлярского городища в 2001 г.) // Научный вестник. Вып. 11. Обдория: история, культура, современность. Салехард, 2002. С. 14-18.
  • Лашук Л.П. Историко-этнографические исследования на крайнем севере Сибири // Вестник МГУ, 1965. Сер. IX. № 5.
  • Малоземова О.В. Отчет о раскопках на поселении Зеленая Горка. Екатеринбург, 1997. Архив ИИА УрО РАН.
  • Федорова Н.В., Зыков А.П., Морозов В.М., Терехова Л.М. Сургутское Приобье в эпоху средневековья // ВАУ. Вып. 20. Екатеринбург, 1991. С. 126-145.
  • Чернецов В.Н. Древняя история Нижнего Приобья // МИА. М.-Л., 1953. Вып. 35.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования