Шаблоны для Joomla 3 здесь

А.Г.Брусницына. Современная источниковая база изучения позднего железного века полярной зоны Западной Сибири // Научный вестник. Вып. 3. Археология и этнология. Материалы научно-исследовательской конференции по итогам полевых исследований 1999 года». Салехард, 2000. С. 32-48

 

Постановка проблемы

Развитие культурных общностей Северо-Западной Сибири в эпоху средневековья (или позднего железного века) - проблема не новая и имеет свою уже довольно длительную историю изучения. В.А. Могильников пишет о трех этапах. "До 50-х годов XX в. происходило в основном накопление фактического материала, который частично публиковался". 50-60-е гг. - "научная систематизация и интерпретация собранного материала" (работы В.Н. Чернецова, создавшего первую классификацию древностей Нижнего Приобья, лесного Зауралья и Прииртышья I - начала II тысячелетия новой эры и наметившего ареалы обитания угров и самодийцев [1953; 1957, с.136-145]). Третий этап - 60-80-е гг., время освещения "этнокультурной характеристики населения лесного Приобья второй половины I - начала II тысячелетия новой эры с привлечением новых источников" [Могильников, 1987, с. 164]. В течение 90-х годов на территории Ямало-Ненецкого округа шло активное накопление новых знаний по периодам древней истории, а наиболее существенные открытия связаны с эпохой позднего железного века. За этот период открыты десятки памятников, которые дали не только уникальные материалы, коллекции, но и вызвали появление новых подходов в исследовании древней истории севера Западной Сибири, свежих идей и концепций.

В связи с этим возникла необходимость свести во едино все накопленные материалы и обратиться к анализу источниковой базы, имеющейся сегодня в нашем распоряжении. Можно ли на ее основании рассматривать вопросы хронологии и рассуждать об "этнокультурной характеристике населения" эпохи средневековья самой северной части Западной Сибири, условно ограниченной в пределах огромной территории Ямало-Ненецкого автономного округа? Эти новые материалы необходимо соотнести с имеющимися культурно-хронологическими схемами, разработанными для Западной Сибири, уточнить некоторые их пункты в соответствии с особенностями археологических комплексов полярной зоны, а может быть, выработать новую схему.

Хронологические рамки рассматриваемых здесь материалов шире, чем рамки средневекового периода. В прилагаемый перечень включены памятники, датированные I-III веками новой эры и, по классификации В.Н. Чернецова, отнесенные к так называемому ярсалинскому заключительному этапу раннего железного века, выделенному в северной периферийной зоне Западной Сибири. Эти коллекции имеют явные связи с раннесредневековыми материалами, и фиксируют, по меньшей мере, в материальной культуре неразрывность процессов, протекавших на крайнем севере Западной Сибири в первой трети I тысячелетия новой эры и в последующие IV-VII века. Также в статье рассматриваются памятники так называемого "нового времени" или "этнографической современности", датируемые XVII - началом ХХ века. Это русские и остяцкие городки, святилища, могильники (кладбища) и другие археологизированные объекты, которые сегодня являются прекрасным источником по позднему периоду и могут быть исследованы только археологическими методами. В целом, таким образом, в перечне сведены памятники археологии I-II тысячелетий новой эры или позднего железного века, который включает раннее средневековье (с переходным этапом от эпохи раннего железа), позднее средневековье и новое время.

Предыстория вопроса

Первый свод археологических памятников Нижнего и Среднего Приобья был составлен И.А.Талицкой в 1953 году. В нем автор собрала информацию из различных источников, в том числе из работ и полевых отчетов Д.Н.Редрикова, В.С.Адрианова, В.Н.Чернецова, В.И.Мошинской, а также таких историков Сибири конца XIX века, как И.Я.Словцов, К.Голодников и К.Д.Носилов. Среди девятнадцати археологических памятников Ямало-Ненецкого округа только шесть упоминаются в нем как средневековые и три - могильники нового времени. При этом конкретный средневековый возраст (X-XII века) был установлен только для селища Зеленая Горка. Еще два памятника (поселения Хара-Патка и Кушеватское городище), отнесенные в Своде к эпохам бронзы и раннего железа, позднее датированы средними веками [Талицкая, 1953, с. 242-357].

В своей работе 1957 года В.Н.Чернецов перечисляет средневековые материалы Северо-Западной Сибири применительно разработанной им периодизации. В том числе с территории Ямало-Ненецкого округа: местонахождение Зимовье Мамеева, селища Тиутей-Сале, Зеленая Горка и Хаэн-Сале, городище Вож-Пай, названное в карте И.А.Талицкой Кушеватским. Остальные материалы (находки в Яр-сале на Ямале, у юрт Ишварских, у Салехарда, у устья р.Пясядай (Северный Ямал), близ юрт Хара-Пасл и у устья р. Таз.) представляли собой случайные сборы [c. 137-139].

С тех пор были предприняты две попытки свести данные о памятниках археологии территории Ямало-Ненецкого округа, и обе в 1994 году. В брошюре А.В.Матвеева и В.А. Заха перечислены 84 памятника, известных авторам на конец 1993 года на территории Ямальского полуострова (Ямальский и северо-западная часть Приуральского района) [с. 42-50]. "Археологическая карта..." Л.Косинской и Н.Федоровой включила археологические материалы (всего 173) со всего округа. В обоих случаях не обошлось без упущений, но информация о памятниках полуострова в том и другом изданиях дополняет друг друга.

В "Археологической карте..." фигурируют 84 памятника археологии интересующей нас эпохи (с I века новой эры до позднего средневековья) и 9 случайных сборов [Косинская, Федорова, 1994]. В нее не были включены порядка 20 объектов, уже выявленных в то время. Сегодня мы можем говорить уже о 168 памятниках этого времени и 10 коллекциях. Обратимся теперь к истории их открытия.

Открытие средневековых древностей на территории Ямало-Ненецкого округа

Начало изучения средневековья самого севера Западной Сибири можно связывать с серединой XIX века. Первым памятником эпохи средневековья (хотя и позднего), обнаруженным на современной территории Ямало-Ненецкого автономного округа (в Тазовском районе), было городище Мангазея, место положения которой установила в 1862-64 годах экспедиция Ю.И. Кушелевского [1868]. Следующие средневековые материалы упоминаются в конце XIX века К.Голодниковым[1], И.Я.Словцовым[2] и К.Д.Носиловым[3]. Все они имеют отношение к современному Шурышкарскому району округа.

Войкарскими курганами, описанными К.Д. Носиловым, могут быть, предположительно, поселение Усть-Войкар I (открытое в 1993 году) и городище Усть-Войкар. Хотя с уверенностью этого сказать нельзя. Местонахождение Куноватского "городка" (вероятно, памятник позднего средневековья) в настоящее время не известно. Места расположения остальных объектов можно считать установленными. Это - поселение Белая Гора (с жертвенным местом Черная Гора), названное К.Д. Носиловым "Шухчискарским курганом", К. Голодниковым - "Шурышкарским курганом", а И.А. Словцовым - "Шурышкарским городищем", и городище Усть-Войкар - Войкарский городок по И.А. Словцову.

В 1909 году С.И. Руденко раскопал 12 разрушенных захоронений середины XIX века на Остяцком кладбище села Обдорска [1914, с. 135], положив тем самым начало изучения археологических памятников на территории г. Салехарда.

Новые открытия, сделанные в 20-е годы XX века, связаны с именами Д.Н.Редрикова (1925-29 гг.)[4], Р.Е. Кольса (1926-27 гг.) и В.Н. Чернецова (1929 г.).

Д.Н. Редриков, как и К.Д. Носилов, работал в нынешнем Шурышкарском районе в 1925-27 годах. В тогда еще Обдорске Д.Н. Редриков находился в ссылке, и пока не ясно, насколько он был свободен в своих передвижениях по округу. Известно, что им было обследовано городище Эви-Вож на правом берегу р. Обь, ниже п. Кушеват. По-чему-то этот памятник не вошел в "Материалы к археологической карте Нижнего и Среднего Приобья" И.А. Талицкой, но его упоминает В.Н. Чернецов в "Древней истории Нижнего Приобья" в разделе, посвященном эпохе раннего железа[5]. О памятнике известно лишь, что он расположен "...на мысочке, образованном впадением в р. Обь небольшого ручья..." [1953, с. 65]. В подписи к приведенным в статье иллюстрациям В.Н. Чернецов называет памятник "городищем Кушеват на Оби" [1953, с. 64, табл. XXI: 14-17].

Другое Кушеватское городище обследовано Д.Н. Редриковым в 1926 году. Позднее памятник получил название городище Вож-Пай. Находится на правом берегу р. Обь, недалеко от п. Кушеват. Д.Н. Редриков произвел на городище раскопки, масштабы которых нам не известны. Он определил многослойный характер культурного слоя: в основании - слой эпохи бронзы, выше - слой раннего железного века, верхний слой - с керамикой оронтурского типа (по В.Н. Чернецову) [Чернецов, 1957, с. 139]. По всей видимости сегодня городище может быть датировано VIII-IX веками новой эры (кучиминский этап).

Поселение Хара-Патка, обследованное Д.Н. Редриковым в 1925 году, также многослойное. Здесь собрана керамика эпохи бронзы и I тысячелетия новой эры (?) [Косинская, Федорова, 1994, с. 66]. И.А. Талицкая приводит этот памятник в своем своде как стоянку эпохи бронзы и I тысячелетия до новой эры [1953, с. 247]. А В.Н. Чернецов упоминает его в связи с материалами эпохи раннего железа, как "памятник, характер которого еще не установлен" [1953, с. 63], что позволяет предположить, что в коллекции имеется керамика зеленогорского (VI-VII веков новой эры) или кучиминского типа (VIII-IX века).

В 1926-27 годах работала Тазовская экспедиция Русского географического об-щества, возглавляемая Р.Е. Кольсом. Ею было обследовано городище Мангазея, а также собрана коллекция бронзовых вещей второй половины - конца I тысячелетия новой эры близ Зимовья Мамеева.

В 1928-29 годах Д.Н. Редриковым обнаружена Салехардская стоянка (на Обдорском холме), верхний культурный слой которой датирован VI-VII веками новой эры. Тогда же, в 1929 году, свои первые раскопки произвел на Ямале В.Н. Чернецов. Он обнаружил два памятника на мысу Тиутей-Сале на западном берегу полуострова. Первый - поселение Тиутей-Сале I - дал керамику зеленогорского типа (VI-VII века), тогда отнесенную к раннему железному веку. Второй памятник - дюнная стоянка (в работе 1953 года - селище на мысу Тиутей-Сале) - содержал оронтурские материалы; в последствии получил название поселение Тиутей-Сале III [Федорова, Косинцев, Фитцхью, 1998, с. 11-12]. Кроме того В.Н. Чернецовым исследовано поселение на северном побережье полуострова, на берегу пролива Малыгина, в 1,5 км к востоку от мыса Хаэн-Сале. Сам он в 1957 году отнес его к кинтусовскому этапу - начало II тысячелетия новой эры [с. 139].

30-е годы были менее плодотворны, хотя именно тогда при строительстве здания гидропорта в 1932 году близ тогда еще Обдорска было обнаружено, а в 1935-36 годах раскапывалось В.С. Адриановым, жертвенное место (городище) Усть-Полуй [Адрианов, 1936; 1936а]. Хотя его основной комплекс относится к раннему железному веку, в материалах памятника имеется довольно многочисленная коллекция VI-VII веков новой эры.

Кроме того, в начале 30-х годов в с. Яр-Сале (административный центр Ямальского района) во время постройки промыслово-моторной станции были найдены предметы из бронзы и кости, переданные в последствии в МАЭ АН СССР. В.Н. Чернецов отнес их ко II-III векам новой эры [1957, с. 139]. Сегодня датировка Ярсалинских находок трактуется в пределах I тысячелетия новой эры [Косинская, Федорова, 1994, с. 48].

В 1946 году экспедиция Института истории материальной культуры (В.Н. Чернецов и В.И. Мошинская) предпринимают поиски и раскопки Мангазейского городища. Кроме того, находясь в Салехарде, они исследовали Усть-Полуй [Мошинская, 1953а, с. 72-73] и Салехардскую стоянку (на Обдорском холме) [Мошинская, 1953, с. 179-180], а также обнаружили новое поселение Зеленая Горка, давшее керамику усть-полуйского, зеленогорского и кинтусовского типов [Талицкая, 1953, с. 246; Чернецов, 1949; 1957, с. 139]. Тогда же вблизи Салехарда ими были открыты три поздних могильника (XVIII-XIX веков): Хар-сойм (судя по всему, старое давно заброшенное кладбище неподалеку от современного городского рынка), Салехардский I - частично разрушенный хантыйский могильник на правом берегу р. Полуя, у Кирпичных сараев (обследованное в свое время С.И. Руденко Остяцкое кладбище) и еще один - Салехардский II - могильник близ Салехарда, на Еловом мысу [Талицкая, 1953, с. 246].

В том же 1946 году на р. Сыне около Ямгортских юрт местными жителями были сделаны находки бронзовых и серебряных изделий, получившие название Ямгортский клад [Мизинова, 1958]. Условия их обнаружения - на поверхности земли под двумя железными котлами - позволяют считать Ямгортский клад самостоятельным памятником. Клад датируется XI-XIII веками. Разведка на р. Щучьей 1949 года, проведенная геологом Г.А. Черновым, дала, по крайней мере, четыре памятника интересующего нас времени [1951]: стоянки VI-VII веков новой эры Щучья I, VII и IX, а также стоянка Щучья VI середины I тысячелетия новой эры. Вероятно, именно эти материалы упоминает В.Н. Чернецов как "находки на р. Щучьей", относящиеся к оронтурскому этапу [1957, с. 139].

1950-е годы были затрачены на обобщение всех полученных к тому времени материалов. А это, как мы видим, не более 25 памятников, из которых по меньшей мере пять относились ко второй половине II тысячелетия, часть - зеленогорские - ошибочно были отнесены к раннему железному веку, и еще некоторые не были известны В.Н. Чернецову и не участвовали в разработке культурно-хронологической схемы населения Нижнего Приобья для эпохи средневековья (до середины II тысячелетия нашей эры). Почти сто лет открытие средневековых древностей северной зоны Нижнего Приобья происходило по воле случая, отрывочно и спорадично. Каких-либо открытий памятников этого времени в 50-е годы на территории Ямало-Ненецкого округа сделано не было. Но уже с началом 60-х годов начинается новый этап более или менее планомерных полевых исследований.

Историко-этнографическая экспедицией МГУ под руководством Л.П. Лашука в 1961 году исследовала на северо-восточной окраине п. Новый Порт (Ямальский район) жертвенное место Харде-седе нового времени с керамикой и металлом конца I - начала II тысячелетия новой эры, а также установила местонахождение поселения Белая Гора, известного по источникам конца XIX века как Шурышкарский курган или городище. Тогда же было открыто, а в 1963 году исследовано раскопками поселение Ай-Пугор (X-XIII века) на острове в обских протоках выше с. Мужи [Лашук, 1965, с. 29]. В 1964 году экспедиция обнаружила многослойное поселение Пернашор в черте г. Салехарда на правом берегу р. Полуй. Материалы с этого памятника показали наличие керамики трех типов эпохи бронзы и оронтурского (по В.Н. Чернецову) типа эпохи средневековья (VI-IX века) [Лашук, 1965; Лашук, Хлобыстин, 1986]. К сожалению, в настоящее время местонахождение этого памятника не известно.

В 1961 году поступила информация о двух интересных находках на территории Ямало-Ненецкого округа. В Приуральском районе на левом берегу р. Лонгот-еган, в 100 км от устья геологоразведчик А.И. Блохин собрал с небольшого участка поверхности железные и бронзовые предметы IX-XIV веков. Судя по составу коллекции и условиям залегания, Лонготеганский клад мог быть жертвенным комплексом [Макаров, Чеснокова, 1994]. В это же время вблизи южной границы Надымского района была обнаружена коллекция, названная в последствии Холмогорским кладом. Спустя 17 лет предметы были переданы сотрудникам Уральской археологической экспедиции [Зыков, Кокшаров, Терехова, Федорова, 1994]. Благодаря тому, что находчик сделал схематичный план залегания предметов, сегодня исследователи довольно уверенно трактуют эту находку как коллективный кенотаф III-V веков новой эры [Зыков, Федорова, в печати].

С 1967 года на территории округа работала экспедиция ЛОИА АН СССР под руководством Л.П. Хлобыстина. В Ямальском районе экспедиция обнаружила восемь стоянок так называемого конца раннего железного века. Это стоянки Ярра-то I-VIII, которые датированы концом I тысячелетия до новой эры - серединой I тысячелетия новой эры [Хлобыстин, 1967]. Столь поздняя верхняя дата позволяет предположить наличие раннесредневековых материалов, что, в свою очередь, требует проверки.

Интереснейшие данные получены комплексной историко-географической экспедицией Арктического и антарктического НИИ при участии ЛОИА АН СССР под руководством М.И.Белова при раскопках городища Мангазея в 1968-70 годах [Белов, 1980; Белов, Овсянников, Старков, 1981]. Тогда же Л.П.Хлобыстин исследовал Тазовскую литейную мастерскую X-XIII веков [Хлобыстин, Овсянников, 1973].

В 1976 году Л.П.Хлобыстин установил местонахождение Надымского городка [Хлобыстин, 1977] и нашел стоянку железного века на р. Горный Полуй вблизи п. Зеленый Яр в Приуральском районе округа. Скудные находки помешали датировать памятник более точно [Хлобыстин, 1976; 1977]. Однако разведка ИИА УрО РАН и ЯНОКМ 1997 года (Н.В.Федорова, А.Г.Брусницына) установила, что здесь находится могильник (и, возможно, поселенческий слой) VI-XII веков новой эры. Памятник получил название могильник Зеленый Яр [Брусницына, 1999в, с. 62-63].

В том же 1976 году в музей п. Мужи поступила коллекция с Шурышкарского сора от местного жителя В.Ф. Коновалова. Коллекция включает несколько серебряных предметов XI-XIII веков. По сведениям И.А. Сыркиной, которая 1978 году приобрела их для Тобольского музея, эти вещи происходят с поселения Белая Гора, где ею производились раскопки в 1977 году [Сыркина, 1983]. Раскоп И.А.Сыркиной показал наличие культурного слоя с материалом, относящимся к XVII-XVIII векам. По сообщениям местных жителей здесь располагалось поселение Лорвож. На берегу у подножия обрыва собран материал XII-XIII веков [Сыркина, 1978, с.1]. По результатам своих исследований И.А. Сыркина выделила как часть поселения жертвенное место Черная Гора (XII-XIII века) на соседнем участке террасы, отделенном ручьем [Сыркина, 1978, с. 5].

Уральская археологическая экспедиция УрГУ в 1978 году провела исследования в Надымском районе. Здесь Н.В. Федоровой было открыто и 1979 году раскапывалось В.М. Морозовым городище Лонг-Юган I, датируемое первой половиной II тысячелетия новой эры. Неподалеку от городища В.М. Морозовым найдено и частично раскопано одновременное поселение Лонг-Юган II [Морозов, 1980].

С середины 80-х годов можно говорить о начале крупномасштабных и действительно планомерных археологических исследований на территории Ямало-Ненецкого округа. Следует заметить, что Ханты-Мансийский округ подвергался такому обследованию уже более двадцати лет за счет хоздоговорных, по большей части спасательных работ в местах новостроек. Первенство держала Уральская археологическая экспедиция УрГУ. За это время были открыты сотни памятников разных эпох, накоплен колоссальный опыт полевых работ в таежной зоне Западной Сибири. А просторы лесотундровой и тундровой зон оставались огромным белым пятном на археологической карте Тюменской области. В этих условиях стала очевидной необходимость поправить ситуацию, тормозившую как археологические, так и этнографические исследования. Вместе с тем, начинается более активное по сравнению с прежними годами промышленное освоение нефтяных и газовых месторождений округа, "предоставляя" археологам дополнительные финансовые возможности исследовать его территорию.

Археолого-этнографическая экспедиция ТГПИ (г. Тобольск) под руководством А.В. Головнева работала на территории округа в 1986-93 годах. Археологическую часть выполняли в разное время А.В.Соколков и Н.И.Старцев (в основном в Ямальском районе), Е.Г.Фильчаков (в Шурышкарском) и А.Г.Брусницына (в Приуральском районе). К сожалению, из-за недостаточного опыта и отсутствия школы полевых исследований, многие открытия тех лет на Ямальском полуострове так и остались "не открытыми" для археологии севера Западной Сибири. Из тех материалов, что дошли до нас по отчетам и публикациям, а иногда просто по сохранившимся полевым запи-сям или коллекциям, большинство относятся к эпохе средневековья.

Стоянки Мыс Каменный, Нюдя-то-яха I, Паелова, Сядай-яха II-IV, найденные в 1985 и 1987 годах, отнесены А.В. Соколковым к концу I - началу II тысячелетия новой эры[6]; жертвенное место Сядай-яха I - ко второй половине II тысячелетия [Соколков, 1985; Соколков, ПМ 1987]; находки на стоянке Хаэн-сале I, хранящиеся в Ямальском районном музее (с. Яр-Сале) датируются XIV-XVII веками[7]. В 1989 году найдены жертвенное место Юнь-яха (IX-XI века), стоянки Мал-то I (VIII-IX века) и Мал-то II (эпоха средневековья[8]), стоянки Се-яха I (IX-XI века), Тиртя-яха I (VI-VII века), Тангаптюн I, Халято-сё I и жертвенное место Халя-то I (XV-XVI века), стоянка Харде-яха (эпоха бронзы и I тысячелетие новой эры), поселения Хаудымка I (VI-VII века) и Хаудымка II (эпоха средневековья), поселение Юрибей IV (VI-VII века) и стоянка Юрибей VI (эпоха средневековья) [Соколков, 1990].

В 1990 году раскопками исследовано жертвенное место Халя-то I, где обнаружено захоронение-кенотаф XIII-XIV веков. На озере открыты еще три памятника - поселения Халя-то II, IV и стоянка Халя-то III конца I - начала II тысячелетия новой эры, а также обследованы берега озера Ярте, где А.В.Соколковым и Н.В.Старцевым было зафиксировано еще семь памятников археологии [Соколков, ПМ 1990]. Тогда же начались раскопки одного из них - городища Ярте VI (XI-XII веков), продолжавшиеся до 1992 года. За это время была вскрыта большая часть культурного слоя [Соколков, 1990; Головнев, Зайцев, 1992].

Н.В.Старцев в 1991 году обследовал берега озер Ярра-то (где ранее был Л.П.Хлобыстин) и открыл две стоянки Ярра-то X, XII, которые датированы традиционно концом I - началом II тысячелетия новой эры [Старцев, ПМ 1991]. А в 1992 году А.В.Соколковым раскопано два погребения IX-XI веков на могильнике Хэто-сё I [Ощепков, 1999].

Небольшие разведки были проведены археологами экспедиции ТГПИ и в Шурышкарском районе. Здесь Е.Г.Фильчаковым в 1988 году открыты раннесредневековое городище Юган-горт I (предположительно IV-VII века), два многослойных поселения, давших в числе прочих средневековые материалы (по результатам разведки 1993 года Е.И.Кочегова и Н.В.Федоровой) - Юган-горт V зеленогорского времени и Юган-горт VI конца I тысячелетия новой эры [Кочегов, Федорова, 1993, с. 7-9], а также памятники эпохи средневековья городище Шурышкарский Сор I, поселение Хольц-Юган и местонахождение Устье Хольц-Югана [Фильчаков, 1988, с. 4-7]. В 1989 году А.В.Соколковым обследованы многослойное городище Несьеган I (IV-VII века) и городище Несьеган II с материалами VI-VII и XI-XII веков [Соколков, 1990, с. 12-13]. Автору данной статьи также довелось поработать в составе экспедиции ТГПИ под руководством А.В.Головнева. В 1993 году мною исследован район фактории Лаборовая (Приуральский район, Полярный Урал) и обнаружены стоянка Едан-то I конца I - начала II тысячелетия, стоянка Едан-то II и поселение Ноята-пиртча I VI-VII веков, поселение эпохи средневековья Ноя-то I. Кроме того, была повторно об-следована уже почти уничтоженная эоловыми передвижениями песков стоянка на озере Хадян-то близ Лаборовой - открытая Г.А. Черновым Щучья VI [Брусницына, 1995].

Одновременно в 1989 году на Ямале и в бассейне р. Щучья работал Печеро-Мезенский археологический отряд В.С. Стоколоса. Из материалов этой разведки представляют интерес для нас стоянки Хэбидя-то, датированная I тысячелетием но-вой эры, Харде-яха эпохи бронзы и I тысячелетия новой эры и Яра-яха с керамикой бичевницкого типа, синхронного зеленогорскому, расположенные на западном берегу Обской Губы [Стоколос, 1989].

В 1990-91 годах С.Г.Пархимовичем и В.М.Морозовым были произведены небольшие рекогносцировочные исследования на городище Усть-Полуй и поселении Зеленая Горка [Пархимович, 1990; Морозов, 1991; 1993; Малоземова, Морозов, 1997]. Тогда же (в 1990 году) С.Г.Пархимович исследовал открытое им городище Питлярское I эпохи раннего средневековья и зафиксировал еще одно средневековое местонахождение - Питляр IV - в Шурышкарском районе [Пархимович, 1990, с. 6].

В 1991 году вновь созданный в Тюмени Институт проблем освоения Севера СО РАН организовал экспедицию в Ямальский район. Тогда В.А.Захом были открыты ряд памятников, которые автор отнес к эпохе средневековья: местонахождения Муртымалто I-III и Янгто I, II [Матвеев, Зах, 1994, с. 42-43, 47]. С 1990 года на территории округа начинает работать Уральская археологическая экспедиция (г. Екатеринбург), сначала в Пуровском районе, где начиналось освоение Сугмутского нефтяного месторождения. Хотя разведка Г.П.Визгалова 1990 года средневековых материалов не дала [Визгалов, 1990], в 1991 году сотрудниками экспедиции здесь было открыто восемь средневековых памятников. Могильник предположительно XII-XIV веков Ай-Камчин-ягун I, поселение эпохи средневековья Улова I и жертвенное место VIII-X веков на поселении раннего бронзового века Улова II открыты Л.Л. Косинской. Она же зафиксировала поселение Сугмутен-ягун IV и жилище и промысловый комплекс Сугмутен-ягун V, средневековый возраст которых был установлен только в результате раскопок 1995 года [Косинская, 1992]. Многослойное поселение Пяку-то I, на котором помимо ранних материалов имеется керамика IV-V и IX-XI веков, а также поселение IX-XI веков Пямали-яха V найдены А.А.Погодиным [Погодин, 1992]. Участвуя в тех работах, автор данной статьи зафиксировала на берегу оз. Пяку-то археологизированное поселение конца XIX - начала ХХ века Пяку-то V [Косинская, 1992].

Уральская археологическая экспедиция продолжает работать в Пуровском районе. В 1993 году Л.Л.Косинской открыто поселение первой половины - середины II тысячелетия новой эры Хальмер-яха II [Косинская, 1993]. Разведка 1994 года средне-вековых материалов не дала. В 1995-96 годах произведены раскопки открытых ранее памятников: поселение Сугмутен-ягун IV заселялось дважды (в эпоху энеолита - ран-ней бронзы и в середине I тысячелетия новой эры); жилище и промысловый комплекс Сугмутен-ягун V отнесено к позднему средневековью. В ходе исследований последнего было выявлено местонахождение Сугмутен-ягун Va, на котором раскопан железоделательный горн V-VII веков новой эры [Косинская, 1995; 1997]. В 1997-98 годах экспедиция Л.Л.Косинской обследовала территорию Усть-Харампурского нефтяного месторождения и район г. Губкинский. Открыты поселение с широкой датой (железный век: в пределах I тысячелетия до новой эры - II тысячелетия новой эры) Нарэця-яха, могильник ХVI-ХVIII веков Усть-Харампур VIII, промысловый комплекс (ловчие ямы) Усть-Кальпяс-яха XV (XV-XVII века и позднее) и 15 поселений, предварительно широко датированных эпохой средневековья в пределах I - середины II тысячелетия Харампур V, VII-XI, XIV, XVI, XVIII-XX, Усть-Кальпяс-яха V, VI, XIV, Кальпяс IV [Косинская, ПМ 1997-98]. Тогда же другим отрядом Уральской археологической экспедиции под руководством А.А.Погодина обнаружено местонахождение XI-XIV веков Нюдя-Котутаяха III [Погодин, 1998].

В 1993 году была сформирована Ямальская археологическая экспедиция под руководством Н.В.Федоровой. Начались трехлетние (1993-95 годы) раскопки на Усть-Полуйском мысу в г. Салехарде, в ходе которых установлен сакральный характер использования этого мыса древним населением. В дальнейшем основной задачей оставались раскопки: 1995 год - поселения Тиутей-Сале I и III (дюнная стоянка), 1995-96 годы - городище Ярте VI (Н.Ф.Федорова); 1996-97, 1999 годы - поселение Зеленая Горка (О.В. Малоземова). Одновременно различными отрядами экспедиции произво-дились разведки в разных районах округа.

В 1993-94 годах Е.И.Кочегов (в то время сотрудник ЯНОКМ) и Н.В.Федорова обследуют реки Сыня и Войкар в Шурышкарском районе. Установлено местонахождение Войкарского городка (городище Усть-Войкар); повторно обследованы Несьеганские городища, городище Юган-горт I, поселения Юган-горт V и VI; открыты новые памятники: многослойное поселение Усть-Войкар I c материалами VI-VII и XII-XIV веков, многослойное поселение Юган-горт IV конца I тысячелетия новой эры [Кочегов, Федорова, 1993]; городище Вытвожгорт, поселения Песчанка, Ямгорт I предварительно датируются второй половиной I тысячелетия новой эры, поселение Ямгорт II средневековое, но точный возраст его не установлен, городище Лесмиеган II является позднесредневековым городком [Кочегов, Федорова, 1994].

В 1994 году А.Г. Брусницына и А.А.Погодин обнаружили поселение Корчагм V, а В.И.Стефанов - местонахождение Корчагм VI эпохи средневековья недалеко от паромной переправы Салехард - Лабытнанги [Брусницына, 1995]. Тогда же А.В. Головнев и Н.В. Федорова вместе с директором Арктического центра Смитсониевского института (г. Вашингтон, США) В. Фитцхью, обследуя район полярной станции "Моржовый", зафиксировали памятники, открытые в 1929 году В.Н.Чернецовым, ввели в число археологических объектов жертвенное место нового времени Тиутей-Сале IV [Федорова, Косинцев, Фитцхью, 1998, с. 9-12]. В 1995 году К.А.Ощепков (сотрудник Ямальского районного музея) обнаружил по близи от них еще одно средневековое поселение Тиутей-Сале II [Ощепков, 1995; Федорова, Косинцев, Фитцхью, 1998, с. 9-12].

В том же 1995 году члены Ямальской экспедиции ИИА УрО РАН Е.И. Кочегов и К.А. Ощепков произвели повторную разведку на северном берегу системы озер Ярте. Упоминавшиеся выше памятники, открытые А.В. Соколковым и Н.В. Старцевым в 1990 году, хотя они были включены в "Археологическую карту" 1994 года, идентифицировать не удалось. Все зафиксированные пункты, кроме городища Ярте VI, получили новую нумерацию. Это стоянки Ярте I (I тысячелетие новой эры и эпоха бронзы), Ярте II (III-IV века), Ярте IV, V и VIII (VI-VII века) [Брусницына, Ощепков, в печати]. В 1996 году список средневековых памятников Ямальского района пополнился за счет разведок на двух маршрутах. На юге полуострова К.А. Ощепковым и Н.В.Федоровой открыты раннесредневековое поселение Салемал I, поселение Нгарка-Едетаяха I (IV-V века) и многослойное поселение Хаудымка III. На последнем сделаны находки эпохи раннего металла, но образцы угля дали дату 1445-1670 годы новой эры. Аналогичная ситуация с местонахождением Щучья X эпохи средневековья и более поздней датой 1415-1470 годы [Ощепков, ПМ 1996]. На Среднем Ямале продолжилось обследование "Яртенского микрорайона". На левом берегу реки Юрибей А.Г.Брусницыной и К.А.Ощепковым найдены местонахождение III-IV веков Юр-яха I, стоянки VI-VII веков Юрибей VIII, XIV, XVIII, двуслойное поселение Юр-яха III (VI-VII, IX-XI века) и местонахождение XII-XIV веков Юрибей XIII. Кроме того, зафиксированы памятники, предположительно, позднего средневековья или нового времени (не ранее XVII века), фиксирующиеся в виде слегка приподнятых возвышений (буг-ров), поросших травянистой растительностью, - стоянки Юрибей VII, IX [Брусницына, Ощепков, в печати].

В 1997 году Ямальская археологическая экспедиция ИИА УрО РАН совместно с ЯНОКМ обследовала берега реки Полуй (Приуральский район). Здесь найдены местонахождение VIII-IX веков Горный Полуй I, многослойное средневековое поселение Горный Полуй II и могильник Зеленый Яр VI-XII века (стоянка Горный Полуй по Л.П.Хлобыстину). Недалеко от п. Пельвож открыто городище Пельвож II (Пельвожский городок) [Брусницына, 1999а; 1999в]. В 1999 году сотрудниками экспедиции А.Г.Брусницыной и Д.И.Ражевым исследован хантыйский могильник XVIII-XIX веков на р. Васъёган недалеко от Салехарда [Брусницына, ПМ 1999]. Вероятно, Васъёганский могильник мог быть зафиксирован раньше, в 1946 году, В.Н.Чернецовым как Салехардский II могильник на Еловом мысу. В 1999 году экспедиция приступила к стационарным исследованиям на могильнике Зеленый Яр (Н.В. Федорова).

В эти годы на территории округа работали и другие экспедиции. Так в 1995-96 годах Е.И. Кочегов, теперь уже сотрудник Тюменского госуниверситета, продолжил разведки в Шурышкарском районе. В результате им обнаружены поселение Елисеевский (с материалами эпохи бронзы и раннего железного века - керамика IV-V веков), поселение Черный мыс, городище Вермульеган I и местонахождение Вермульеган IV, датируемые в пределах второй половины I тысячелетия - начала II тысячелетия новой эры, средневековое городище Лысая Гора и могильник нового времени Харъерлор II [Кочегов, 1995]. Кроме того, были осмотрены ранее открытые памятники: поселение Белая Гора с жертвенным местом Черная Гора и городище Шурышкарский Сор I [Кочегов, 1997].

В 1995 году на территории округа, теперь уже в Приуральском районе, вновь работают тюменские археологи (ИПОС СО РАН). Н.П. Матвеева и В.А. Зах раскапывают поселение Паром I эпохи бронзы. В верхних горизонтах (в дерне) найдена керамика зеленогорского типа [Зах, 1997, с. 24-34]. В другой части Приуральского района (на притоке р. Полуй в верхнем течении) сотрудники экспедиции нашли два средневековых поселения Большой Сандибей I и II, более точная датировка которых пока невозможна [Матвеева, Зах, Багашев, 1995, с. 24].

В 1997 году экспедиция Ямало-Ненецкого окружного краеведческого музея им. И.С.Шемановского под руководством А.Г.Брусницыной обнаружила городище Усть-Васъеган I, отнесенное предварительно к ярсалинскому этапу (I-III века новой эры) [Брусницына, 1999а], и найдено средневековое поселение Полярный круг в черте г. Салехарда [Брусницына, ПМ 1997][9]. Тогда же были произведены спасательные раскопки женского погребения конца XIX века на Остяцком кладбище села Обдорска, обследованном в начале века С.И.Руденко [Брусницына, 199б, с. 222-224]. В 1998 году в музей поступила информация о крупной коллекции средневекового металла, вывезенной из п. Зеленый Яр. Во время раскопок на могильнике в 1999 году удалось выяснить, что вещи происходили с острова Новенький на Оби, и два предмета VIII-IX веков были закуплены в фонды ЯНОКМ. По-видимому, на острове могло находиться сегодня уже значительно разрушенное течением реки долго действовавшее (VIII-XII века) древнее святилище[10].

В фондах Ямальского районного музея имеются еще две коллекции VI-VII веков - со стоянки Торамю-яха II (сборы К.А. Ощепкова 1994 года) и местонахождения Аэропорт (сборы С. Хаакансона 1997 года)[11].

В 1998 году сотрудник Ноябрьского детского музея С.Е.Шуньгина осмотрела поселение Пяку-то I (причем установлено интенсивное разрушение памятника). Также ею открыт ряд памятников, предварительно отнесенных к эпохе средневековья, в черте г. Ноябрьск. В 1999 году повторное обследование памятников на р. Лонгот-еган в Надымском районе предпринял А.Н. Бессмертных [1999]. О. Кардаш в 1998-99 годах начал стационарные раскопки Надымского городка [1999; 1999а].

Таким образом, в течение последних 15 лет в округе открыты более 120 памятников только эпохи средневековья. Появились районы, которые можно считать более или менее изученными: реки Сыня, Войкар, нижнее течение Полуя, отдельные микрорайоны в Пуровском и Ямальском районах. По крайней мере, мы уже имеем представление о характере и некоторых особенностях археологических памятников самого севера Западной Сибири не только интересующей нас эпохи, но и более ранних пе-риодов освоения Нижнего Приобья и Ямальского полуострова. При этом остаются огромными "белыми пятнами" Красноселькупский, Тазовский и Надымский районы, северная часть Пуровского, значительные площади в Ямальском и Приуральском районах.

Кроме всего перечисленного, в разные годы и при различных обстоятельствах на территории округа были сделаны порядка 10 случайных находок, которые нельзя считать самостоятельными памятниками, ибо они либо

1) происходят с памятников, фигурирующих в списке (например, часть коллекции Б.И.Василенко - могильник Хэтосе I; коллекция с Шурышкарского сора - поселение Белая Гора), либо

2) являются результатом разновременных сборов на разных памятниках округа (коллекция Б.И.Василенко, коллекция из п.Овгорт, коллекция с реки Куноват, находки из района г. Салехарда), либо

3) их местонахождение, а также условия их находки сегодня не могут быть установлены (находки близ юрт Хара-Пасл, находки у р. Пясядай, Сынские находки, случайная находка с р. Хадыттэ, случайные находки близ юрт Ишварских).

Анализ источниковой базы

Итак, перечень памятников археологии I-II тысячелетий новой эры на территории Ямало-Ненецкого округа насчитывает сегодня 178 единиц (168 недвижимых памятников и 10 коллекций). К сожалению, далеко не все из них могут быть использо-ваны при анализе источниковой базы и изучении этапов позднего железного века. Подавляющее большинство объектов обследованы только разведками; не всегда определена их конкретная датировка и культурная принадлежность; многие представляют собой местонахождения и развеянные стоянки, не дающие представления о характере их использования. Большое количество памятников (более 40) датированы в широких пределах - эпоха средневековья или I тысячелетие новой эры. Среди них чаще оказываются поселения, имеются и городища (Лысая Гора, Шурышкарский Сор I). Местонахождения и кратковременные стоянки с незначительным культурным слоем, которые чаще всего и обнаруживаются по его обнажениям и выдувам с находками, датируются по подъемному материалу. А долговременные памятники, на которых накоплен мощный культурный слой, питающий, в свою очередь, значительный "защитный" слой дерна, находятся по особенностям рельефа. Шурф же не всегда дает необходимое для датирования количество и качество находок.

Поддающиеся анализу данные рассмотрим в соответствии с периодизацией, предложенной Н.В.Федоровой, А.П.Зыковым, В.М.Морозовым и Л.М.Тереховой [1991, с. 126-145]. Данная схема была разработана авторами на материалах Сургутского Приобья, однако она применима в целом и к памятникам Нижней Оби.

Ярсалинский этап (I-IV века) был выделен В.Н.Чернецовым как заключительный этап эпохи раннего железного века, а именно устьполуйской культуры. Его хро-нологические рамки первоначально определялись в пределах II-III веков новой эры. Основанием для выделения этапа стали материалы городища Ус-Толт, а имя ему было дано по так называемым Ярсалинским находкам - небольшая коллекция бронзовых и костяных предметов, которая сегодня датируется широко I тысячелетием новой эры. Для более южных районов Л.А. Чиндиной выделен одновременный ярсалинскому саровский этап кулайской культуры, синхронной устьполуйской. Ею же высказано предположение о принадлежности устьполуйских древностей к кулайской культуре [Чиндина, 1984, с. 105-106]. Вероятно, и ее заключительный саровский этап (как приняли его авторы используемой нами периодизации) должен был включить ярсалинские древности. Тем не менее, в Нижнем Приобье в это время появляется особый тип керамики с характерной прочерченно-линейной и прочерченно-волнистой орнаментацией, которая встречается на памятниках наряду с фигурно-штампованной (в первую очередь, трехчленный и крестовый штампы) позднекулайской и раннесредневековой (карымской) керамикой.

Поэтому, не вдаваясь в сложности, связанные с терминологией и хронологией, остановимся пока на сохранении понятия "ярсалинский этап", как локальный северный вариант саровского, имея в виду существование посуды с желобчатой орнаментацией. Сам этап рассматривается здесь (вслед за В.Н. Чернецовым и Н.В. Федоровой, А.П. Зыковым, В.М. Морозовым и Л.М. Тереховой) как переходный, обнаруживающий непосредственную связь с последующими раннесредневековыми памятниками.

Названный тип посуды встречен на ряде памятников округа, включая Усть-Полуйское городище (жертвенное место). Но пока известно всего три однослойных памятника с керамикой этого типа: стоянка Ярте II (174)[12], местонахождение Юр-яха I (153) на Ямале и городище Усть-Васъёган I (88) в Приуральском районе, на правобережье Оби между Салехардом и Горнокнязевском. Последнее представляет собой мысовое городище с оборонительной системой типа "вал-ров-вал" с семью жилищными впадинами подпрямоугольной формы (с обваловками, разрывами-выходами, очагами в центре и внешними ямами) и одной приподнятой площадкой (?), которые расположены друг за другом цепью вдоль одной "улицы" [Брусницына, 1999а, с. 5-8]. Внешне городище вполне соответствует всем характеристикам саровских памятников Сургутского Приобья [Федорова, Зыков и др., 1991, с. 130].

Для этого периода мы не имеем пока ни абсолютных датировок, ни раскопанных памятников, чтобы приблизиться к решению саровско-ярсалинской проблематики.

Карымский этап (IV-V века) представлен на территории округа целым рядом добротных памятников. Городища Несьеган I (49), Юган-горт I (139) и Питлярское (62), будучи впервые заселены в это время, продолжали существовать и позднее. При этом формируется традиция располагать укрепленные поселения не на мысах, а на участках террас, имеющих естественные границы (естественные понижения, овраги, ручьи, лога и т.п.). Городище Юган-горт I при этом более показательно: занимаемый им участок террасы ограничен с трех сторон естественным образом и лишь короткий участок с напольной стороны укреплен рвом шириной 15 м и глубиной 4 м. Объекты на площадке городища не зафиксированы из-за густого травостоя. На соседнем участке террасы, отделенном ручьем располагается круглая впадина диаметром 5 м с круговой обваловкой. Городище Несьеган I двухплощадочное, с несложной обороной, состоящей из рва, "встроенного" в естественные ограничения рельефа; с напольной стороны площадки I ров раздваивается, разделенный небольшой валообразной внутренней насыпью. На поверхности площадок не зафиксировано никаких объектов. Городище продолжало существовать и в VI-VII веках. Городище Питлярское выделяется из общей массы средневековых городищ Шурышкарского района. На нем зафиксирована тройная система обороны, что связано, вероятно, с длительностью периода его заселения - с IV по IX век. Объекты на поверхности также не выражены. По мнению С.Г. Пархимовича, который провел на памятнике рекогносцировочные исследования, в раскопе 3 х 4 кв.м зафиксирована центральная часть наземного жилища с мощным очагом и наружной подсыпкой стен [Пархимович, 1990, с. 7-10]. В том же Шурышкарском районе найдено поселение Елисеевский (18) этого времени, на котором фиксировались три округлые впадины диаметром 2 м.

На южном Ямале памятники этого времени представлены поселениями Нгарка-Едетаяха I (48) и Хаудымка II (122). Последнее было исследовано раскопками А.В.Соколковым в 1989 году. В раскопе из объектов зафиксированы лишь углистые пятна и столбовые ямки. Образцы угля с поселения Нгарка-Едетаяха I дали абсолютную дату 370-520 годы новой эры.

Еще три памятника происходят с верховий рек Надым и Пякупур. На поселении Пяку-то I (64) зафиксированы три впадины, которые могут быть как карымскими, так и более поздними кучиминскими. Местонахождение Сугмутен-ягун Vа (72), обнаруженное в процессе раскопок позднесредневекового жилища на поселении Сурмутен-ягун V, представляет собой остатки производственного железоделательного комплекса (горна). А уникальная Холмогорская коллекция (126) определяется сегодня как коллективный кенотаф или некий погребальный комплекс, связанный с захоронением вместилищ душ умерших.

Таким образом, материалы карымского этапа встречены пока на девяти памятниках, из которых три можно считать раскопанными и один частично исследованным и весьма перспективным для дальнейших стационарных работ (городище Питлярское). Пока сомнительным представляется предположение о наземном характере жилищ на памятниках Шурышкарского района, поскольку в Сургутском Приобье в это время окончательно формируется тип полуземляночного жилища, какие зафиксированы на более раннем упоминавшемся выше городище Усть-Васъёган I..

В последующие VI-VII века зеленогорского этапа количество памятников возрастает ровно в пять раз. Еще предстоит ответить на вопрос о причинах этого явления. Культурные остатки этого времени встречены на шести городищах Шурышкарского района, причем три из них содержат только зеленогорские древности: городища Эви-вож (138), Вытвожгорт (13) и Несьеган II (50), которое повторно заселялось (?) уже в XI-XII веках, либо использовалось в качестве святилища. Это городище круговое, двухплощадочное, оборонительная система представлена круговой линией рвов. На площадке I на поверхности зафиксированы 9 подквадратных жилищных впадин с обваловками, аналогичных описанным выше. Продолжают функционировать городища Питлярское, Несьеган I и Юган-горт I. Отличается от всех названных укрепленных поселений городище Вытвожгорт - мысового типа с тройной системой обороны, со-стоящей из рвов, без фиксирующихся на поверхности объектов.

Последняя черта характеризует и многие неукрепленные поселения Шурышкар-ского и Приуральского районов, а именно поселения Усть-Войкар I (89), Юган-горт V (141), Песчанка (60), Горный Полуй II (15). Поскольку последний памятник был открыт мною в 1997 году, замечу, что фиксировать на поверхности следы сооружений мешал густой травостой, по которому это многослойное поселение и было обнаружено; утверждать же, что они на самом деле отсутствуют, я бы не стала до более подробного обследования. Полагаю, это может относиться и к некоторым другим поселениям и городищам I тысячелетия новой эры.

Зато однослойное поселение Ямгорт I (155) отражает распространение в этот пе-риод подпрямоугольных углубленных жилищ, остатки которых зафиксированы в количестве девяти в виде впадин с обваловками. На поселении Зеленая Горка (19), по-служившем эталоном для выделения зеленогорского типа керамики и собственно зеленогорского этапа, в раскопах 1996-97 и 1999 года объектов этого времени не встречено [Малоземова, 1997].

На одновременных памятниках к северу от Салехарда жилища фиксируются как слабоуглубленные или почти наземные, иногда со слабовыраженной обваловкой: это поселения Ноята-пиртча I (51), Тиутей-Сале I (81) и III (83), Салемал I (67). В Пуровском районе на поселении Сугмутен-ягун IV раскопками Л.Л. Косинской исследовано прямоугольное жилище, углубленное не более чем на 10 см от древней поверхности, каркасно-столбовой конструкции, площадью около 55 кв.м, с открытым очагом в юго-западном углу и входом - в северо-западном [Косинская, ПМ 1997-98]. Почти наземное расположение жилища сближает памятник с Ямальскими и Полярноуральскими, но угловое расположение очага и входа противоречит всем остальным имеющимся данным о памятниках зеленогорского этапа.

Начиная с VI-VII веков проявляются некоторые различия в морфологии (не в коллекциях !) памятников Шурышкарского и Приуральского районов (кроме региона Полярного Урала) от памятников в Ямальском и Пуровском районах. Возможно, они существовали и ранее, но пока источниковая база по предыдущим периодам не дает возможности проследить этого.

К этому времени относится начало функционирования могильника Зеленый Яр (20) (нижнее течение р. Полуй), на котором продолжали хоронить, вероятно, вплоть до XI-XII веков. Стационарные исследования на памятнике только начались, поэтому говорить о результатах преждевременно. Своеобразный интерес представляет раскопанный в Пуровском районе железоделательный горн V-VII веков - местонахождение Сугмутен-ягун Vа (72).

Керамика зеленогорского типа встречена еще на ряде памятников. В их числе жертвенное место Усть-Полуй (96), Салехардская стоянка на Обдорском холме (68), поселения Паром I (57), Пернашор (59), Юр-яха III (154) и множество стоянок и местонахождений в Ямальском районе округа. Это обстоятельство позволяет предположить, что в VI-VII веках население северной периферии Западной Сибири не только увеличилось, но и стало более подвижным. Причем в районах левобережья Оби и в низовьях обских притоков (в основном Шурышкарский район и часть Приуральского) фиксируются почти исключительно стационарные и долговременные поселения и городища, а в тундровых и лесо-тундровых районах (Ямальский, Полярное Зауралье) находятся преимущественно весьма многочисленные (свыше двадцати) кратковременные стоянки. Важно также, что именно в этот период древнее население впервые проникает в северные районы Ямальского полуострова, оставив после себя относительно долговременные поселения с жилищами (Тиутейсалинский микрорайон).

Еще одна загадка зеленогорского этапа - появление обособленного типа кера-мической посуды: выделенный Л.П. Лашуком на материалах поселения Тиутей-Сале I тиутейсалинский тип [1969, с. 181-188]. Имея много общего с керамикой зеленогорского типа, эта посуда отличается присутствием массивных налепов на внешней стороне венчика. Причем памятники, где встречается эта керамика, локализуются в основном в Ямальской тундре и пограничных районах. На ряде стоянок встречены сосуды обоих типов. Некоторые ямальские памятники содержат только зеленогорскую керамику. Объяснить происхождение этого явления еще предстоит, пока можно высказать в качестве предположения следующее. Быть может, в VI-VII веках происходит обособление части населения Западно-Сибирского Заполярья, которая обосновывается в тундровой зоне на более-менее постоянной основе; при этом сохраняются активные контакты (торговые, брачные и прочие) с южными соседями, с которыми северное население связано генетически.

Имеются и свидетельства контактов с североприуральским населением: на некоторых памятниках встречена керамика бичевницкого типа, синхронного зеленогорскому и тиутейсалинскому в Западной Сибири.

Всего памятников, давших зеленогорские, тиутейсалинские и бичевницкие материалы, известно более сорока. Из них восемь исследовались раскопками в разном объеме. По результатам исследований произведенных, как минимум, на пяти памятниках можно рассуждать о характере их использования, типах жилищ и хозяйстве населения: это поселения Зеленая Горка (Чернецов В.Н., Малоземова О.В.), Салехардская стоянка (Чернецов В.Н.), Тиутей-Сале I и III (Чернецов В.Н., Федорова Н.В.), Сугмутен-ягун IV (Косинская Л.Л.).

Похоже, что в следующие VIII-IX века "завоеватели Ямальских тундр" были вынуждены отступить. По крайней мере, пока на Ямале известен лишь один памятник кучиминского этапа: стоянка Малто I (35). Да и общее количество объектов этого времени в округе возвращается к предыдущим девяти. Пока не зафиксировано ни одного городища, возникшего в VIII-IX веках. Единственное городище, где найдена керамика кучиминского облика - Питлярское. Культурный слой этого периода имеется и на многослойных поселениях Горный Полуй II (15), Пернашор (59), Черный мыс (131). Остатки жилищ на поверхности зафиксированы только на поселении Юган-горт IV (140) - шесть подпрямоугольных впадин.

Для кучиминского этапа в Нижнем Приобье мы имеем первые средневековые памятники, которые можно с определенной уверенностью относить к святилищным комплексам. Это местонахождение Зимовье Мамеева (21) в Тазовском районе и жертвенное место Улова II (87) в Пуровском. В обоих случаях коллекции представляют собой наборы предметов бронзовой художественной пластики. Жертвенное место Улова II располагалось на более раннем археологическом памятнике - поселении бронзового века.

Исследованных комплексов кучиминского этапа мы не имеем. Но крайне незначительное количество памятников противоречит картине, которая наблюдается в этот период в южных районах Нижнего Приобья и в Среднем Приобье, где зафиксировано усиление и усложнение оборонительных систем на памятниках: появляется большое количество дву- и трехплощадочных городищ со сложными фортификационными системами. Здесь нет и намека на уменьшение количества поселений [Федорова, Зыков и др., 1991, с. 136]. Столь существенные отличия пока не имеют объяснения.

Кинтусовский этап (конец IX - начало XII века) представлен на территории округа достаточно ярко. Известно порядка 30 памятников, среди которых три городища: Кушеватское (Вож-пай, 11), Усть-Войкар (90) и Вермульеган I (8). На последнем имеется две линии фортификаций, сооружения не фиксируются. Городище Усть-Войкар известно по письменным источникам как Войкарский городок, занимает мысовидный участок террасы в виде овальной возвышенности, ограниченной со всех сторон естественными преградами. На верхней подпрямоугольной площадке городища фиксируются визуально три округлые приподнятые жилищные площадки и одна впадина. К основной площадке городища примыкают три объекта в виде округлых возвышений диаметром 20-25 м высотой 1-2 м.

О характере построек этого этапа можно судить по результатам раскопок Л.П.Лашука на поселении Ай-Пугор (2), где вскрыто шесть полуземлянок с земляными нарами вдоль стен и глинобитным очагом в углу. Помимо названных в Шурышкарском районе известно еще лишь два памятника поселенческого типа с материалами данного периода. Зато довольно много их на Ямальском полуострове и Полярном Урале: стоянки Едан-то I (16), Мыс Каменный (41), Се-яха I (69), Тангаптюн I (79), поселение Юр-яха III (153) с остатками наземного жилища этого времени. Весьма интересны данные о поселении Хаэн-Сале (124), исследованном В.Н. Чернецовым в 1929 году. Здесь на северном побережье полуострова на поверхности зафиксировано 6-7 жилищных впадин диаметром 7-8 м и глубиной около 1 м, с коридорообразными выходами на южную сторону. К этому же времени относится городище Ярте VI (177) и второй период обитания поселений Тиутей-Сале I (81) и III (83). Раскопки на этих памятниках, произведенные Н.В. Федоровой в 90-х годах, дали интереснейшие данные о материальной культуре населения, осваивавшего Ямальские тундры в начале II тысячелетия (городище Ярте VI по дендрохронологическому анализу датируется 1071-1106 годами). Они заставили критически подойти к результатам работ В.Н. Чернецова. На поселении Тиутей-Сале I не выявлено землянок [Федорова, Косинцев, Фитцхью, 1998]. По аналогии сомнительным представляется и наличие углубленных на метр построек в мерзлом грунте поселения Хаэн-Сале.

В Пуровском районе известно два поселения этого периода: Пяку-то I (64) и Пямали-яха V (66), на поверхности которых фиксируются остатки жилищ в виде впадин, что позволяет предполагать, что под постройки делались неглубокие котлованы. Известен один памятник производственного характера - Тазовская литейная мастерская (78), где, по мнению ее исследователей Л.П.Хлобыстина и О.В.Овсянникова, производились ювелирные работы по бронзе и серебру.

Известны также два погребальных комплекса - продолжавший функционировать могильник Зеленый Яр (20) в Приуральском районе и могильник Хэто-сё I (129) на Ямале. На последнем А.В. Соколковым в 1992 году раскопано два погребения: дет-ское (скорченник, на левом боку, головой на северо-восток) и женское (вытянуто на животе, руки вдоль туловища, лицом вперед, на восток). Захоронения производились в неглубоких ямах. С этого же могильника происходит часть коллекции Б.И. Василенко, хранящейся в фондах ЯНОКМ (из района Нейтинских озер). Предположительно краеведом-коллекционером было "раскопано" одно-два погребения[13].

Примечательно, что среди археологических памятников кинтусовского периода пять имеют культовый характер: Лонготеганский (31) и Ямгортский (157) клады, жертвенное место Черная Гора (130) - в Приуральском и Шурышкарском районах и Юнь-яха I (143) и Харде-седе (117) - в Ямальском.

Таким образом, известно, по меньшей мере, восемь памятников этого времени, либо раскопанных, либо исследованных настолько, чтобы судить о культуре и традициях оставившего их населения. Вновь наблюдается подвижка населения и распространение памятников на север, в ямальские тундры. Каких-либо существенных отличий от поселений и городищ более южных районов не наблюдается

Завершающий средневековую периодизацию сайгатинский этап (XIII-XIV века) представлен на территории округа двенадцатью памятниками. Большинство из них были долговременными поселениями. К этому времени относится первое в Надымском районе городище Лонг-Юган I (32). Площадка городища четырехугольная, с напольной стороны укреплена двойной линией обороны. На поверхности фиксировались две впадины. Раскопками В.М.Морозова изучены остатки двух жилищ: наземного и углубленного, а также часть оборонительной системы. В непосредственной близости от городища одновременно функционировало поселение Лонг-Юган II (33), где были раскопаны остатки одного из трех жилищ, выраженных на поверхности в виде округлых впадин. Это была четырехугольная постройка с двумя очагами. Раскопки О.В.Малоземовой на поселении Зеленая горка (19) выявили объекты только сайгатинского этапа. Здесь котлованы под жилища не делались, а лишь нивелировались неровности рельефа. Очаг располагался в центральной части жилища.

В раскопках на поселении Белая Гора (4) И.А.Сыркиной культурный слой, который можно было бы связать с найденными на осыпях украшениями сайгатинского времени, не выявлен. Такие же предметы встречены на поселениях Горный Полуй II (15) и Усть-Войкар I (89), а также в составе коллекции Лонготеганского клада (31), который мог быть довольно долговременным святилищем.

К первой половине - середине II тысячелетия отнесено и поселение Хальмер-яха II (99) в Пуровском районе. Оно представляет собой остатки одного укрепленного жилища, находок на памятнике сделано не было. В связи с этим представляется сомнительным отнесение данного памятника к эпохе позднего железа вообще.

Предварительно к сайгатинскому периоду отнесен могильник Ай-Камчин-ягун I (1) в Пуровском районе. Здесь на поверхности фиксировалось пять могильных ям. Раскопки одной из них выявили безынвентарное захоронение в деревянной камере 152 х 85 см, высотой 30 см. На дне и в засыпи - остатки бересты. Еще одно погребе-ние (кенотаф) с инвентарем сайгатинского времени раскопано А.В. Соколковым на жертвенном месте Халя-то I (100).

Таким образом, сегодня о населении северной периферии Нижнего Приобья в XIII-XIV веках можно судить по результатам раскопок на пяти памятниках. Бросается в глаза почти полное отсутствие памятников в Ямальском районе: единственное - местонахождение Юрибей XIII (149). Однако представляется, что это не обязательно означает незаселенность тундровой зоны в данный период. Скорее всего, уже к XIII веку формируется новая традиция устройства поселений. Осваивается легкое переносное жилище, которое почти не оставляет следов. Обитатели тундр Ямальского полуострова окончательно утрачивают свойственные им ранее традиции углубленных построек; и таким образом формируется материальная культура, которую сегодня мы фиксируем у тундровых ненцев. Процесс такого перехода наглядно зафиксирован раскопками Н.В.Федоровой на упоминавшемся выше городище конца XI века на Среднем Ямале Ярте VI [Федорова, в печати].

Памятники "нового времени" (XV-XX века) представлены поздними остяцкими и русскими городками, известными по письменным источникам, археологизированными поселенческими и промысловыми комплексами, поздними могильниками и святилищами. Из числа зафиксированных источниками городков в Обдорском крае местоположение шести сегодня можно считать установленным: Шурышкарский (городище Белая Гора - XVII-XVIII века, 4), Мангазея (XVII век, 37), Надымский (42), Войкарский (городище Усть-Войкар, 90), Сынский (городище Лесмиеган II - ?, 30), Пельвожский (городище Пельвож II, 58). Куноватский городок (29) упоминался И.Я.Словцовым. Небольшие поселенческие и промысловые комплексы середины - второй половины II тысячелетия редко фиксируются археологами, хотя встречеются довольно часто. Из их числа в нашем перечне фигурируют поселения Пяку-то V (65), Хаудымка III (1445-1670 годы по радиоуглеродному анализу, 123), стоянка Седе-Хаэн-сале I (125), местонахождение Щучья X (1415-1470 годы по радиоуглероду, 137). Особый интерес представляют стоянки Юрибей VII (147) и IX (145), которые фиксировались в виде небольших округлых бугров, поросших травой, посреди кустарничковой тундры. Предположительно, они оставлены на местах летних чумов XVII-XVIII веков. Возможно, в последующем эти травянистые островки затягиваются тундровой растительностью и зафиксировать их почти не возможно, чем можно было бы объяснить, например, отсутствие на Ямале памятников сайгатинского этапа.

Вблизи Обдорска известны три старых кладбища, которые прошли этап археологизации: могильники Васъёганский (Еловый мыс - XVII-XIX века, 7), Обдорский (старое остяцкое кладбище - XVII-XIX века, 55) и Хар-сойм ("новое обдорское кладбище" - конец XVIII - начало XX века, 119[14]). В разное время археологами на Ямальском полуострове зафиксированы жертвенные места, которые могут почитаться по сей день Сядай-яха I (74), Тиутей-Сале IV (84), Халя-то I (100) и Харде-седе (117).

Некоторые выводы

Итак, мы видим, что сегодня наполнение источниковой базы по позднему железному веку северной зоны Нижнего Приобья, хотя и оставляет желать лучшего, позволяет сравнивать его с детально разработанной для Среднего Приобья хронологической схемой. Наиболее исследованными можно считать памятники зеленогорского (VI-VII века) и кинтусовского-сайгатинского (X-XIV века) круга, быть может, от того, что то и другое время связано с мощными волнами заселения заполярных регионов и соответственным увеличением количества памятников. Возможно, другие периоды средневековой истории северной зоны Нижнего Приобья еще ждут своих открытий. Нельзя также исключать, что уже известные и датированные стационарные поселения и городища в результате будущих исследований могут дать материальные остатки и других этапов.

В связи с этим представляется, что, хотя необходимы и планомерные разведочные обследования малоизученных районов округа, сегодня катастрофически не хватает полноценной информации о поселениях и жилищах, которая может быть получена только в ходе раскопок. Наибольшую ценность на сегодняшний день представляют результаты исследований Н.В.Федоровой на поселении Тиутей-Сале I и городище Ярте VI, которыми удалось разрешить ряд существенных проблем, связанных с процессом освоения Ямальской тундры в эпоху средневековья и формирования системы адаптации, близкой современному ненецкому типу хозяйства [Федорова, в печати].

О духовной культуре населения северной периферии Западной Сибири в это время, надеемся, позволят судить результаты раскопок на пока единственном крупном могильнике на территории округа - Зеленый Яр. Пока не ясно, где обитало население, хоронившее здесь своих умерших, предположительно, на протяжении 700 (!) лет. Единственное известное поселение, синхронное могильнику - Горный Полуй II, расположенное в относительной близости вниз по течению реки Полуй и протоки Горный Полуй. Очевидно, на коренной правобережной террасе, удаленной в этом районе от русла реки на расстояние 0,5-1,0 км, необходимо искать средневековые памятники поселенческого характера.

Важным выводом представляется наблюдение, что территория округа в эпоху средневековья не была однородной. Предварительно она естественным образом раз-деляется на три зоны. Первая - районы, тяготеющие к руслу Оби (административные - Шурышкарский и Приуральский), по своим географическим признакам относящиеся к зоне северной тайги. Найденные здесь памятники наиболее близки объектам, изученным в южных районах Нижнего и Сургутского Приобья, также приуроченных к обским берегам. Именно здесь располагаются почти все городища и большая часть поселений. Эти памятники характеризуются, как правило, яркими морфологическими признаками, мощностью культурных напластований и большим количеством находок в них. Многие датированы по сборам на размываемых берегах; шурфовка в межжи-лищном пространстве также часто дает положительный результат.

Вторая зона - лесотундровые "внутренние" районы Северо-Западной Сибири (Пуровский, Надымский, Тазовский), удаленные от центральной водной артерии региона. Здесь большая часть поселений, выраженных в рельефе, не датированы, поскольку ни поверхностные сборы, ни шурфы не дают необходимых для этого коллек-ций. Культурные слои в этом районе мало насыщены находками. Даже погребение, раскопанное на могильнике Ай-Камчин-ягун I, оказалось безынвентарным. Морфология этих памятников также менее выразительная. Представляется, что памятники "внутренней" зоны близки объектам примыкающей с юга северной части Сургутского района, где в 1990-е годы разведочными отрядами УАЭ открыты целые археологические микрорайоны.

В чем причина этих, на первый взгляд, чисто внешних различий пока не ясно. Вероятно, они связаны с отличиями в среде обитания, которые и определяют свои особенности в системах адаптации. Но быть может, углубленное исследование их особенностей приблизит нас в дальнейшем к разрешению сложнейшей проблемы угро-самодийского этногенеза, которая сегодня, как мне представляется, находится в тупике.

Территория Ямальского полуострова, явно имеет свою особую средневековую историю (которая, кстати, пока лучше всего и изучена), связанную с формированием современного ненецкого типа хозяйства: переходом от охоты на дикого оленя с элементами транспортного оленеводства к крупностадному оленеводству. На этом основании представляется целесообразным рассматривать Ямальский район в рамках самостоятельной - третьей, тундровой - зоны. Тем более что навряд ли мы готовы ответить на вопрос, откуда происходило ее заселение: только ли из "приобской" зоны, или из "внутренней", удаленной от русла Оби, или из обеих сразу. Единственный административный район на карте округа - Красноселькупский - как был, так и остается terra incognita.

В заключение хочется высказать одну отрадную мысль, что хотя источниковая база по позднему железному веку (да и по более ранним периодам древней истории) для рассматриваемой территории все еще довольно скудная, все же судьба раскопанных памятников не может не радовать. В то время, когда большинство коллекций, полученных в ходе масштабных спасательных раскопок в Ханты-Мансийском округе, до сих пор лежат невостребованными в запасниках археологических лабораторий, те единичные раскопочные коллекции с памятников ЯНАО обрабатываются и публикуются весьма скоро, поскольку заключенная в них информация необходима для последующих исследований. Да и само качество исследований, производимых не под ковшом экскаватора, должно быть, куда выше. В связи с этим, дальнейшая судьба археологии округа обещает быть "завидной", так как имеет шансы развиваться действительно планомерно и научно обоснованно.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Голодников К. [О курганах Тобольской губ.]. Тобольск, 1879. С. 17 (ссылка по И.А. Талицкой).

[2] Словцов И.Я. Археологические памятники Тобольской губернии (Архив Музея антропологии в Моск-ве). 1887. № 180, 183, 184 (ссылка по И.А. Талицкой).

[3] Носилов К.Д. Исторические памятники племени манси. "Известия общества ЛЕАЭ при Московском университете", Т. XLIX. Вып. 5 "Труды Антропологического отд." (т. IX, вып. 3). Протоколы заседаний Антропологического отд. Общества. М., 1890. С. 567 (ссылка по И.А. Талицкой).

[4] Коллекции и отчеты о работах Д.Н. Редрикова хранятся в МАЭ (ссылка по И.А. Талицкой).

[5] На городище Д.Н. Редриковым была собрана керамика зеленогорского типа, отнесенного В.Н. Чернецовым к V-IV векам до новой эры. Теперь известно, что зеленогорские древности датируются VI-VII веками новой эры.

[6] По какой-то неизвестной причине А.В. Соколков, как правило, датирует средневековые материалы концом I - началом II тысячелетия новой эры. Те из его коллекций, которые были переданы в Ямальский районный музей и осмотрены специалистами, передатированы. Для остальных (к которым нет доступа или нет самих коллекций) предварительно оставлена авторская датировка, требующая проверки.

[7] Фондовые материалы Ямальского районного музея.

[8] Данная формулировка используется для тех памятников, которые невозможно датировать более точно из-за недостаточности или отсутствия материала.

[9] Фондовые материалы ЯНОКМ.

[10] ОФ 11965, 11966 ЯНОКМ; НА ЯНОКМ.

[11] Фонды ЯРМ.

[12] Здесь и далее в скобках указаны номера, под которыми данные памятники фигурируют в перечне (см. Приложение).

[13] Никакой информации в отчетах или полевых материалах А.В. Соколкова об этих раскопках не со-хранилось. Приведенные здесь сведения получены со слов участника экспедиции 1992 года, ныне директора Ямальского районного музея К.А. Ощепкова.

[14] По архивным документам начала XX века (ОФ ЯНОКМ).

Архивные материалы

  • Бессмертных А.Н. Отчет о проделанной работе по археологическому обследованию участков газопровода СРТО-Торжок в Белоярском районе Ханты-Мансийского автономного округа и Надымского района Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области. Екатеринбург, 1999. НА ЯНОКМ.
  • Брусницына А.Г. Полевые материалы 1997 года. (1997). НА ЯНОКМ.
  • Брусницына А.Г. Полевые материалы 1999 года. (1999). НА ЯНОКМ.
  • Брусницына А.Г. Разведки в Ямальском и Приуральском районах Ямало-Ненецкого автономного округа в 1997 году. Салехард, 1999а. НА ЯНОКМ.
  • Визгалов Г.П. Отчет об археологической разведке в зоне Сугмутского месторожде-ния в Пуровском районе Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области в 1990 г. Екатеринбург, 1990. НА ЯНОКМ.
  • Кардаш О.В. Отчет о научно-исследовательской работе "Археологические исследо-вания Надымского городища в 1998 году". Нефтеюганск, 1999. НА ЯНОКМ.
  • Кардаш О.В. Экспресс-отчет о научно-исследовательской работе "Археологические исследования Надымского городища летом 1999 года". Нефтеюганск, 1999а. НА ЯНОКМ.
  • Косинская Л.Л. Отчет о разведке в зоне Сугмутского нефтяного месторождения (На-дымский и Пуровский районы Тюменской обл.) в 1991 г. Екатеринбург, 1992. АКА УрГУ. Ф. II, д. 502.
  • Косинская Л.Л. Отчет о спасательных археологических исследованиях на террито-рии Сугмутского нефтяного месторождения (Пуровский район ЯНАО Тюменской об-ласти). Екатеринбург, 1997. АКА УрГУ. Ф. II, д. 577.
  • Косинская Л.Л. Отчет об археологической разведке на территории Комсомольского газового месторождения в Пуровском районе Тюменской области в 1993 г. Екатерин-бург, 1993. АКА УрГУ. Ф. II, д. 538.
  • Косинская Л.Л. Отчет об охранных археологических исследованиях на территории Сугмутского нефтяного месторождения (Пуровский район Ямало-Ненецкого авто-номного округа) в 1995 г. Екатеринбург, 1995. АКА УрГУ. Ф. II, д. 573.
  • Косинская Л.Л. Полевые материалы 1997, 1998 годов. (1997-98). АКА УрГУ. Ф. I.
  • Кочегов Е.И. Отчет об археологической разведке в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого округа (р. Войкар - р. Сыня). Тюмень, 1995. Архив Шурышкарского рай-онного краеведческого музея.
  • Кочегов Е.И. Отчет об археологической разведке в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого округа (Шурышкарский Сор). Тюмень, 1997. Архив Шурышкарского рай-онного краеведческого музея.
  • Кочегов Е.И., Федорова Н.В. Отчет об археологической разведке в Шурышкарском районе Ямало-ненецкого округа в 1993 г. Екатеринбург, 1993. АКА УрГУ.
  • Кочегов Е.И., Федорова Н.В. Отчет об археологической разведке в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого округа в 1994 году. Екатеринбург, 1994. АКА УрГУ.
  • Малоземова О.В. Отчет о раскопках на поселении Зеленая Горка. Екатеринбург, 1997. Архив ИИА УрО РАН.
  • Матвеева Н.П., Зах В.А., Багашев А.Н. Заключительный отчет по выполнению хоз-договорной темы З-93 "Археологическое обследование трассы газопровода Лонгъю-ган - Салехард - Харп в 1995 году". Тюмень, 1995. НА ЯНОКМ.
  • Морозов В.М. Отчет об исследовании средневековых памятников Нижнего Приобья. Свердловск, 1980. АКА УрГУ. Ф. II, д. 326.
  • Морозов В.М. Отчет об археологических работах на памятниках Усть-Полуй и Зеленая Горка летом 1991 года. Свердловск, 1991. НА ЯНОКМ
  • Ощепков К.А. Отчет об археологических разведках в 1995 году. Екатеринбург - Яр-Сале, 1996. Архив Ямальского районного музея.
  • Ощепков К.А. Полевые материалы 1996 года. (1996а). Архив Ямальского районного музея.
  • Пархимович С.Г. Отчет о рекогносцировочных исследованиях археологических па-мятников в г. Салехарде и Шурышкарском районе Тюменской области в 1990 году. Тюмень, 1990. НА ЯНОКМ.
  • Погодин А.А. Отчет об археологической разведке в Надымском и Пуровском районах Тюменской области в 1991 г. Екатеринбург, 1992. АКА УрГУ. Ф. II, д. 495.
  • Погодин А.А. Отчет об археологической разведке в Пуровском районе Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области в 1997 г. (археологическая экс-пертиза территории Романовского месторождения нефти ОАО "Ноябрьскнефтегаз"). Екатеринбург, 1998. АКА УрГУ. Ф. II, д. 587.
  • Соколков А.В. Отчет об археологических разведках в Ямальском районе Тюменской области в 1985 г. Тобольск, 1985. Архив ТГПИ.
  • Соколков А.В. Отчет об археологических раскопках и разведках в Ямальском районе Тюменской области. Тобольск, 1988. Архив ТГПИ.
  • Соколков А.В. Отчет об археологических разведках в Ямальском и Шурышкарском районах Тюменской области в 1989 г. Тобольск. 1990. Архив ТГПИ.
  • Соколков А.В. Разведки и раскопки на Ямале. Полевые материалы 1990 г. (1990а). Архив ТГПИ.
  • Соколков А.В. Разведки на Ямале. Полевые материалы 1987 г. (1987). Архив ТГПИ.
  • Старцев Н.В. Разведки на системе озер Ярра-то. Полевые материалы 1991 г. (1991). Архив ТГПИ.
  • Стоколос В.С. Отчет о полевых исследованиях Печеро-Мезенского археологического отряда в 1989 г. Сыктывкар, 1989. АИА РАН, Р.-1, № 14453.
  • Сыркина И.А. Отчет о полевых исследованиях археологической экспедиции Тобольского Государственного историко-архитектурного музея-заповедника в 1977 году на открытый лист № 412. Тобольск, 1978. НА ЯНОКМ.
  • Федорова Н.В. Отчет о раскопках городища (жертвенного места) Усть-Полуй, произведенных летом 1993 г. Екатеринбург, 1993. НА ЯНОКМ.
  • Федорова Н.В. Отчет о раскопках городища (жертвенного места) Усть-Полуй, произведенных летом 1994 г. Екатеринбург, 1995. НА ЯНОКМ.
  • Федорова Н.В. Отчет о раскопках городища (жертвенного места) Усть-Полуй, произведенных летом 1995 г. Екатеринбург, 1996. НА ЯНОКМ.
  • Фильчаков Е.Г. Отчет об археологической разведке в Шурышкарском районе Тюменской области. Тобольск, 1988. НА ЯНОКМ.
  • Хлобыстин Л.П. Отчет о работе Заполярной экспедиции ЛОИА АН СССР в 1976 г. Л., 1976. АИА РАН. Р-1, № 6175.

Список литературы

  • Адрианов В.С. Памятники древнего население (близ Салехарда) // Советская Аркти-ка, 1936. Вып. 8.
  • Адрианов В.С. Раскопки у Салехарда в 1935 г. // СА. М, 1936а. № 1.
  • Белов М.И. Мангазея. Мангазейский морской ход. Л., 1980.
  • Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея. Ч. II. М., 1981.
  • Брусницына А.Г. Погребение на старом остяцком кладбище в г. Салехард // Обские угры. Материалы II Сибирского симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири". Тобольск - Омск, 1999б. С. 222-224.
  • Брусницына А.Г. Погребение раннего средневековья в районе Салехарда // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Вып. 2. Тюмень, 1999в. С. 62-63.
  • Брусницына А.Г. Разведки в Приуральском районе Ямало-Ненецкого автономного округа // АО 1994 г. М., 1995.
  • Брусницына А.Г., Ощепков К.А. Памятники археологии левого берега нижнего те-чения реки Юрибей // Древности Ямала. Вып. I. Екатеринбург, в печати.
  • Головнев А.В., Зайцев Г.С. История Ямала. Учебное пособие. Тобольск - Яр-Сале, 1992.
  • Зах В.А. Многослойное поселение Паром 1 у Салехарда // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Вып. 1. Тюмень, 1997. С. 24-34.
  • Зыков А.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Федорова Н.В. Угорское наследие. Древности Западной Сибири из собраний Уральского университета. Екатеринбург, 1994.
  • Косинская Л., Федорова Н. Археологическая карта Ямало-Ненецкого автономного округа. Екатеринбург, 1994.
  • Кушелевский Ю.И. Северный полюс и Земля Ялмал. СПб, 1868.
  • Лашук Л.П. Историко-этнографические исследования на крайнем севере Сибири // Вестник МГУ, 1965. Сер. IX. № 5.
  • Лашук Л.П. "Сиртя" - древние обитатели Субарктики // Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии. М., 1969.
  • Лашук Л.П., Хлобыстин Л.П. Север Западной Сибири в эпоху бронзы // КСИА. М., 1986. Вып. 85.
  • Макаров Н.А., Чеснокова Н.Н. Лонгот-еганский клад XII-XIII вв. (Полярный Урал) // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. Т. III. Сыктывкар, 1994.
  • Малоземова О.В., Морозов В.М. Разведочные раскопки 1991 года и коллекция случайных сборов на городище Усть-Полуй // Актуальные проблемы древней и средневековой истории Сибири. Томск, 1977.
  • Матвеев А.В., Зах В.А. Памятники древних и средневековых культур Ямала. Тюмень, 1994.
  • Мизинова В.П. Новые поступления с р. Сыня (Западная Сибирь) // СГЭ. Л., 1958. Вып. 13.
  • Могильников В.А. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. - Археология СССР. М., 1987.
  • Морозов В.М. К вопросу о зеленогорской культуре // Хронология памятников Южного Урала. Уфа, 1993.
  • Мошинская В.И. Жилище усть-полуйской культуры и стоянка эпохи бронзы в Сале-харде // МИА. М.-Л., 1953. Вып 35.
  • Мошинская В.И. Материальная культура и хозяйство Усть-Полуя // МИА. М.-Л., 1953а. Вып. 35.
  • Ощепков К.А. История археологических исследований на полуострове Ямал // Слов-цовские чтения. Тюмень, 1999.
  • Руденко С.И. Предметы из остяцкого могильника возле Обдорска // Материалы по этнографии России. Т. 2. СПб., 1914.
  • Сыркина И.А. Клад с городища Лорвож (XII в.) // СА. М., 1983. № 4.
  • Талицкая И.А. Материалы к археологической карте Нижнего и Среднего Приобья // Древняя история Нижнего Приобья. МИА. М.-Л., 1953. Вып. 35.
  • Федорова Н.В. Призраки и реальности Ямальской археологии // Российская археология. М., в печати.
  • Федорова Н.В., Зыков А.П. Холмогорский клад...Екатеринбург, в печати.
  • Федорова Н.В., Зыков А.П., Морозов В.М., Терехова Л.М. Сургутское Приобье в эпоху средневековья // ВАУ. Вып. 20. Екатеринбург, 1991. С. 126-145.
  • Федорова Н.В., Косинцев П.А., Фитцхью В.В. Ушедшие в холмы. Культура населения побережий северо-западного Ямала в железном веке. Екатеринбург, 1998.
  • Хлобыстин Л.П. Исследования на севере Западной Сибири // АО 1966 г. М., 1967.
  • Хлобыстин Л.П. Работы на севере Западной Сибири // АО 1976 г. М., 1977.
  • Хлобыстин Л.П., Овсянников О.В. Древняя "ювелирная" мастерская в западносибирском Заполярье // Проблемы археологии Урала и Сибири. М., 1973.
  • Чернецов В.Н. Древняя история Нижнего Приобья // МИА. М.-Л., 1953. Вып. 35.
  • Чернецов В.Н. Зеленая Горка близ Салехарда // КСИИМК. Л., 1949. Вып. XXV.
  • Чернецов В.Н. Нижнее Приобье в I тысячелетии нашей эры // Культура древних племен Приуралья и Западной Сибири. МИА. М., 1957. Вып. 58. С.136-145.
  • Чернов Г.А. Археологические находки на р. Щучьей // КСИИМК. Л., 1951. Вып. XL.
  • Чиндина Л.А. Древняя история Среднего Приобья в эпоху железа. Томск, 1984.

Список сокращений

  • АИА РАН - Архив Института археологии РАН
  • АКА УрГУ - Архив Кабинета археологии Уральского государственного университета
  • АО - Археологические открытия
  • ВАУ - Вопросы археологии Урала
  • ИИА УрО РАН - Институт истории и археологии Уральского отделения РАН
  • КСИА - Краткие сообщения Института археологии АН СССР
  • КСИИМК - Краткие сообщения института истории материальной культуры АН СССР
  • МИА - Материалы и исследования по археологии СССР
  • НА ЯНОКМ - Научный архив Ямало-Ненецкого окружного краеведческого музея им. И.С. Шемановского
  • ОФ ЯНОКМ - Основной Фонд ЯНОКМ
  • СА - Советская археология
  • СГЭ - Советский Государственный Эрмитаж
  • ТГПИ - Тобольский государственный педагогический институт

ПЕРЕЧЕНЬ ПАМЯТНИКОВ АРХЕОЛОГИИ ПОЗДНЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА (I-XX вв.),
известных на территории Ямало-Ненецкого автономного округа на конец 1999 г.

( опубликован в качестве приложения: Брусницына А.Г. Современная источниковая база изучения позднего железного века полярной зоны Западной Сибири // Научный вестник. Вып. 3. Археология и этнография. Материалы научно-исследовательской конференции по итогам полевых исследований 1999 г. Салехард, 2000. С. 42-47.)

Наименование памятника Автор и год исследований Админ. район Ссылка на литературу и источники[1] Датировка[2]
1. Ай-Камчин-ягун I, могильник Косинская, 1991 Пуровский Косинская, 1992; АК (159)[3] XIII-XIV вв. (сайгатинский) ?
2. Ай-Пугор, поселение Лашук 1961, 1963 Шурышкарский Лашук, 1965; АК (111) X-XIII вв. (кинтус.)
3. Аэропорт, местонахождение Хаакансон, 1996 Ямальский Коллекция в ЯРМ[4] VI-VII вв.
4. Белая Гора, поселение (Шухчискарский курган, Шурышкарский курган, Шурышкарское местоние) Голодников, Словцов, Носилов, конец XIX века; Лашук, 1961; Сыркина, 1977; Кочегов, 1996 Шурышкарский

Талицкая, 1953, с. 245-246;
Сыркина, 1978, с.1; АК (93);
Кочегов, 1997, с.5-6

XII-XIII вв. (кинтусовский этап),
XVII-XVIII вв. (новое время)

5. Большой Сандибей I, поселение Зах, 1995 Приуральский Матвеева, Зах, 1995, с. 24. эпоха средневековья*
6. Большой Сандибей II, поселение Зах, 1995 Приуральский Матвеева, Зах, 1995, с. 24 эпоха средневековья*
7. Васъеганский могильник (Салехардский II, Еловый мыс) Чернецов, 1946; Брусницына, Ражев, 1999 Приуральский (Салехард) Талицкая, 1953, с. 246; Брусницына, ПМ 1999 XVIII-XIX вв. (новое время)
8. Вермульеган I, городище Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 9 К. I тыс. н.э. (кинтус.)
9. Вермульеган III, поселение Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 10 I тыс. н.э. (?)*
10. Вермульеган IV, местонахождение Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 10 к. I - н. II тыс. н.э. (кинтусовский)
11. Вож-Пай (Кушеватское), городище Редриков, 1926 Шурышкарский Талицкая, 1953, с. 245; Чернецов, 1957, с. 139; АК (117) к. I тыс. н.э. (кинтусовский)
12. Войкарские "курганы" Носилов, к. XIX в. Шурышкарский Талицкая, 1953, с. 245; АК (103) эпоха средневековья*
13. Вытвожгорт, городище Кочегов, Федорова, 1994 Шурышкарский Кочегов, Федорова, 1994, с. 5 2 пол. I тыс. н.э. (зеленогорский ?)
14. Горный Полуй I, местонахождение Брусницына, 1997 Приуральский Брусницына, 1999а, с. 18-19 VIII-IX вв. (кучиминский)
15. Горный Полуй II, поселение Брусницына, 1997 Приуральский Брусницына, 1999а, с. 19-21 VI-IX (зеленогор-кучимино),
XIII-XV (сайгатинский)
16. Едан-то I, стоянка Брусницына, 1993 Приуральский АК (72); Брусницына, 1995 к. I – н. II тыс. н.э. (кинтусовский)
17. Едан-то II, стоянка Брусницына, 1993 Приуральский АК (73); Брусницына, 1995 VI-VII вв. (зеленогор)
18. Елисеевский, поселение Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 7 IV-V вв. (карымский)
19. Зеленая Горка, поселение Чернецов, 1946;
Морозов, 1991;
Малоземова, 1996, 1997, 1999
Приуральский (Салехард) Чернецов, 1957, с. 139; Морозов, 1991, с. 6; АК (87); Малоземова, 1997 VI-VII вв. (зеленогорский),
XII-XV вв. (сайгатинский)
20. Зеленый Яр, могильник (Горный Полуй, стоянка) Хлобыстин, 1967 Брусницына, 1997; Федорова, 1999 Приуральский АК (81); Брусницына, 1999в, с.62-63 VI-VII - XI-XII вв. (зеленогорский – кинтусовский)
21. Зимовье Мамеева, местонахождение Кольс, 1926 Тазовский АК (173) 2 пол. I тыс. н.э.
22. Кальпяс IV, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья* **
23. Коллекция Василенко Б.И. (часть коллекции с оз. Найто – могильник Хэтосё I) Василенко, н. 80-х гг. Ямальский АК (34); Фондовые материалы ЯНОКМ I тыс. н.э. **
24. Коллекция из п. Овгорт (р. Сыня, музей п. Овгорт) Разновременные сборы Шурышкарский АК (114) V-XI вв. **
25. Коллекция с р. Куноват (музей п. Мужи) ?, 1985 Шурышкарский АК (119) XII-XIII вв. **
26. Коллекция с Шурышкарского сора (пос. Белая Гора (?), музей п. Мужи) Коновалов, 1976 Шурышкарский АК (95) XII-XIII вв.
27. Корчаги IV, поселение Брусницына, Погодин, 1994 Приуральский Брусницына, 1995 эпоха средневековья*
28. Корчаги VI, местонахождение Брусницына, Стефанов, 1994 Пруральский Брусницына, 1995 эпоха средневековья*
29. Куноватский городок Словцов Шурышкарский Талицкая, 1953, с. 245 новое время
30. Лесмиеган II, городище (городок) Кочегов, Федорова, 1994 Шурышкарский Кочегов, Федорова, 1994, с. 12-13 позднее средневековье
31. Лонготеганский клад Блохин, 1961 Приуральский АК (76) IX-XIV вв. (кинтус.)
32. Лонг-юган I, городище Федорова, 1978; Морозов, 1979; Бессмертных, 1999 Надымский АК (121); Бессмертных, 1999, с.14-15 2-3 четв. II тыс. н.э. (сайгатинский)
33. Лонг-юган II, поселение Морозов, 1979; Бессмернтых, 1999 Надымский АК (122); Бессмертных, 1999, с.15-16 2-3 четв. II тыс. н.э. (сайгатинский)
34. Лысая Гора, городище Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 7-8 эпоха средневековья*
35. Малто I, стоянка Головнев, Соколков, 1989 Ямальский АК (11); Соколков, 1989, с. 10-11 VIII-IX вв. (кучиминский)
36. Малто II, стоянка Головнев, Соколков, 1989 Ямальский АК (12); Соколков, 1989, с. 10-11 эпоха средневековья*
37. Мангазея, городище Кушелевский, 1862-64; Кольс, 1927; Чернецов, 1946; Белов, 1968-70 Тазовский АК (171); Белов, 1980; Белов, Овсянников, Старков, 1981 к. XVI – н. XVII вв. (новое время)
38. Муртымалто I, местонахождение Зах, 1991 Ямальский Матвеев, Зах, 1994, с. 42-43 эпоха средневековья*
39. Муртымалто II, местонахождение Зах, 1991 Ямальский Матвеев, Зах, 1994, с. 43 эпоха средневековья*
40. Муртымалто III, местонахождение Зах, 1991 Ямальский Матвеев, Зах, 1994, с. 43 эпоха средневековья*
41. Мыс Каменный, стоянка Соколков, 1987 Ямальский АК (35); Соколков, ПМ 1987 к. I – н. II тыс н.э.*
42. Надымское городище Хлобыстин, 1976; Кардаш, 1998-99 Надымский АК (120); Кардаш, 1998; Кардаш, 1999 XV-XVII вв. (новое время)
43. Нарэця-яха, поселение Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья* **
44. Находки близ юрт Хара-Пасл ?   Чернецов, 1957 VI-IX вв. (скорее, кучиминский этап) **
45. Находки из района г. Салехарда Разновременные сборы Приуральский (Салехард) АК (92) сер. I тыс н.э.; X-XI вв.
46. Находки с о-ва Новенький (Аксарский) Тохма, 1998-99; ЯНОКМ Приуральский ЯНОКМ: ОФ 11965, 11966; Научный архив IX-XIII вв.**
47. Находки у устья р. Пясядай Чернецов (?) Ямальский Чернецов, 1957 VI - IX вв. (скорее, кучиминский этап)
48. Нгарка-Едетаяха I, поселение Ощепков, 1996 Ямальский Ощепков, ПМ 1996 IV-V вв. (370-520 гг. по С14 – карымский)
49. Несьеган I, городище Соколков, 1989; Кочегов, Федорова, 1994 Шурышкарский Соколков, 1989, с. 12-13; Кочегов, Федорова, 1994, с. 9 IV-VII вв. (карымский, зеленогорский этапы)
50. Несьеган II, городище Соколков, 1989; Кочегов, Федорова, 1994 Шурышкарский Соколков, 1989, с.13; Кочегов, Федорова, 1994, с. 9-10 VI-VII вв. (зеленогор.), XI-XII вв. (кинтусовский)
51. Ноята-пиртча I, поселение Брусницына, 1993 Приуральский АК (75); Брусницына, 1994 VI-VII вв. (зеленогор)
52. Ноя-то I, поселение Брусницына, 1993 Приуральский АК (74); Брусницына, 1994 эпоха средневековья*
53. Нюдя-Котутаяха III, местонахождение Погодин, 1997 Пуровский Погодин, 1998, с. 17-18 XI-XVI вв. (сайгатинский этап)
54. Нюдято-яха I, стоянка Соколков, 1987 Ямальский Соколков, ПМ 1987; АК (4) к. I – н. II тыс. н.э. *
55. Обдорский могильник (Старое остяцкое кладбище села Обдорска; Салехардский I) Руденко, 1909; Чернецов, 1946; Брусницына, 1997 Приуральский (Салехард) Руденко, 1914; Талицкая, 1953, с. 246; Брусницына, 1999б, с. 222-224 XVII - XIX вв. (новое время)
56. Паелова, стоянка Соколков, 1987 Ямальский Соколков, ПМ 1987; АК (3) к. I – н. II тыс. н.э.*
57. Паром I, поселение (эпохи бронзы) Зах, 1995 Приуральский Зах, 1997 VI-VII вв. (зеленогор. – в дерне)
58. Пельвож II (Пельвожский городок) Брусницына, Фитцхью, 1997 Приуральский Брусницына, 1999а, с. 25-26 XVI-XVIII вв. (новое время)
59. Пернашор, поселение Лашук, 1964 Приуральский (Салехард) АК (85); Лашук, 1965; Лашук, Хлобыстин, 1986 VI-IX вв. (зеленогор., кучиминский этапы)
60. Песчанка, поселение Кочегов, Федорова, 1994 Шурышкарский Кочегов, Федорова, 1994, с. 6 2 пол. I тыс. н.э. (зеленогор ?)
61. Питляр IV, местонахождение Пархимович, 1990 Шурышкарский Фонды ЯНОКМ IV-Vвв. (карымский)
62. Питлярское городище Пархимович, 1990 Шурышкарский Пархимович, 1990, с. 7-14 IV-IX вв. (карым, зеленогор, кучимино)
63. Полярный круг, поселение Брусницына, 1997 Приуральский (г. Салехард) Брусницына, ПМ 1997; фонды ЯНОКМ эпоха средневековья*
64. Пяку-то I, поселение Погодин, 1991; Шуньгина, 1998 Пуровский АК (132); Погодин, 1992; Шуньгина, 1999 IV-V вв. (карым), IX-XI вв. (кинтусовский)
65. Пяку-то V, поселение Брусницына, 1991 Пуровский АК (136); Косинская, 1992 к. XIX - н. XX вв.
66. Пямали-яха V, поселение Погодин, 1991 Пуровский АК (146); Погодин, 1992 к. I – н. II тыс. н.э. (кинтусовский)
67. Салемал I, поселение Ощепков, 1996 Ямальский Ощепков, ПМ 1996 VI-VII вв. (зеленогор)
68. Салехардская стоянка (на Обдорском холме) Редриков, 1928-29; Чернецов, Мошинская, 1946 Приуральский (Салехард) АК (89); Мошинская, 1953 VI-VII вв. (зеленогорский этап)
69. Сё-яха I, стоянка Головнев, Соколков, 1989 Ямальский АК (13); Соколков, 1990 IX-XI вв. (кинтусовский)
70. Сугмутен-ягун IV, поселение Косинская, 1991, 1995 Пуровский АК (150); Косинская, 1995, с. 8-22 сер. I тыс. (зеленогор)
71. Сугмутен-ягун V, жилище и промысловый комплекс Косинская, 1991, 1995 Пуровский АК (151); Косинская, 1995, с. 45 позднее средневековье (?)
72. Сугмутен-ягун Vа, местонахождение Косинская, 1995-96 Пуровский Косинская, 1996, с. 25-27 V-VII вв. (карым, зеленогор) **
73. Сынские находки (ГЭ) Археологическая комиссия, 1897 Шурышкарский АК (113) IX-XII вв.
74. Сядай-яха I, жертвенное место Соколков, 1985 Ямальский АК (5); Соколков, 1985 2 пол. II тыс. н.э. (новое время)
75. Сядай-яха II, стоянка Соколков, 1985 Ямальский АК (6); Соколков, 1985 к. I – н. II тыс. н.э.*
76. Сядай-яха III, стоянка Соколков, 1985 Ямальский АК (7); Соколков, 1985 к. I – н. II тыс. н.э.*
77. Сядай-яха IV, стоянка Соколков, 1985 Ямальский АК (8); Соколков, 1985 к. I – н. II тыс. н.э.*
78. Тазовская литейная мастерская Хлобыстин, Овсянников, 1969 Тазовский АК (172); Хлобыстин, Овсянников, 1973 X-XIII вв. (кинтусовский)
79. Тангаптюн I, стоянка Головнев, Соколков, 1989 Ямальский Соколков, ПМ 1989; АК (14) к. I – н. II тыс. н.э.*
80. Тиртя-яха I, стоянка Соколков, 1989 Ямальский Соколков, 1989, с. 5; АК (26) VI-VII вв. (зеленогор)
81. Тиутей-сале I, поселение Чернецов, 1929; Головнев, Фитцхью, 1994 Федорова, 1995 Ямальский Чернецов, 1935, с. 112; АК (10); Федорова, Косинцев, Фитцхью, с.10, 21-51 VI-VII вв. (тиутейсалинский тип), XI-XII вв. (кинтусовский)
82. Тиутей-Сале II, поселение Ощепков, 1995 Ямальский Ощепков, 1995, с. 2-3; Федорова, Косинцев, Фитцхью, с. 11 VI-VII вв. (тиутейсалинский тип)
83. Тиутей-Сале III, поселение (Дюнная стоянка) Чернецов, 1929; Головнев, Фитцхью, 1994; Ощепков, 1995; Федорова, 1995 Ямальский Ощепков, 1995, с. 3-4; Федорова, Косинцев, Фитцхью, с. 11-12 эпоха средневековья (2 периода заселения)
84. Тиутей-Сале IV, жертвенное место Житков, 1913; Евладов, 1928; Чернецов, 1929; Федорова, 1994 Ямальский Федорова, Косинцев, Фитцхью, с. 8-10 новое время (действующее)
85. Торамю-яха II, стоянка Ощепков, 1994 Ямальский Ощепков, ПМ 1994 VI-VII вв. (зеленогор., тиутейсалин. типы)
86. Улова I, поселение Косинская, 1991 Пуровский Косинская, 1991, с. 6-9; АК (140) эпоха средневековья*
87. Улова II, поселение (эпохи бронзы) и жертвенное место Косинская, 1991 Пуровский Косинская, 1991, с. 9-12; АК (141) VIII-X вв. (кучимин., кинтусовский)
88. Усть-Васъёган I, городище Брусницына, 1997 Приуральский Брусницына, 1999а, с. 5-8 III-IV вв. (ярсалинск.)
89. Усть-Войкар I, поселение Кочегов, Федорова, 1993 Шурышкарский Кочегов, Федорова, 1993, с. 12; АК (102) VI-VII вв (зеленогор), XII-XIV вв. (сайгат-й)
90. Усть-Войкарское городище (Войкарский городок) Кочегов, Федорова, 1993 Шурышкарский Кочегов, Федорова, 1993, с. 13-14; АК (97) к. I – н. II тыс. н.э. (кинтус., сайгатинс.)
91. Устье Хольц-Югана, местонахождение Фильчаков, 1988 Шурышкарский Фильчаков, 1988, с. 6 эпоха средневековья*
92. Усть-Кальпяс-яха V, поселение Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
93. Усть-Кальпяс-яха VI, поселение Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
94. Усть-Кальпяс-яха XIV, поселение Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
95. Усть-Кальпяс-яха XV, промысловый комплекс Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 XV-XVI вв. и позднее
96. Усть-Полуй, жертвенное место (городище) Адрианов, 1932, 35-36; Чернецов, 1946; Пархимович, 1990; Морозов, 1991; Федорова, 1993-95 Приуральский (Салехард) Адрианов, 1936; 1936а; Мошинская, 1935а; АК (88); Пархимович, 1990, с. 3-5; Морозов, 1991, с. 1-2; Федорова, 1993, 95, 96 VI-VII вв. (зеленогор, бечевник)
97. Усть-Харампур VIII, могильник Косинская, 1997 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 VI-VIII вв. (зеленогорский) **
98. Хадыттэ, случайная находка (ГЭ) ?, 1957 Пуровский АК (166) XII-XIII вв. (сайгатинский)
99. Хальмер-яха II, поселение Косинская, 1993 Пуровский Косинская, 1993, с. 5-6; АК (129) 1 пол. - сер. II тыс. н.э. (кинтусовский, сайгатинский)
100. Халя-то I, жертвенное место и могильник (кенотаф) Соколков, 1989, 1990 Ямальский Соколков, 1989, с. 10; 1992, с. 1-4 ; АК (15) XIII-XVI вв. (сайгат., новое время)
101. Халя-то II, поселение Соколков, 1990 Ямальский АК (16); Соколков, ПМ 1990а к. I – н. II тыс. н.э.*
102. Халя-то III, стоянка Соколков, 1990 Ямальский АК (17); Соколков, ПМ 1990а к. I – н. II тыс. н.э.*
103. Халя-то IV, поселение Соколков, 1990 Ямальский АК (18); Соколков, ПМ 1990а к. I – н. II тыс. н.э.*
104. Халято-сё I, стоянка Соколков, 1989 Ямальский Соколков, 1990, с. 10 к. I – н. II тыс. н.э.*
105. Харампур IX, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
106. Харампур V, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
107. Харампур VII, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
108. Харампур VIII, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
109. Харампур X, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
110. Харампур XI, поселение и промысловый комплекс Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
111. Харампур XIV, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
112. Харампур XIX, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
113. Харампур XVI, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
114. Харампур XVIII, поселение Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
115. Харампур XX, поселение и промысловый комплекс Косинская, 1998 Пуровский Косинская, ПМ 1997-98 эпоха средневековья*
116. Хара-патка, поселение Редриков, 1925 Шурышкарский Талицкая, 1953, с. 247; АК (116) I тыс. н.э.*
117. Харде-седе, жертвенное место Лашук, 1961 Ямальский АК (50); Лашук, 1965 к. I – н. II тыс. н.э.; новое время
118. Харде-яха, стоянка Стоколос, 1989 Ямальский АК (52); Стоколос, 1989 I тыс. н.э.*
119. Хар-сойм, могильник (Кладбище с. Обдорска) Чернецов, 1946 Приуральский, г. Салехард Талицкая, 1953, с. 247 XVIII – начало XX в.
120. Харъерлор II, могильник Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с.4 сер. XX в., м.б. более ранние захоронения
121. Хаудымка I, поселение Соколков, 1988 Ямальский Соколков, 1988, с. 6; АК (55) VI-VII вв. (зеленогор)
122. Хаудымка II, поселение Соколков, 1989 Ямальский Соколков, 1990, с. 1-4; АК (56) IV-V вв. (карымский)
123. Хаудымка III, стоянка Ощепков, 1996 Ямальский Ощепков, ПМ 1996 1445-1670 гг. по С14 (новое время)
124. Хаэн-сале, поселение Чернецов, 1929 Ямальский Чернецов, 1957; АК (2) н. II тыс. н.э. (кинтусовский этап)
125. Седе-Хаэн-сале I, стоянка Соколков, 1997 Ямальский Соколков, ПМ 1997; коллекция в ЯРМ XIV-XVII вв. (новое время)
126. Холмогорский клад ?, 1961 Надымский Зыков, Федорова, в печати III-V вв. (карымский)
127. Хольц-Юган I, поселение Фильчаков, 1988 Шурышкарский Фильчаков, 1988, с. 7 эпоха средневековья*
128. Хэбидя-то, стоянка Стоколос, 1989 Ямальский АК (49); Стоколос, 1989 I тыс. н.э.*
129. Хэто-сё I, могильник Василенко, 1980-е; Соколков, 1992 Ямальский Информация от К. Ощепкова – участника событий IX-XI вв. (кинтусовский этап)
130. Черная Гора, жертвенное место Сыркина, 1977; Кочегов, 1996 Шурышкарский Сыркина, 1977; Кочегов, 1997, с. 6-7 XII-XIII вв. (сайгатинский этап)
131. Черный мыс, поселение Кочегов, 1995 Шурышкарский Кочегов, 1995, с. 8 2 пол. I тыс. н.э. (кучиминский этап)
132. Шурышкарский Сор I, городище Фильчаков, 1988; Кочегов, 1996 Шурышкарский Фильчаков, 1988, с. 5; Кочегов, 1997, с. 7 эпоха средневековья*
133. Щучья I, стоянка Чернов, 1949 Приуральский АК (63); Чернов, 1951 VI-VII вв.
134. Щучья IX, стоянка Чернов, 1949 Приуральский АК (71); Чернов, 1951 VI-VII вв. (зеленогор)
135. Щучья VI (Хадян-то I), стоянка Чернов, 1949; Брусницына, 1993 Приуральский АК (69); Чернов, 1951; Брусницына, 1995 сер. I тыс. н.э. (зеленогорский)
136. Щучья VII, стоянка Чернов, 1949 Приуральский АК (70); Чернов, 1951 VI-VII вв. (зеленогор)
  • [1] См. Список литературы и источников к статье.
  • [2] Приведены только данные по заселению памятников в средние века (более ранние датировки, имеющиеся для ряда памятников, опущены).
  • [3] Здесь и далее так оформляется ссылка на: Косинская Л., Федорова Н. Археологическая карта Ямало-Ненецкого автономного округа. Екатеринбург, 1994. В скобках указывается номер, под которым памятник фигурирует в Карте.
  • [4] ЯРМ – Ямальский районный музей (с. Яр-Сале).
  • * Датировка требует уточнения.
  • ** Коллекции, которые не могут быть соотнесены с каким-либо единственным памятником археологии.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования