Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

Исследования на средневековом могильнике Зеленый Яр в субарктической зоне Западной Сибири. Тезисы на Уральское археологическое совещание

 

Субарктическая зона Сибири вообще и Западной Сибири в частности исследована недостаточно. Этот общеизвестный факт, к сожалению, сильно сказывается на степени фундированности научных построений – будь то этногенез коренных народов Севера, происхождение отдельных видов традиционной экономики или любые другие. Источниковая база заставляет историков, археологов, этнографов базировать свои выводы на крайне немногочисленных письменных источниках и ретроспективных цепочках. Средневековый могильник, обнаруженный нами в 1997 году в 40 км к востоку от г. Салехарда, вполне закономерно пробудил надежды хоть в какой-то степени заполнить лакуны познания этой эпохи.

Но могильник Зеленый Яр интересен еще и следующим:

1. Это первый обнаруженный и стационарно раскопанный некрополь ранее 18 в. на территории Нижнего Приобья.

2. Памятник у поселка Зеленый Яр представляет собой не только могильник, но комплекс прямо и косвенно взаимосвязанных археологических явлений: остатки металлообрабатывающего действия, собственно некрополь и остатки, связанные с поминальными ритуалами.

3. Для него характерна необычно хорошая сохранность погребальных конструкций из дерева и бересты, одежд из меха и кожи. Кроме того, в пяти погребениях были обнаружены относительно полные мумифицированные останки людей.

Именно поэтому мы решились обнародовать предварительные результаты исследований могильника Зеленый Яр. К настоящему времени на могильнике вскрыты 34 погребения; две постройки, возможно, связанные с металлобработкой; а также артефакты и объекты поминального комплекса. К сожалению, нам пришлось закончить стационарные исследования на могильнике раньше, чем мы собирались, т.к. повышенное внимание к нашим раскопкам со стороны прессы, вызванное находками мумифицированных объектов, спровоцировало неадекватную реакцию местного населения, относящегося к этнической группе северных ханты. Во избежание нарастания конфликта мы вынуждены были закончить полевые исследования на могильнике в 2002 г.

Комплекс, связанный с металлобработкой представляет собой остатки сгоревшей постройки прямоугольной формы, в центральной части которой располагался развал стенок глинобитной печи и большого количества крупных камней, иногда со следами огня. В культурном слое, связанном с этим комплексом, обнаружено большое количество керамики и обломков тиглей, датированных 6-7 вв. н.э. Там же было найдено несколько фрагментов шлаков, слиток белого металла. Вторая постройка расположена недалеко от первой и, скорее всего, представляет собой жилую конструкцию.

Собственно некрополь, по-видимому, состоит из двух разновременных частей – могильников 7-10 вв. и 12-13 вв. н.э. К настоящему времени вскрыто 34 погребения, в том числе 14 из них могут быть отнесены к более раннему могильнику, остальные – к позднему. Все могилы грунтовые, совершены в неглубоких (от 20 до 60 см от древней поверхности) узких ямах. Следов каких-либо надмогильных сооружений не обнаружено. Прослежены внутримогильные конструкции трех типов. Самый простой – берестяное покрытие и выстилка из бересты по дну. Второй – более сложный – состоит из деревянных конструкций, которыми обставлены или укреплены стенки могил, тех же выстилок из бересты внутри погребения, перекрытия из плах или жердей, положенных продольно на земляную засыпку могильной ямы. Наконец, третий тип внутримогильных конструкций представляет собой долбленные саркофаги в форме лодки, но закрытые со всех сторон или берестяной чехол, сшитый в форме лодки. Эти конструкции перекрывались так же плахами или жердями, положенными на засыпку ямы. Большинство погребений одиночные, по предварительным данным антропологических обследований принадлежат лицам мужского пола и детям до 7 лет. Зафиксированы две могилы с групповыми (два и три костяка) захоронениями. Во всех могилах, в которых это удалось проследить, за одним исключением (п. 15, детское) захороненные лежали в позе «вытянуто на спине», руки положены вдоль туловища или сложены на костях таза, иногда правая рука положена под таз, ногами к реке (или воде). Однажды было обнаружено захоронение головы в головном уборе. Судя по ширине могильных ям, взрослые укладывались в могилу предварительно связанными, следы такой перевязки кожаными ремешками были зафиксированы в нескольких погребениях. Наиболее интересны погребения 15, 23, 24, 25 и 27, в которых сохранились мумифицированные тела детей от 1 до 2 лет, девочки 7 лет и мужчины 35 – 45 лет и меховые одежды. При относительной бедности металлического инвентаря, бросаются в глаза многочисленные фрагменты медных котлов, которые использовали в качестве накладок на лицо, голени и стопы погребенных. Были зафиксированы некоторые интересные детали погребального обряда, например: кроме связывания тела покойного, применялось неоднократно зафиксированное обвязывание саркофага прутьями. Стопам погребенных стремились придать особое вытянутое («балетное») положение, для чего, по-видимому, подрезали сухожилия. Несколько раз зафиксировано употребление конусов, свернутых из стенок котлов – их ставили под стопами захороненных. В детских могилах погребенный иногда накрывался шкуркой пушного зверя (соболя или куницы), снятой чулком.

Большинство погребений взрослых мужчин разрушено. Причем это действие производилось не с целью грабежа могильного инвентаря, но с целью нарушения целостности верхней половины тела захороненного и его головы, так как артефакты и их обломки, а также фрагменты черепов и костей погребенных часто обнаруживались в засыпи грабительского вкопа. Полностью сохранились только четыре погребения, принадлежащие мужчинам 35-40 лет, причем три из них (1, 10 и 11) относятся к раннему некрополю, и лишь одно – п. 27 – к позднему. Необходимо отметить, что в погребении 11 была найдена антропоморфная бронзовая фигурка с изображением кузнечного молотка и клещей у пояса, а п. 27 совершено прямо на месте постройки с металлообрабатывающим комплексом.

Абсолютную дату пока имеет лишь погребение 27 – 1282 г.н.э. по дендрохронологическому методу (определение проф. С.Г.Шиятова, Институт экологии растений и животных УрО РАН), остальные датируются по аналогиям. Так, дата ранней группы погребений устанавливается по щиткам шумящих подвесок ломоватовского типа, железному ножу-скрамасаксу 8-9 вв. н..э. Поздняя часть некрополя может быть датирована многочисленными фрагментами медных котлов, которые в массе распространились на севере Западной Сибири после 12 в. н.э. и височным подвескам с калачевидным щитком 12-14 вв.

Поминальный комплекс представляет собой обильно насыщенный органикой, золой, угольками, фрагментами дерева культурный слой, распространенный как в межмогильном пространстве, так и – в основном – к югу от некрополя на залесенной части террасы. Кроме того, в составе комплекса зафиксированы дары-приношения, состоящие из сосуда, керамического или металлического, поставленного вверх дном и бронзовых или серебряных украшений, положенных около него. Самый ранний набор представлен керамическим сосудом и серебряным поясным набором 6 в. н.э. В составе остальных – прикамские и булгарские украшения, бронзовая чаша, серебряное блюдце, керамические сосуды.

Естественно, исследования такого сложного и многообразного по характеру своих остаткам археологического комплекса потребует долгого и комплексного исследования. Так, еще не завершены антропологические, медико-генетические и другие исследования. Продолжается работа по изучению мумифицированных останков и самих причин мумификации в условиях некрополя, а также реставрация и исследование меховых одежд из погребений. Один из мумифицированных объектов готовится к экспозиции в Музейно-выставочном комплексе Ямало-Ненецкого автономного округа им. И.С.Шемановского.

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования