Статьи и обзоры nachodki.ru

М.Н.Литвиненко. Зубчатые орудия с городища Ярте VI.
Доклад был представлен в 2002 году на Северном Археологическом Конгрессе в г. Ханты-Мансийск. Тезисы опубликованы в Сборнике тезисов Северного Археологического Конгресса. 2002. С. 235-237.

М.Н.Литвиненко. Зубчатые орудия с городища Ярте VI.
Сборник тезисов Северного Археологического Конгресса. 2002. С. 235-237.

Данная работа является результатом трасологического изучения группы орудий с зубчатым лезвием из оленьего рога и дерева из коллекции городища Ярте VI (раскопки А. В. Соколкова в 1990-1992 г., Н.В. Федоровой в 1995-1996 гг.). Городище находится на берегу р. Юрибей в Ямальском районе Ямало-Ненецкого автономного округа. Оно занимает мыс, образованный изгибом коренной террасы р. Юрибей. На поверхности в 1990 г. фиксировались остатки шести жилищ и оборонительного рва. Коллекция находок содержит различные изделия из кости, дерева, железа, бронзы. Памятник датирован по С14 1010-1275 гг. н. э., по дендрохронологии – 11-12 вв н. э.

Группа зубчатых орудий выбрана для анализа по следующим причинам: здесь присутствуют изделия из двух типов сырья (дерево и рог оленя), представлены изделия разной степени сработанности, т. е. есть возможность проследить несколько стадий производственного процесса, в связи с открытием в Ямальском районе памятников с артефактами из рога, и дерева – необходимо отработать методику их изучения. К сожалению сохранность орудий не стопроцентная. За исключением 2 экз. из рога (43,5x2,2x1,1 см и 32,8x2,4x1,1 см) все они фрагментированы. Типологически орудия из рога и из дерева идентичны, трасологически – они имеют ряд различий, не позволяющих утверждать, что ими выполняли одну и ту же работу. В виду названных выше причин я считаю целесообразным рассматривать рог и дерево раздельно (соответственно – орудия 1 подгруппы и орудия 2 подгруппы).

Орудия первой подгруппы выполнены на пластине из расщепленного рога оленя (по определению П. А. Косинцева). Все изделия вырезаны металлическим ножом, о чем свидетельствуют длинные правильные негативы, которые остаются при работе металлическим ножом по свежему или распаренному материалу. В ходе первичной обработки с поверхности заготовок удалены ненужные выступы. На обоих концах оформлены гладкие рукояти, иногда с прорезанными ножом небольшими отверстиями. Между ручками оформлено зубчатое лезвие. Лезвие и рукояти не разделены какими-либо плечиками или переходами другого типа, орудие представляет собой единое целое, все углы сглажены, каждая часть его является плавным продолжением общей линии. Выделяются орудия, изготовленные более тщательно – они отшлифованы, с помощью дополнительной фаски оформлен переход к прилезвийной части, некоторые экземпляры подработаны шабрением. Разновариантность в оформлении заготовки не распространяется на рабочий край, он всегда выглядит одинаково. На всех изделиях зубчики вырезаны двумя надрезами, они имеют форму усеченной пирамиды. Остается неясным способ оформления меньшего (внешнего) основания: либо изначально зубцы были конической формы, но в процессе работы на всех экземплярах острие сточилось, либо форма усеченного конуса была сразу запланирована, и кончик срезался еще до начала любой работы. Непонятно, пришлифовывалась ли эта часть орудия заранее или это результат сработанности. Для анализа можно выделить две зоны: рабочую часть (вся площадь орудия кроме рукоятей) и нерабочую (рукояти).

Практически все изделия однолезвийные, за одним исключением (сохранился небольшой фрагмент рабочей части с зубчатым оформлением обеих граней).

При анализе орудий выделяются несколько подгрупп по форме лезвия в плане: прямое (3 экз.), вогнутое (7 экз.), изогнутое (3 экз.).

По форме в профиле (поперечное сечение) можно выделить орудия с линзовидным (7 экз.) сечением и орудия с сегментовидным (6 экз.) сечением. Взаимозависимости формы лезвия в плане и поперечного сечения не прослеживается.

К сожалению не все орудия хорошо сохранились, у шести экземпляров сильно поврежден внешний слой так, что для трасологического анализа пригодны лишь отдельные участки.

Все орудия хорошей сохранности характеризуются так называемым «жирным» блеском по всей поверхности, более сильным на рабочей части (от соприкасания с обрабатываемым материалом) и более слабым на рукоятях (от соприкасания с руками).

Под микроскопом выделяется два уровня следов связанных с изготовлением орудий (невооруженным взглядом и при увеличении в 48 раз) и с их использованием (увеличение в 96 раз). В первом случае – это следы обработки ножом в виде длинных правильных негативов; надрезы, образовавшиеся при вырезании зубцов, расположенные, соответственно крест накрест по отношению к основанию зубчиков; а также длинные сглаженные продольные царапины, характерные для абразивной обработки в тех случаях, когда орудие шлифовали. Во втором - более тонкие и сглаженные линейные следы, расположенные «сплошным полотном», как правило, под острым углом к рабочему краю и занимающие всю рабочую поверхность изделия, включая спинку. В третьем – очень слабые разнонаправленные, короткие следы, разбросанные беспорядочно по всей поверхности орудия.

Для определения функции орудия наиболее существенными я считаю следы второго уровня. Изучение этнографического материала дает повод говорить о том, что подобные следы в сочетании с «жирным» блеском появляются при контакте с мягкими органическими веществами (шкурами животных?). Учитывая мягкость и пластичность рога, характерный блеск, а также топографию и глубину линейных следов можно предположить, что эти орудия использовались для снятия волоса со шкур.

Линейные следы на нерабочей части орудий (рукоятях) отличаются степенью блеска, хотя и его можно охарактеризовать как «жирный», а также направлением (большинство – перпендикулярно длинной оси орудия, некоторое количество разнонаправленных) и топографией. Они расположены более хаотично и сконцентрированы в наиболее удобной для длительного удерживания в руках зоне. Я предполагаю, что это следы от рук.

Более сложным является анализ микроследов на деревянных изделиях, поэтому наиболее рациональным при работе с микроскопом я выбрала увеличение в 48 раз. Такой выбор обоснован мягкостью материала и его способностью терять микроследы от предыдущих действий в ходе последующей работы.

Орудия этой подгруппы выполнялись на вытянутых узких плашках. Плашки либо вырезались металлическим ножом, либо вытесывались каким-то другим инструментом, возможно стамеской или топором, о чем свидетельствуют правильные поперечные следы, расположенные по всей поверхности изделий и фиксируемые невооруженным взглядом. Ножом в четырех случаях прорезаны сквозные отверстия: на двух экземплярах в рукояти, на двух - в рабочей части. Внешне зубчатые изделия почти идентичны орудиям первой подгруппы, но есть и различия: в отличие от орудий из рога для деревянных орудий характерна достаточно резкая граница между рукоятью и лезвием – она оформлена либо выделенным зубцом, либо просто резким срезом, поднимающим лезвие от горизонтали основания рукояти. Как и в первой подгруппе здесь присутствуют орудия, выполненные с различной степенью тщательности. Однако соотношение изделий с дополнительной двусторонней фаской и без нее иная – соответственно 11 к 3. В трех случаях на отдельных участках орудий заметны следы шабрения.

Зубцы вырезаны более аккуратно, чем на орудиях из рога – на поверхности орудий из дерева не фиксируются два резких надреза – нож останавливали прямо у основания зубчика, вероятно, это обусловлено спецификой материала. Во второй подгруппе представлены зубцы как в форме остроконечного конуса, так и в форме усеченного. Это позволяет мне предположить, что сглаженное меньшее основание зубчика все же является результатом сработанности, а не готовилось предварительно.

Практически все деревянные изделия имеют вогнутую форму лезвия в плане, есть лишь один экземпляр с прямым лезвием. В профиле, за единственным исключением, орудия овальные.

На большинстве экземпляров под небольшим увеличением виден блеск. Характер этого блеска позволяет предполагать, что он не является функциональным, это естественный блеск древесины. Он яркий и как бы «проникающий». Блеск распространен на всю поверхность изделия.

Микроследы прослеживаются крайне плохо – только на отдельных участках, поэтому цельную картину можно лишь предполагать, что таит в себе опасность создания неверного представления об использовании данного типа орудий. Отдельные группы линейных следов расположены под прямым или близким к нему углом к кромке лезвия. Они прослеживаются по всей поверхности рабочей части орудий, но не сплошным полотном. На рукояти следы более отчетливые, расположены хаотично.

Функция деревянных зубчатых орудий для меня остается неясной. Их форма повторяет форму орудий, определяемых как орудия для снятия волоса со шкур, но микроанализ не дает идентичных результатов и нельзя утверждать, что причина только в ином материале. Поэтому вопрос об их назначении остается открытым.

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования