nachodki.ru интернет-магазин

Н.В.Федорова. Усть-Полуй: I век до н. э. Каталог выставки. Салехард - Санкт-Петербург, 2003. С. 5-7

 

 

1 в. до н. э. «Цивилизованный мир» состоит из узкой полосы, тянущейся от Средиземноморья до бассейна Хуанхэ с перерывом на горы и пустыни. В разных частях этого пространства происходят события, волны от которых пробегают с запада на восток и обратно: Рим становится империей, его легионы высаживаются в Британии; в птолемеевском Египте разыгрывается драма страстей с участием Антония и Клеопатры; Парфия пытается предпринять реванш за поражение Ирана в войне с Александром Македонским; на Дальнем Востоке после долгих лет смуты возрождается Поднебесная империя - наступает время правления династии Хань, период высокой стабильности и успешного развития. Мир связан прочной нитью Великого Шелкового пути.

В евразийских степях кочевники, как названные отцами истории и писателями древности скифы, сарматы, саки, так и безымянные, образуют культурный слой «второго круга». Они подвижны, восприимчивы и воинственны. Степь от Дуная до Алтая для них - торный путь. Плоды высокоразвитых культур берутся ими в качестве дани или захватываются в боях, а между собой они «говорят» языком звериного стиля, артефакты которого удивительно схожи от Крыма до Ордоса. Мир связан «дорогами кочевий».

Таежные племена скрыты лесами, письменные упоминания о них невнятны и недостоверны. Мы называем их по именам археологических культур. В Западной Сибири исследована кулайская культурно-историческая общность, распространившаяся на все таежное Приобье, и даже выплеснувшаяся в тундру. В 1 в. до н. э. ее население начинает активно участвовать в международных событиях, сражаясь, расселяясь и торгуя. Характерная «таежная» керамика обнаруживается вплоть до верховьев Оби, а в далеких таежных регионах появляются сарматские бронзовые зеркала и серебряные медальоны с портретами парфянского царя царей. Культурный слой «третьего круга» составляет еще одну оболочку мировой ойкумены,

На Северном полярном круге в Западной Сибири 1 в. до н. э. функционирует межплеменное святилище Усть-Полуй. Оно расположено на перекрестке природных зон и культурных традиций. Встречаясь здесь во время священных церемоний, люди из разных регионов Приобья обмениваются знаниями, технологиями и культурными достижениями, во время этого общения создаются новые циклы волшебных легенд и эпических сказаний, сюжетами которых вдохновляются древние художники. Завершив сакральные действия, люди разно- сят материальные свидетельства контактов по просторам западно-сибирской тайги. Далекое северное святилище становится одним из фактов общемировой культуры.

Археологический памятник, известный как городище (жертвенное место) Усть-Полуй, расположен в черте современного города Салехарда - столицы Ямало-Ненецкого автономного округа. История его изучения началась зимой 1932 г. Во время строительства здания гидропорта в нескольких километрах от тогдашней границы города рабочие обнаружили многочисленные кости и черепки от глиняной посуды. 17 марта 1932 г. в г. Салехард прибыл молодой ученый из Ленинграда В.С.Адрианов. Он написал в своем «Отчете о поездке в Сале-Хард в 1932 г: «Находка... предметов была сделана рабочими в 3 км от Сале-Харда, на высоком берегу р. Полуй при рытье траншеи для фундамента строящейся здесь аэростанции... Рабочие обратили внимание на обилие костей на глубине около 75 см от поверхности почвы и на их странную форму. Рытье траншеи производилось в конце февраля и в начале марта 1932 г. В это время в Сале-Харде температура опускалась ниже минус 50 градусов. Основным инструментом, употребляемым на этой работе, был лом, и, следовательно, в выбрасываемых неразбитых комьях мерзлой земли могло оставаться немалое количество предметов. По мере возможности предметы были собраны сотрудниками аэростанции как из выброшенной земли, так и непосредственно из культурного слоя... Не смотря на то, что эта находка была сделана при чрезвычайно тяжелых условиях полярной зимы, в узкой полосе траншеи строящейся аэростанции, она поражает разнообразием найденных предметов, настолько неожиданных для полярного круга, что дальнейшее обследование этой стоянки является прямой необходимостью».

Находки передали в Ленинград, в Музей антропологии и этнографии (МАЭ). Они произвели столь сильное впечатление, что было решено организовать специальную экспедицию для изучения памятника. Провести ее поручили В.С.Адрианову Раскопки «поселения Усть-Полуй» - так В.С.Адрианов назвал памятник - состоялись в 1935-1936 гг. Была исследована большая часть площадки перед зданием гидропорта. По описаниям автора раскопок, а он написал в 1935-1936 гг. несколько коротких статей о своих работах, с напольной стороны «поселения» фиксировались вал и ров. Это позволило ученому в статье, опубликованной в окружной газете «Красный Север» от 24.09.1936г. «отнести памятник к типу городищ». К сожалению, от того места, на котором могли фиксироваться оборонительные (или оградительные, отделяющие сакральное пространство от обыденного) сооружения, в настоящее время ничего не осталось - там построен спорткомплекс «Авиатор». Количество и качество находок из раскопов В.С.Адрианова поражает воображение: около 18 тысяч единиц, из них около 1500 изделий. Памятник сразу привлек к себе внимание как в СССР, так и за рубежом. В 1935 году один из крупнейших археологов, автор первого советского учебника по археологии, профессор ЛГУ В.Равдоникас пишет своему не менее известному коллеге А.Тальгренну в Финляндию: «Поразительные вещи привез наш молодой сотрудник В.Адрианов из раскопок, которые он летом произвел на Оби... Около 7000 предметов, из них более 1500 изделий из кости совершенно исключительных художественных достоинств... Пишу Вам это под свежим впечатлением, т. к. только что видел эти вещи. Это буквально мировое открытие». И далее: «Не ясно, из какого памятника они происходят. Адрианов считает его поселением, но вещи слишком хороши для культурного слоя простого поселения. Может быть, это жертвенное место».

Усть-Полуй мог стать центром притяжения специалистов на многие годы, но судьба распорядилась иначе. В.С.Адрианов был арестован органами НКВД и расстрелян в конце 1936 г. Молодой - ему было всего лишь 32 года - талантливый исследователь погиб, а его величайшее открытие на 10 лет осталось известным лишь узкому кругу специалистов коллекцией артефактов. В.С.Адрианов так и не успел ответить на вопрос В.Равдоникаса, что же за памятник он исследовал - поселение или жертвенное место. Его работы долгое время замалчивались, забыто было даже то, что он первый дал название новой культуре - усть-полуйской. И только в последние годы, благодаря работам петербургского ученого А.М.Решетова появилось жизнеописание В.С.Адрианова.

Следующий этап в изучении памятника связан с именами выдающихся ученых-североведов: археолога, этнографа, лингвиста В.Н.Чернецова и его жены археолога В.И.Мошинской. В 1946 году они посетили памятник, заложив там несколько шурфов «с целью проверки стратиграфии», т. е. для того, чтобы увидеть в разрезе культурный слой Усть-Полуя и выяснить, сколько раз и в какое время он заселялся людьми. В результате знакомства с памятником и с коллекциями B.C.Адрианова в МАЭ В.Н.Чернецов и В.И.Мошинская приходят к выводу: «Усть-Полуй является одним из узловых памятников для истории Приобья». Они ставят перед собой задачу: «Наша цель не только выяснить характер усть-полуйской культуры, но и выделить различные слагавшие ее компоненты и попытаться поставить вопросы этногенеза обских угров».

В 1953 году в серии «Материалы и исследования по археологии СССР» (МИА) выходят обобщающие работы В.Н.Чернецова и В.И.Мошинской по усть-полуйской проблематике. Авторы исследовали орудия труда из кости, керамику и бронзовые изделия из коллекции В.С.Адрианова, посвятив каждой категории находок отдельную статью, а завершили весь цикл разделом «Усть-полуйское время в Приобье», написанным В.Н.Чернецовым. Впоследствии они еще не раз возвращались к усть-полуйским артефактам в работах, посвященным древнему искусству. Да и не только они. Нет, пожалуй, ни одной публикации, посвященной этногенезу западно-сибирских народов, становлению материальной и духовной культуры региона, в которой бы не упоминался Усть-Полуй. Причем не только в СССР и России, но и за рубежом. В 1948 г. на усть-полуйские находки ссылаются в своей статье, посвященной генезису одной из палеоэскимосских культур, известный шведский ученый Хельге Ларсен и профессор Пенсильванского университета Фрелих Рейни. В 1959 г. Усть-Полуй упоминает один из крупнейших «северных» археологов США Честер Чард. К нему обращается в начале 70-х годов еще один знаменитый швед - Карл Моберг. В 1974 г. в Монреале выходит из печати перевод на английский язык работ В.Н.Чернецова и В.И.Мошинской, что по тем временам было большой редкостью и свидетельствовало как о международном признании их заслуг, так и значения усть-полуйской проблемы для мировой археологии.

Не смотря на эти публикации, осталось много неразрешенных вопросов, и среди них главный - что же это за памятник: городище, как назвал его В.С.Адрианов, или жертвенное место, как заподозрил В.Равдоникас и писали впоследствии В.Н.Чернецов и В.И.Мошинская? Поскольку все полевые материалы и чертежи В.С.Адрианова пропали, видимо, были изъяты при аресте, необходимость проведения новых раскопок на памятнике ощущалась многими археологами. Она многократно возросла, когда его территория вошла в границы городской застройки и стала подвергаться ежегодным разрушениям.

Прошло 57 лет после трагически оборвавшихся раскопок В.С.Адрианова. В 1993 г. в преддверии 400-летнего юбилея г. Салехарда исследования на Усть-Полуе возобновились. В течение трех лет - с 1993 по 1995 - их проводила Ямальская археологическая экспедиция Института истории и археологии УрО РАН и Уральского университета, получив в результате тот самый контекст культурного слоя, которого так не хватало до сих пор, и собрав коллекцию артефактов, уступающую адриановской только по количеству, но не качеству вещей. Коллекция из раскопок 1993-1995 гг. хранится в фондах Ямало-Ненецкого музейно-выставочного комплекса им. И.С.Шемановского.

Городище (жертвенное место) Усть-Полуй - новое название сохраняет приоритеты первооткрывателя и в то же время добавляет существенную деталь в его интерпретацию - расположено на высоком берегу р. Полуй, недалеко от ее впадения в р. Обь. Лога, перпендикулярные линии берега, рассекают край террасы на небольшие мысы, на одном из которых на рубеже эр и разместилось святилище. С напольной стороны его территория ограничена сейчас зданием бывшего гидропорта, с севера и с юга - небольшими ложками. Раскопы 1993-1995 гг. вписались между раскопами В.С.Адрианова. В центральной части площадки культурный слой сильно спрессован и перекрыт позднейшими отложениями, обильно насыщен органикой и находками. Вдоль края террасы и северной стороны мыса раскопаны три кострища, отстоящие друг от друга не более чем на 3-5 м. Они были заключены в деревянную раму и подстелены берестой от влаги, а вокруг располагались выкладки вещей: наконечники стрел из кости и рога, костяные ложечки и лопаточки со скульптурными головками животных, детали сложных луков, рукоятки ножей. Вокруг кострища, расположенного на берегу р. Полуй собрано много фрагментов тиглей - сосудов для плавки и литья меди, а также оставшихся от этой процедуры шлаков. В раскопе, примыкавшем к берегу, найдено основное количество изделий, которые нигде, кроме Усть-Полуя не известны, - барельефных моделей, вырезанных из глинистого сланца, по которым производилась формовка будущих бронзовых отливок. В северной части площадки памятника была расчищена большая куча крупных камней, на некоторых из них были заметны следы огня. А около этой кучи зафиксированы остатки неких действий, скорее всего связанных с культовыми церемониями: навал древесной щепы, между слоями которой обнаружены берестяная коробочка с мумифицированной фигуркой птички, скелет пушного зверя, несколько собачьих черепов, фрагменты берестяных изделий, и том числе прямоугольная пластина с прорезанными квадратными отверстиями. Ниже, фактически уже в логу, раскопаны основания двух небольших опальных построек, не более двух метров в длину. Стены их были выложены из плах, поставленных на ребро, в основание одной заложен собачий череп, северные стенки облиты какой-то органической жидкостью - черной и жирной на ощупь. В той же части площадки памятника обнаружены два женских погребения. Одна из могил, в которой погребенная, уложенная на берестяную подстилку на боку, была перекрыта многослойными культурными напластованиями; другая, от которой кроме берестяной подстилки сохранился только череп, зафиксирована неглубоко от поверхности. К сожалению, в могилах не было вещей, по которым их можно было бы датировать, но само наличие их на территории памятника повышает его сакральный статус. Зато хорошая сохранность дерева из раскопов 1993-1995 гг. позволила уточнить дату памятника по методу дендрохронологии - несколько образцов датированы 1 в. до н. э.

Находки из культурного слоя Усть-Полуя представлены огромным количеством вещей, среди которых предметы вооружения - наконечники стрел, части луков, орнаментированные панцирные пластины, бронзовый клевец; части оленьей упряжи; костяные изделия со скульптурными навершиями, ставшие своеобразной «визитной карточкой» Усть-Полуя: ложки, гребни, поясной крючок. Несколько десятков костяных рукоятей железных ножей, сотни фрагментов керамики, орнаментированные берестяные и деревянные изделия. А также сланцевые модели и бронзовые отливки в виде антропоморфных и зооморфных фигур. В этих находках закодирована огромная информация по древней истории Приобья: этногенез и военное дело, религиозные воззрения и искусство, транспорт, хозяйство, ремесла изучаются и еще долго будут изучаться на материалах из раскопок Усть-Полуя.

Коллекции 1935-1936 гг. до сих пор не выставлялись. Находки из раскопок 1993-1995 гг. послужили материалом для выставки «Во дни предначальные», которая демонстрировалась в 1997 году на II Красноярской биеннале, а потом совершила тур по музеям г. Екатеринбурга. Совместное предприятие Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) и Ямало-Ненецкого окружного музейно-выставочного комплекса им. И.С.Шемановского - выставка «Усть-Полуй: I в. до н. э.» -позволит всем посетившим ее воочию увидеть богатства древнего святилища на Полярном круге.

В 2002 г. исполнилось 70 лет со дня открытия памятника. Пусть эта выставка будет не только презентацией археологического наследия региона, но и данью памяти тем, кто открывал и исследовал его в тяжелые 30-е годы...

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования