Шаблоны Joomla 3 тут

М.А.Гурская. Дендрохронологическая датировка образцов древесины городища Усть-Войкарского. В печати.

  

Введение

Археологические памятники, расположенные зонах лесотундры и северной тайги Западной Сибири, представляют собой уникальный источник знаний о жизни людей в суровых северных условиях в прошлом. Датировка деревянных конструкций с помощью дендрохронологического метода позволяет определить абсолютную календарную дату рубки деревьев, использованных для строительства поселения. Древесно-кольцевой анализ основан на сравнении изменчивости ширины годичных колец во времени у датируемого образца и сдатированного. Точность датировки этим способом составляет год, а в некоторых случаях можно определить сезон рубки дерева, если деревья были заготовлены в период вегетации. Перекрестная датировка как индивидуальных серий одного вида дерева, так и разных видов возможна лишь в том случае, если на формирование слоев прироста действует одни и те же н общие факторы. Чем сильнее сигнал, содержащийся в индивидуальных сериях, тем лучше они датируются между собой. Детальный ксилотомический анализ поверхности спилов позволяет определить, древесина каких видов деревьев преимущественно использовалась для строительства.

На основе археологической древесины можно построить длительные древесно-кольцевые хронологии, которые являются перспективным источником информации о климатических условиях прошлого в этом регионе. (Kolchin, 1963, Bailie,1982, Шиятов, 1986, Ваганов, Шиятов, Мазепа, 1996).

Краткая характеристика Войкарского городка

Войкарский городок, расположенный на левом берегу р. Горная Обь, является одним из крупных и известных поселений XVI – XIX вв. Он известен происходившими там всевозможными мифическими, легендарными и историческими событиями. Он был центром довольно обширной округи и местом сбора ясака для русского правительства. Отличием Войкарского городка является то, что он находился на главном направлении путей с запада, из-за Урала, на север, восток и юг таежного Приобья. Через войкарскую округу шли основные миграционные потоки в регион, здесь же с древности пролегали торговые дороги. Первое письменное упоминание о Войкарском городке относится к концу XVI – началу XVII вв (грамота 1601 г., касающаяся восстания остяков и осады города Березова в 1595 г). (Брусницына, 2003).

Кроме этого, существуют данные переписей населения, проводимых в XVIII-XIX вв. Из этих данных видно, как Войкарский городок рос и развивался. Однако точных данных о времени возникновения городка и периодичности его застройки до упоминания о нем в летописях нет. С 2003 г. Ямальская археологическая экспедиция ведет раскопки этого памятника. За четыре года раскопок собрана большая коллекция образцов древесины с разных построек. Целью данной работы было сдатировать и систематизировать полученные данные по собранным образцам древесины.

Задачами работы является:

  1. определить виды деревьев, использованных для постройки Войкарского городка;
  2. определить календарные даты рубки деревьев у основных конструкций памятника;
  3. построить длинные обобщенные древесно-кольцевые хронологии на основе видов деревьев.

Объект и методы

Район исследования

Усть-Войкарское городище располагается в северной части зоны северной тайги на юго-западном берегу Войкарского сора, 65°40'N, 64°34'E. До начала раскопок в 2003 году городище выглядело как холм высотой до 11 м в самом высоком месте, поросший травой.

Вокруг места раскопок на расстоянии 300-500 м произрастает еловый лес, появившийся в середине XIX столетия. В 10 км от памятника, на северном берегу Войкарского сора находится лиственничный лес, а на заболоченных участках произрастают старые кедры.


Рис.1. Район исследования.

Археологическая древесина

В настоящее время собрано около 430 образцов археологической древесины с 23 построек, а так же с одиночных бревен. Все постройки расположены в разных частях и на разной высоте исследуемого холма. С каждой постройки взято от 1 до 15 образцов древесины. Изучаемая древесина хорошо сохранилась в вечной мерзлоте. Благодаря хорошей сохранности древесины большинство взятых образцов имеют подкоровые кольца, позволяющие точно определить год рубки деревьев. Ель, лиственница, кедр и береза хорошо отличаются по анатомическим признакам. Поэтому для всех образцов древесины определили вид дерева, к которому они принадлежат. Количество колец в образцах изменялось от 4 до 340. Это позволило перекрестно сдатировать большинство образцов, поднятых из раскопа за четыре года раскопок.

Древесно-кольцевые хронологии, использованные для датировки памятника

Для календарной датировки образцов древесины городища использовали живые деревья, произрастающие в окрестностях памятника. В 1997 и 2000 гг. были собраны буровые образцы у 18 деревьев ели (Picea obovata Ledeb.) (хронология ELM) и 12 деревьев лиственницы (Larix sibirica Ledeb.) (хронология LMY), произрастающих в смешанных багульнико-сфагново-плеуроциевых лиственнично-еловых рединах на плакорных местах на северном берегу Войкарского сора, в 10-15 км от места проведения раскопок. На основе этих образцов были построены древесно-кольцевые хронологии продолжительностью 280 лет по ели, 460 лет по лиственнице. Дополнительно использовали 1000-летние лиственничные мастер-хронологии, построенную по югу Ямальского полуострова и по Полярному Уралу. (Шиятов, 1986, Hantemirov, Shiyatov, 2002).

Анализ

Древесные породы, использованные для постройки городка, определяли на тщательно зачищенной поверхности спила под микроскопом МБС-10. Абсолютную календарную датировку образцов проводили на основе хронологий, полученных как по живым деревьям, так и по хронологиям, полученной на основе погребенных деревьев Р.М. Хантемировым и С.Г. Шиятовым в программе TSAP, (Rinn, 1996). Оценка качества полученной хронологии давалась в программе COFECHA, индексация индивидуальных хронологий проведена, используя метод негативной экспоненты, обобщенные хронологии построеныи в программе ARSTAN (Holmes et al., 1986).

Результаты

Виды деревьев, использованные для строительства городища Усть-Войкарского

Хорошая сохранность древесины позволила изучить ксилотомические особенности древесины образцов и определить виды деревьев, использованных для строительства городка. В результате анализа было получено, что основными породами были ель (Picea obovata, Ledeb.), лиственница (Larix sibirica, Ledeb.), кедр (Pinus sibirica Du Tour), береза (Betula sp.).

Соотношение основных пород представлено на рис.2. Образцы ели преобладают в коллекции древесины с построек Войкарского городка. Древесина ели использовалась для постройки заборов, завалинок, плетней и настилов в постройках. Большое количество одиночных бревен ели можно найти вокруг построек, но их сложно приурочить к какой-либо конкретной постройке. Всего было взято 261 шт. еловых спилов.


Рис.2. Соотношение спилов видов деревьев, собранных во время раскопок Войкарского городка.

Доля лиственницы составляет до трети от общего количества собранных образцов. Всего собрано 121 шт. образцов лиственницы. При этом половина спилов была взята со строительных бревен построек (61 шт.). Лиственница использовалась для строительства капитальных стен домов.

Небольшое количество досок в настилах построек изготовлено из кедра. Древесина кедра в постройках памятника плохо сохранилась. Поэтому сдатировать удалось небольшое количество образцов и в дальнейшем индивидуальные хронологии по кедру не использовались для построения обобщенной хронологии.

Колья, сделанные из березы найдены в большом количестве в верхних слоях раскопа вокруг построек. Для строительства капитальных сооружений береза не использовалась. Несколько березовых кольев были выявлены в одном из плетней. Эти колья имеют от 4 до 20 годичных колец, определить календарное время рубки деревьев было невозможно, и в дальнейшем анализе береза не использовалась.

Таким образом, анатомическое исследование древесины показало, что большинство взятых образцов относятся к ели и лиственнице. Эти два вида деревьев были использованы для постройки длительных древесно-кольцевых хронологий, т.к. они являются наиболее многочисленными образцами изучаемого памятника.

Результаты перекрестной датировки образцов древесины

В начале описаны постройки, имеющие сквозную нумерацию сверху вниз раскопу памятника. Затем приведены данные по отдельно лежащим строительным бревнам в раскопе и на поверхности, настилам, не относящимся ни к одной из вышеописанных построек, и по частоколам, находящимся в разных частях холма.

Постройка 3. На верхнем раскопе сразу под слоем дерна наиболее сохранившейся была постройка 3. У этой постройки удалось выбрать только одно не сгнившее бревно венца, с которого был взят спил. Вид дерева – ель. Количество годичных колец 160. У этого образца периферическое кольцо не сохранилось. Последнее годичное кольцо датируется 1665 г. У этого образца сохранилось ядро и есть несколько подгнивших колец заболони. Можно предположить, что у этого образца не хватает около 5-10 годичных колец.

Постройка 4. У этой постройки на верхнем раскопе вскрыто три хорошо сохранившихся пятиметровых бревна от единственного имеющегося нижнего венца. Все три спила, взятые с этой постройки принадлежат лиственнице. Количество годичных колец изменялось от 65 до 92. Кривые изменения ширины годичного кольца хорошо синхронизируются друг с другом. Подкоровый слой прироста выглядит полностью сформированным, следовательно, деревья были собраны в период с августа по май. Длина относительной лиственничной обобщенной хронологии составляет 92 года. Стволы срублены в осенне-зимний период с 1646 по 1647 гг.

Нары в постройке 4. В постройке 4 были найден настил из коротких гладких досок. Доски были плохой сохранности. Для дендрохронологического анализа удалось взять спилы только с двух досок. Оба образца принадлежат кедру (сосне сибирской). Количество годичных колец у них 159 и 156 шт. Сдатировать удалось только один образец. Календарная дата рубки дерева – 1645 г.

Плетень у постройки 4. У плетня, примыкающего с южной стороны к постройке 4, были собраны колья, между которыми были переплетены ветки березы. Из двенадцати распиленных кольев семь были еловыми, а пять - лиственничными. Количество слоев прироста у еловых образцов изменялось от 23 до 108 шт., а у лиственничных – от 31 до 218 шт. Последнее годичное кольцо у еловых образцов не сформировано полностью, а имеются только несколько клеток ранней древесины. Анализ анатомического строения подкорового кольца показывает, что ель для строительства плетня была заготовлена в летний период в июне или в самом начале июля. У образцов, собранных с лиственницы, напротив последнее годичное кольцо полностью сформировано. Наличие клеток поздней древесины указывает, что лиственницу заготовили в осенне-зимний период, когда камбий деревьев был неактивным. Лиственничные кривые роста хорошо датируются между собой, а еловые значительно хуже. У еловых образцов выявлено большое количество креневой древесины. Возможно, для кольев плетня использовали не стволы, а крупные ветви елей.

Порубочные даты определены для образцов лиственницы. Большинство кольев имеют последнее годичное кольцо, датированное 1646 г., а один – 1645 г. и один 1626 г. Датировать еловые образцы в настоящее время не удалось.

Сруб постройки 6. Там же на верхнем раскопе была вскрыта северная стена постройки 6. Взятые из этой постройки два бревна являются лиственничными. Они хорошо датируются между собой. Количество слоев прироста у этих образцов - 106 и 126 шт. Последнее годичное кольцо сформировано полностью, следовательно, деревья, использованные в этом сооружении, были заготовлены в осенне-зимний период. По результатам перекрестной датировки получено, что одно дерево было срублено в 1676 г., а второе 1678 г.

Завалинка постройки 6. Рядом с постройкой 6 находился ряд вкопанных в землю досок и бревен, формирующих завалинку этой постройки. Сохранность некоторых из них была хорошей. Было собрано восемь образцов, это кедр, ель и лиственница. Количество годичных колец изменялось от 65 до 236 шт., а в среднем составило 97 шт. Подкоровое кольцо у всех образцов сформировано не полностью. Вероятно, деревья для этих досок и бревен были заготовлены в июне-июле. Однако, индивидуальные хронологии, построенные по образцам завалинки, плохо датируются между собой. По результатам перекрестной датировки выявлен большой разброс в датах (1665-1701 гг.). Возможно, для строительства завалинки древесина была использована повторно.

Сруб постройки 7. Севернее постройки 4 располагался сруб постройки 7. Оттуда было собрано большое количество образцов. Все бревна сруба еловые, а бревна перекрытия принадлежит разным породам. Три образца, взятые из перекрытия принадлежат кедру, три - лиственнице и тринадцать - ели. Количество годичных колец изменялось от 28 до 141 шт., а в среднем -70 шт. Периферические кольца присутствуют у большинства образцов. Индивидуальные хронологии не очень хорошо датируются между собой. Определить дату рубки деревьев для постройки 7 в настоящее время не удалось.

Сруб постройки 8. На верхнем раскопе собраны спилы с 15 бревен постройки 8. Все образцы пригодны для изучения. Шесть спилов сделаны с лиственничных, а девять – с еловых бревен. Восемь образцов (как ель, так и лиственница) характеризуются полностью сформированной поздней древесиной подкорового кольца. У остальных спилов сформирована только часть ранней древесины в последнем слое прироста. Двенадцать кривых изменения ширины годичного кольца датируются очень хорошо. Неуверенно синхронизируются два еловых и один лиственничный образец. Порубочные календарные даты лиственницы и ели находятся в промежутке от осенне-зимнего периода 1639 до июля 1640 гг. Обобщенная древесно-кольцевая лиственничная хронология составила 131 год с 1508 до 1639 гг., а еловая – 183 года с 1456 по 1639 гг. Полученные хронологии хорошо синхронизируются между собой. Абсолютная дата рубки одного дерева, расположенного внутри постройки 8 у южной стены датируется более поздними сроками, чем вся остальная постройка. Однако следует отметить, что синхронность кривой прироста этого образца существенно ниже, чему остальных кривых, которые хорошо датируются между собой.

Настил постройки 8. В постройке 8 было найдено несколько деревянных конструкций. Одна из них – настил, который представлен двумя слоями досок: нижняя и верхняя части настила. С нижней части было взято пять образцов хорошей сохранности. Остальные доски нижней части были существенно сгнившими или у досок отсутствовало подкоровое кольцо. С верхней части настила было взято двенадцать образцов хорошей сохранности. Внешнее годичное кольцо присутствует у всех образцов. Оно состоит только из небольшого количества клеток ранней древесины. Не полностью сформированное годичный слой прироста указывает на то, что деревья были срублены в течение июня или в начале июля. Большинство образцов принадлежит ели, а один - лиственница. Количество годичных колец в образцах изменялось от 51 до 112 шт. Между собой синхронизируются только 9 образцов. В основном это доски из верхней части настила и одна доска из нижней части.

Хорошо синхронизируемые между собой кривые годичного прироста удалось сдатировать. Абсолютная календарная дата рубки деревьев для этого настила – июнь-июль 1670 г. Протяженность полученной хронологии составляет 101 год.

Чувал постройки 8. В северо-восточном углу постройки 8 находился чувал, в котором было найдено насколько бревен, составляющих раму чувала, атак же несколько обгорелых бревен. Сохранность большинства из них была не очень хорошей. Для исследования удалось взять всего лишь пять образцов с бревен рамы чувала и с четырех бревен, находящихся в чувале. У всех собранных спилов присутствовало внешнее годичное кольцо. Это кольцо состояло из клеток ранней древесины. Трахеиды поздней древесины отсутствовали. Следовательно, деревья были заготовлены в летний период. Кривые годичного прироста синхронизируются не очень хорошо. Один образец датирован 1515 годом, у четырех образцов даты рубки приходятся на период 1534 - по 1557 гг. Однако датировку нельзя назвать уверенной, так как коэффициенты синхронности этих индивидуальных кривых с полярно-уральской и ямальской мастер-хронологией составляют 74-82.

Заполнение постройки 8. В постройке 8 находилось несколько вертикальных отдельно стоящих кольев и досок, имеющих заостренные концы, колья, укрепляющие порог. Древесина принадлежит разным видам деревьев: ель, лиственница, кедр. Датировка взятых образцов показала, что большинство бревен и кольев являются повторно использованными. Даты рубки 1470-1640 гг. Образцы древесины, собранные в 2004 г. в постройке 8, показывают, что деревья были срублены в период 1683 -1734 гг.

Постройка 9. Рядом с постройкой 8 было найдено три бревна, формирующих северную стену постройки 9. Со сруба постройки 9 было взято 2 спила с двух бревен южной стены. Оба образца имеют несформированное последнее годичное кольцо: отсутствуют клетки поздней древесины. Образцы имеют 123 и 136 годичных колец. Графики прироста хорошо синхронизируются между собой. По результатам анализа особенностей анатомического строения слоя прироста – это ель. Календарная дата рубки деревьев июнь - начало июля 1640 год.

Заполнение постройки 9. Из заполнения постройки 9 было взято одно отдельно лежащее бревно. Это была ель, срубленная в июне. Количество годичных колец 116. Календарная дата рубки - 1672 год.

Постройка 10. На нижнем раскопе было найдено две постройки. Постройка 10 находится в южной части раскопа. Из этой постройки были взяты образцы из перекрытия крыши. Она представлена 22 образцами, из них только пять принадлежат лиственничным доскам, расположенным в перекрытии, а остальные образцы – это еловые вертикальные и горизонтальные бревна, некоторые их них имеют поперечные или продольные пазы различной формы. Из этих бревен формируется перекрытие. Четыре лиственничных образца имеют от 58 до 153 годичных колец и формируют плавающую хронологию длиной 163 года. Один образец, взятый с доски с тремя небольшими отверстиями, находящейся у восточной стены южной камеры очень плохо перекрестно датируется с остальными. Возраст бревен у места спила колеблется от 24 до 191. Последовательность годичных колец по ели из южной камеры составила 193 года. Полученные по двум видам хронологии перекрываются и хорошо синхронизируются между собой.

Календарные даты рубки лиственницы приходятся на период с 1287-1314, одна доска, расположенная снаружи южной камеры у восточной стены была заготовлена значительно позднее в 1436 г. Использование для строительства лиственницы были срублены в летний период. Протяженность обобщенной хронологии по лиственнице составила 1151-1314. По три еловых образца датируются 1311 и 1314 гг., а остальные десять деревьев спилено в период с 1267-1310 гг. Календарный период полученной обобщенной древесно-кольцевой хронологии по ели составил с 1121 по 1314.

Постройка 11. Она располагается в основании холма и представлена в настоящее время 32 образцами. Образцы взяты с десяти бревен и трех досок перекрытия, расположенного у входа. Кроме этого взяты образцы с 18 вертикальных кольев южной и западной стены. Всего в этой постройке собрано 22 образца лиственницы и 10 ели. Количество годичных колец в образцах лиственницы изменялось от 61 до 182, а у еловых от 21 до 148. Подкоровое кольцо присутствует у всех образцов. Образцы хорошо синхронизируются между собой. Однако у некоторых спилов вертикальных кольев есть выпадающие кольца. Таких образцов было три и они все принадлежали лиственнице. Протяженность плавающей хронологии составила 191 год по лиственнице и 166 лет по ели.

Восемь бревен северной камеры срублены в июне или в начале июля 1302 г. У пяти бревен даты рубки дерева соответствуют периоду с августа 1301 по май 1302. Возможно, эти деревья были срублены в мае-начале июня 1302 г. Четыре бревна перекрытия срублены в июне в период 1289 - 1292 гг. Колья южной стены заготовлены в период с 1280 по 1284 гг. Следует отметить, что нами собран только один образец, датированный началом лета 1284 г., а порубочные даты большинства деревьев приходится на осень 1283 г. Эти деревья, использованные для строительства южной стены, были заготовлены в осенне-зимний период. Три кола имеют выпадающие кольца, и ориентировочные даты их рубки 1268, 1269, 1278 гг. Таким образом, северная камера была построена не раньше 1302 г.

Получена плавающая обобщенная хронология с 1111 по 1302 гг. по лиственнице и с 1136 по 1302 на основе образцов ели. Полученные еловая и лиственничная хронологии хорошо датируются между собой.

Заполнение постройки 11. Из заполнения постройки 11. были взяты пять бревен, лежащих на полу вдоль стен постройки. Для этих бревен была использована древесина ели. Все взятые образцы имеют периферические кольца, а всего годичных колец в образцах от 104 до 185 шт. У двух бревен (вдоль северной и южной стены) имеются пазы. Индивидуальные хронологии хорошо датируются между собой. Деревья срублены в трехлетний период с 1301 по 1304 гг., а именно, одно - в 1301, два – в 1302, и два в1304 гг.

Частокол 1. В слоях I и II сразу под дерном были найдены остатки бревен длинной 50-80 см, образующие частокол. С 24 бревен этого частокола были взяты спилы для определения порубочных дат и видов деревьев, использованных для строительства. Большинство образцов принадлежали ели, а два – лиственнице. Сохранность образцов не очень хорошая, потому что они находятся в сезонно-талом слое и периферические кольца у некоторых образцов разрушены. Количество годичных колец в образцах варьировало от 43 до 176 шт., а в среднем 106 шт. У восьми образцов выявлены периферические кольца. Анализ анатомического строения подкоровых колец показал, что они все имеют широкую зону клеток ранней древесины. Следовательно, эти деревья были срублены в течение вегетационного периода в июне-июле. Между собой хорошо датируется 19 образцов. Длина плавающей обобщенной еловой хронологии составляет 179 лет.

Абсолютная датировка образцов показала, что календарные даты формирования периферического кольца варьируют в пределах от 1642 до 1678 гг., из них двенадцать деревьев заготовлены в 1678 г., а у четырех бревен дата рубки приходится на осенне-зимний период 1676-1677 гг. У трех образцов порубочные даты определить сложно, потому что нельзя с уверенностью сказать, является ли последнее годичное кольцо подкоровым или нет. У трех образцов порубочные даты оказались более поздними. Два дерева срублены в 1681 и 1683 гг., а один образец сдатирован 1779 г. Эти три образца не использовались для постройки относительной обобщенной хронологии. Полученная древесно-кольцевая хронология на основе бревен частокола расположена на временном интервале мастер хронологии с 1506 до 1678 гг.

Частокол 2. (Упавший частокол). Этот частокол находился в траншее, в средней части холма. С этой постройки взято десять спилов бревен. Из них 9 принадлежит ели, а один оказался лиственничным. Количество слоев прироста у собранных образцов изменяется от 49 до 239. Восемь образцов хорошо датируется между собой. Это позволило построить плавающую хронологию длиной 239 лет. У большинства образцов подкоровое кольцо состоит из нескольких рядов ранней древесины. На основе анализа анатомического строения внешнего годичного кольца можно заключить, что эти бревна были срублены в начале вегетационного сезона, в июне - начале июля. У трех образцов поздняя древесина у внешнего кольца была полностью сформирована. Возможно, эти деревья были срублены в августе того же года или эти бревна были заготовлены в последующий зимний период.

По результатам датирования у большинства образцов подкоровое кольцо датируется 1412 годом. Построенная плавающая древесно-кольцевая хронология, полученная на основе образцов, принадлежит временному интервалу с 1171 по 1412 г.

Клинья возле упавшего частокола 2. Выше по холму над упавшим частоколом были найдены 6 крупных клиньев, высотой до 0,5м. на поверхности клиньев были видны следы обработки и периферические кольца не сохранились. Вид дерева – лиственница. Количество годичных колец изменялось от 149 до 339. Чувствительность индивидуальных серий была очень высокой. Длина полученной плавающей хронологии составила 372 года с 1115 до 1487 г.

Частокол 3. Этот частокол находился в основании холма, перед входом в постройку 11.С частокола 3 было взято шесть бревен, высотой до 1 м. Все образцы принадлежат ели. Имеются подкоровые кольца, количество годичных колец в образцах варьирует от 123 до 191. Образцы хорошо датируются между собой. Длина плавающей хронологии составила 191 год. Календарная дата рубки деревьев - осенне-зимний период 1339 г.

Частокол 4. Под постройкой 8 у южной и западной стены был найден частокол, состоящий из бревен диаметром до 10 см. С южной стороны было взято 12 образцов, они все принадлежали ели. С западной стороны взяли 8 спилов с наиболее хорошо сохранившихся бревен. Деревья были срублены в разное время: одиннадцать образцов имели несформированные подкоровые годичные кольца, а у девяти спилов последнее кольцо имело позднюю древесину. Кривые изменения прироста плохо синхронизируются между собой. Шесть образцов датируются периодом 1597-1600 гг. Три образца из западной стены датируются периодом 1612-1614 гг. Остальные образцы пока не удалось сдатировать.

Сруб на поверхности. На расстоянии 20 м от холма на поверхности был найден венец сруба, у которого был взят один образец с наиболее хорошо сохранившегося бревна. Ксилотомический анализ показал, что это лиственница. Количество слоев прироста в образце достигает 60. Периферические кольца отсутствуют. По имеющейся мастер хронологии эта индивидуальная хронология подходит в два места 1850 или 1878 гг. Само дерево было срублено позднее, но календарный год рубки установить нельзя.

Отдельные бревна, находящиеся в самом верхнем слое раскопа. Самый верхний слой раскопа характеризуется бревнами и кольями разных видов деревьев: ель, лиственница, кедр, береза. Сохранность большинства из них очень плохая, так как они расположены в сезонно-талом слое и быстро разрушаются под действием условий окружающей среды. Большинство образцов березовые, имеющие небольшое количество годичных слоев прироста (от 4 до 30), что не позволило их абсолютно датировать. Самая поздняя дата рубки установлена для одного лиственничного образца - это 1886 г., а для елового -1887 г.

Отдельные бревна в верхней части траншеи. В верхней части траншеи (квадрат М26) из стены раскопа были подняты обгорелые еловые и лиственничные бревна. Возможно, они представляют собой какую-то постройку, которая находится за пределами раскопа. Два бревна были еловыми и три принадлежали лиственнице. У еловых образцов количество годичных колец составило 88-98, что меньше по сравнению с лиственничными образцами 114-158 шт. Между собой полученные индивидуальные древесно-кольцевые хронологии датируются очень хорошо. Периферическое годичное кольцо у большинства образцов сформировано не полностью. В результате перекрестного датирования было установлено, что деревья были срублены в летний период 1564 гг.

Настил, находящийся траншее (квадрат М-14). С настила собрано 18 образцов. Верхняя часть настила представлена 16 бревнами. Из них восемь принадлежат ели и восемь – лиственнице. Нижняя часть представлена всего двумя бревнами. Как у ели, так и у лиственницы имеются образцы, которые срублены в начале вегетационного сезона. На это указывают несколько рядов трахеид исключительно ранней древесины в периферическом годичном кольце. А у части образцов периферическое кольцо сформировано полностью. Количество слоем прироста составляет от 40 до 175 у ели и до 241 у лиственницы. Большинство образцов хорошо датируются между собой. Однако выявлено три образца, которые плохо перекрестно датируются с имеющимися и с использованными шкалами.

Порубочные даты хорошо датирующихся образцов приходятся на период с 1405 по 1410 гг., из них шесть образцов 1410 года рубки. Из трех плохо датирующихся образцов, два образца ели датируются 1417 и 1422 г., а один образец имеет дату рубки 1562 г. Возможно, эти образцы пока нельзя сдатировать, так как они имеют низкие значения коэффициентов корреляции с другими рядами изменения годичного прироста. Календарные даты обобщенных древесно-кольцевых хронологий, построенных на основе образцов настила, находятся в период с 1254 по 1410 по ели и в период с 1164 по 1410 по лиственнице.

Настил у основания холма. В сезонно-талом слое у основания холма был найден настил, состоящий из нескольких досок с сильно иссеченной поверхностью. С семи досок взяты спилы для дендрохронологического анализа. Торцевые стороны досок так же имеют большое количество зарубок. Это несколько затрудняет определение наличия периферического кольца у образцов и оценку периода года, когда деревья были срублены. Количество годичных колец изменятся от 77 до 133. Кривые роста сопрягаются между собой. Общая длина относительной хронологии составила 134 года. Абсолютные даты рубки определены для всех образцов и варьируют от 1797 до 1799 гг., а временной интервал, на который приходится посторенняя обобщенная еловая хронология, составляет от 1665 до 1799 гг.

Таблица 1

Календарные даты рубки деревьев
для построек Усть-Войкарского городища в хронологическом порядке.

Раскоп


п/п

Постройка

Период рубки деревьев

На поверхности у холма

1

Сруб

1850 -?

Верхний раскоп

2

Слой под дерном на границе с мерзлотой

1734-1752

3

Завалинка у постройки 6

1665-1701

4

Частокол 1

1678

5

Сруб постройки 6

1676

6

Заполнение постройки 9

1672

7

Верхний настил в постройке 8

1670

8

Постройка 3

1665-?

9

Постройка 4

1646-1647

10

Плетень у постройки 4

1645

11

Нары в постройке 4

1645

12

Постройка 8

1639-1640

13

Постройка 9

1640

14

Частокол 4

1597-1600

Раскоп на склоне холма (траншея)

15

Бревна из северной бровки раскопа, квадрат М-26

1564

16

Клинья возле частокола 2

1454-1478

17

Частокол 2

1410-1412

Нижний раскоп

18

Настил под дерном, у основания холма

1799

19

Настил, квадрат М-14

1410-1412

20

Частокол 3

1339

21

Постройка 10

1311-1314

22

Заполнение постройки 11

1301-1304

23

Постройка 11

1283-1301

В таблице 1 показаны результаты перекрестной датировки построек Войкарского городка в хронологическом порядке. Постройки, для которых не удалось установить точную календарную дату заготовки древесины, не приводятся в этой таблице. Знак «?» указывает, что точную дату рубки дерева установить не удалось из-за отсутствия подкорового кольца.

Образцы, для которых не установлена абсолютная календарная дата рубки. Большое количество образцов, как ели, так и лиственницы, собранных в разных слоях раскопа датировать в настоящее время не удалось. Это в основном бревна, колья и доски из верхнего слоя раскопа, находящегося сразу под дерном, из заполнения и вокруг постройки 4, постройки 8. Всего 165 шт. образцов, для которых к настоящему времени не установлены абсолютные порубочные даты.

Таким образом, процент образцов ели, для которых установлена точная календарная дата рубки дерева, составил 54% (141 шт.), а у лиственницы - 62% (76 шт.). Большинство уверенно датированных образцов было взято из построек. Отдельно лежащие строительные бревна, колья и доски датируются существенно хуже.

Древесно-кольцевые хронологии на основе абсолютно датированного материала

Для построения обобщенных древесно-кольцевых хронологий были использованы только датированные образцы. Имеющиеся образцы разделили по видам деревьев на еловые и лиственничные. Количество индивидуальных хронологий, полученных на основе датировки построек Войкарского городка различно для разных временных периодов. На рис. 2 представлены расположение индивидуальных серий по времени рубки деревьев.

Согласно данным, приведенным на рис. 3, деревья из верхних слоев раскопа были срублены в XIX веке. Самая поздняя дата рубки дерева – 1886 г. у лиственницы и 1887 г. у ели. Таких деревьев сохранилось очень мало, так как они находились в сезонно-талом слое и древесина у многих сильно разрушена. Кроме этого, можно отметить, что массовая рубка леса для строительства городка, согласно образцам, поднятым из раскопа, проводились также в конце XVIII века, на протяжении XVII и в начале XIV столетия. Согласно полученным данным, наибольшее количество древесины было использовано в XVII столетии.

Большинство построек состояли либо из лиственницы, либо из ели, образцы другой породы в постройку включались редко. Чаще всего постройки из смешанных пород наблюдалось у заборов и плетней – сооружений, требующих постоянного подновления и не являющихся капитальными постройками.


Рис. 3. Периоды жизни деревьев

 


Рис.4. Обобщенные хронологии по ели и лиственнице на основе археологической древесины.

Индивидуальные древесно-кольцевые хронологии, построенные по каждой постройке в отдельности, уверенно датируются друг относительно друга. Они характеризуются средними значениями коэффициента чувствительности, который изменяется в пределах от 0,19 до 0,326. Коэффициент корреляции между индивидуальными сериями составил 0,5-0,6. Все индивидуальные хронологии характеризуются коэффициентами авторегрессии первого порядка. Такие значения коэффициентов характерны для данного региона исследования (Шиятов, 1986).

Используя собранную древесину, удалось построить длительные еловую и лиственничную древесно-кольцевые хронологии. Протяженность лиственничной хронологии составила 810 лет, а еловой – 716 лет. Они охватывают период с начала XII по XIX век (рис.4.).

Построенные хронологии соединили с имеющимися древесно-кольцевыми хронологиями по живым деревьям. Общая протяженность лиственничной хронологии, включая живые деревья, составила 888 лет. С помощью археологической древесины удалось продлить хронологию на 427 лет. По ели общая протяженность хронологии, включая живые деревья, составила 825 лет. С помощью археологической древесины удалось продлить еловую хронологию на 546 лет.

Заключение

Городище Усть-Войкарское представляет собой археологический памятник, имеющий большое количество хорошо сохранившихся деревянных построек. Для строительства городка использовали древесину тех видов деревьев, которые произрастают в зоне северной тайги в этом районе. Это ель, лиственница, кедр и береза. Наиболее часто использовали древесину ели.

Анализ анатомического строения подкорового годичного кольца показал, что деревья для строительства этого памятника были срублены в разные сезоны года. Были выявлены образцы, имеющие полностью сформированное периферическое годичное кольцо. Это более характерно для капитальных построек. Таким образом, древесина для основных стен городка заготавливалась в осенне-зимний период. Для настилов в постройках, заборов, плетней и изгородей древесина рубилась в начале лета. У таких образцов в последнем периферическом кольце имеется небольшое количество клеток ранней древесины, и отсутствуют клетки поздней древесины.

Хорошая сохранность древесины и наличие подкоровых колец у большинства образцов позволили определить календарные годы рубки деревьев для различных построек городка. Однако всего удалось точно датировать 141 шт. образов ели, а у лиственницы 76 шт. Большинство уверенно датированных образцов было взято из построек. Отдельно лежащие строительные бревна, колья и доски датируются существенно хуже.

Датировка построек показала, что Войкарский городок существовал как минимум на 200 лет раньше упоминания его в летописях. Самые старые постройки найдены в основании холма, в нижнем раскопе. Они датируются концом XIII – началом XIV вв. (1283 - 1301).

По результатам датировки продлены в глубь веков еловая и лиственничная хронологии. Их протяженность составила 825 лет и 888 лет соответственно.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 05-06-80-233.

Литература

  • Брусницына А.Г. Городище Усть-Войкарское. Начало изучения.// Угры. Материалы VI Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск. 2003. С. 45-52.
  • Ваганов Е.А., Шиятов С.Г., Мазепа В.С. Дендроклиматические исследования в Урало-Сибирской Субарктике. - Новосибирск: Наука, 1996. - 246 с.
  • Колчин Б.А. Дендрохронология Новгорода. Новые методы в археологии. Труды Новгородской археологической экспедиции. М. АН СССР. 1963. №117 Т.3. 331 с.
  • Шиятов С.Г. Дендрохронология верхней границы леса на Урале. М. Наука. 1986. 136 p.
  • Шиятов С.Г., Хантемиров Р.М. Дендрохронологическая датировка древесины кустарников из археологического поселения Ярте VI на полуострове Ямал. Древности Ямала. Выпуск I. Екатеринбург-Салехард, 2000. С.112-120.
  • Baillie M.G.L. Tree-ring Dating and Archaeology. The University of Chicago press. Chicago. 1982.
  • Hantemirov R.M., Shiyatov S.G. A continuous multimillennial ring-width chronology in Yamal, northwestern Siberia Holocene 2002. Vol. 12, Issue 6. P. 717-726.
  • Holmes R.L., Adams R.K., Fritts H.C. Tree-ring chronologies of western North America: California, eastern Oregon and northern Great Basin, with procedures used in the chronology development work, including users manuals for computer programs COFECHA and ARSTAN. Chronology Series VI. Laboratory of Tree-Ring Research, University of Arizona, Tucson. 1986.
  • Rinn F. TSAP - Time Series Analysis and Precipitation, Version 3 reference Manual. Heidelberg. 1996.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования