Все для Joomla . Бесплатные шаблоны и расширения.

О.В.Малоземова. Традиционные "северные сюжеты" в интерпретации тобольских бронзолитейщиков//Русские старожилы. Материалы III – го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск – Омск. 2000. С.68-70.

О.В.Малоземова. Традиционные "северные сюжеты" в интерпретации тобольских бронзолитейщиков.

Опубликовано в: Русские старожилы. Материалы III – го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири. Тобольск – Омск. 2000. С.68-70.

Хронология проблематики урало-сибирской археологии в последние годы существенно расширилась за счет исследования объектов этнографической современности. Активно изучаются не только позднесредневековые городища аборигенного западносибирского населения, но все чаще археологи обращаются к ранним памятникам русской культуры. Раскопками исследуются первые русские остроги и торговые фактории, города и остатки промышленных объектов, по общеисторической периодизации относящиеся к новому времени. Но обычно для исторической реконструкции этой эпохи активно используются письменные источники: летописи, таможенные книги, актовые записи, этнографические свидетельства современников. К сожалению, чрезвычайно редко привлекают внимание исследователей вещественные источники этого времени. В этой связи мне хотелось бы обратиться к анализу одной категории предметов материальной культуры.

Речь идет о плоско-рельефных медальонах из медных сплавов, изготовленных в технике сплошного литья. Медальоны имеют практически правильную дисковидную форму, в большинстве своем гладкие с одной стороны и покрытые рельефным изображением с другой. Благодаря такому оформлению их часто называют зеркалами, хотя с учетом их внешнего состояния и применения, такое название можно принять лишь условно. Первые упоминания о них в литературе появились еще в конце XIX – начале XX века в трудах О. Финша и А. Брема, Д.Н. Анучина, С.К. Патканова, А.А. Дунина-Горкавича, С.И. Руденко. Впервые подверг анализу эту категорию металлической пластики А.П. Окладников в связи с публикацией и интерпретацией «медали из низкопробного серебра с изображением кентавра в короне, вооруженного булавой и четырехугольным щитом», найденной на острове Фаддея в составе остатков инвентаря русской торгово-промышленной экспедиции начала XVII в. [Окладников А.П. 1948, 1950, 1951]. А.П. Окладников рассмотрел около трех десятков медальонов, известных ему к моменту написания статьи. Со временем количество подобных вещей возросло в несколько раз. Стали известны новые типы медальонов, имеющие идентичное оформление и иной изобразительный ряд. В результате, на сегодняшний день в распоряжении исследователей около сотни медальонов с изображением крылатого кентавра с атрибутами царской власти, чуть меньше с изображением крылатого кентавра-стрельца. Значительна по количеству находок группа подвесок с изображением всадника. Наконец, еще одна группа медальонов имеет на лицевой стороне изображение охотничьих сцен.

А.П. Окладников, обобщив весь корпус известных ему подвесок, картографировал эти материалы (основная область их распространения -- север европейской части России и северо-западная Сибирь, единичные экземпляры известны из районов Восточной Сибири и Центральной России), привел различные сведения о функциональном назначении этих предметов (подвешивались сзади к женским меховым зимним шапкам, носились на груди как украшение костюма, использовались в культовой практике), обозначил хронологические рамки широкого распространения бронзовых зеркал с кентаврами в Сибири (XVI – XIX вв.). Рассматривая истоки и трансформацию формы изделия, его изобразительного сюжета и стилистических деталей, А.П. Окладников пришел к выводу, что «бронзовые зеркала с кентаврами … имели своим источником творчество старинных русских мастеров, которые сумели широко использовать находившийся в их распоряжении богатый и разнообразный художественный материал – как русский, так и восточный в соответствии с бытовыми традициями и вкусами коренного сибирского населения» [Окладников А.П. 1950: 172]. Я.А. Яковлев, анализируя медальон из погребения первой половины XIX века Негодского грунтового могильника, на котором изображен всадник на лошади с жезлом в руке, в основном согласился с заключениями А.П. Окладникова [Яковлев Я.А. 1992].

Рассмотрим группу медальонов, раньше не попадавшую в поле зрения исследователей, в частности, проанализируем изображения на двух медальонах, из комплекса случайных находок с южного Ямала. На одном из них запечатлена сцена охоты. В левой части медальона, изображен стоящий в пол-оборота к зрителю охотник, одетый в короткую, до колен, одежду. На голове шапка, из-под которой сзади выбиваются волосы. В руках у него большой, почти в рост человека, сильно изогнутый лук с настороженной стрелой. Перед ним дерево, на котором сидит зверек с острой мордочкой, острыми ушами и пушистым длинным хвостом. Внизу под деревом на спине с поднятыми вверх лапками лежит еще один такой же зверек. Фоном для изображения является стилизованный растительный орнамент - различные завитки. На другом медальоне - фигура оленя, обращенная вправо. Фон - затейливый растительный орнамент из древовидных и травянистых побегов. И в первом, и во втором случае, сюжеты относятся к кругу «северных» тем, похожих на «зарисовку с натуры» – охотник, запечатленный в тот момент, когда, поразив одного пушного зверька, готов пустить стрелу в другого, сидящего на дереве, олень на фоне растительности. Однако, для атрибуции вещей важны некоторые детали декора. Так, лук со сложным изгибом в средней части не характерен для народов севера Западной Сибири, ими употреблялся лук, который в натянутом состоянии образует ровную дугу. Изображенный на втором медальоне олень не похож на северного оленя: нет характерного излома линии спины на месте лопаток, отсутствует клок волос на шее (подгривок). Рога, изображенные мастером как длинные прямые ветви с короткими отростками, отходящими вверх и в стороны от основного ствола как ветки деревьев, также не характерны для этого представителя северной фауны.

В археологических и этнографических коллекциях из Западной Сибири имеется достаточно большое количество изображений пушных зверей, охотников с луками, северных оленей в различных композициях на бронзовых отливках, в рисунках, гравировках на металле, костяной и деревянной скульптуре, выполненных западносибирскими мастерами на протяжении последних 2 тысяч лет. Для всех этих изображений характерна предельная точность в передаче конкретных «местных» реалий и видовых особенностей животных, особенно северного оленя. Таким образом, создание медальонов со сценой охоты и изображением оленя местными западносибирскими литейщиками маловероятно. Зато, нельзя не увидеть сюжетной и стилистической близости изображений на медальонах с декором серебряных с чернью изделий, созданных в XVIII века мастерами из северных русских городов. Главным центром производства таких изделий был Великий Устюг. Влияние устюжской черни сказывалось на изделиях всех художественных центров русского Севера: вологодских, вятских, архангельских. Из ювелирных мастерских этих городов художественные традиции были занесены в города Сибири, в частности, в Тобольск. Наряду с библейскими сюжетами, батальными сценами мастеров-серебряников привлекали и бытовые сюжеты. На серебряной табакерке, произведенной в Великом Устюге в XVIII в., изображена псовая охота на оленя [Русское черневое искусство 1972: илл. 57, 58]. Рога оленя трактованы в той же манере, что и на ямальском медальоне с оленем. Еще большее сходство обнаруживает олень, изображенный вятским мастером на охотничьем ноже (1796 г.) – та же удлиненная морда и такие же высокие древовидные рога [Русское черневое искусство 1972: илл. 71]. В оформлении серебряного молочника, изготовленного в Тобольске в 1778 году [Русское черневое искусство 1972: илл. 74] использован сюжет, близкий охотничьей сцене ямальского медальона. Принципы построения композиции общие – фигура стрелка с натянутым луком обращена вправо, в сторону дерева, на котором сидит пушной зверек, загнанный собакой. У охотника в руках такой же сильно изогнутый лук, а собаки абрисом головы напоминает зверька с медальона.

Таким образом, декор медальонов указывает на то, что местом производства их вполне мог быть какой-то из северных русских городов, например Великий Устюг или Вятка. Однако, я склонна считать, что мастерская, производящая подобные медальоны, находилась в Тобольске. Зеркала с кентаврами, появившиеся в XVII веке, и широко распространенные вплоть до начала XX в., в какой-то период подверглись трансформации, так исчез бугорок в центре диска, появились специальные ушки для подвешивания, изменились декоративные сюжеты. Это, видимо, происходило, по мере приближения мастеров к тем, кто пользовался их изделиями. Подтверждение этого заключения можно найти в документальных источниках. Так, в документах XVII века, описывающих фискальные экспедиции Российского государства, среди «мелочных товаров» не однократно упоминаются «зеркальца» или «зерколишки», которые сотнями штук доставлялись в Сибирь русскими первопроходцами [РГАДА. Ф.214. № 18; Бударин М.Е. 1952: 41]. К сожалению, из-за отсутствия в них описаний конкретных товаров, трудно однозначно отождествить упомянутые изделия с нашими медальонами. Среди переселенцев, осваивавших новые российские земли, велика была доля ремесленников, причем основная масса их происходила с северных русских территорий – из Великого Устюга, с рек Мезени и Вятки. О развитии местного медно-литейного промысла говорят факты, отраженные в таможенных документах города Тобольска: если в самом начале освоения Сибири в числе «русских» товаров на Тобольский рынок поступали медные кольца и серьги, медные и оловянные перстни, то позже 1639/40 гг. ювелирные украшения в Тобольск из других городов уже не поступали. Нужды населения удовлетворяли свои ремесленники – серебряники: в 1623/24 гг. их было 2; в 1720 – 24 человека [Вилков О.Н. 1967:. 62]. Судя по Томским таможенным документам, изделия из меди и олова совершенно исчезли из числа привозимых в Томск товаров после 1653 г., а вместо них стало ввозиться сырье – медная проволока, прутовое и дутое олово [Люцидарская А.А. 1974: 74]. В Описании Тобольского наместничества, составленного в 1789-1790 гг., говорится, что «в Тобольске сильные производят разные художества и ремесла, при каковых … в тобольском цеху состоит: … медников отливной и котельной работы 11, оловянников 8 , …Медная ковка, состоящая в разных нужных поваренных посудах, выделывается в Тобольске в немалом количестве, из сего же металла, как чеканной в больших, так равно и литой в малых штуках работы производится немало и вещи изрядно делают» [Описание Тобольского наместничества 1982: 249, 301].

Степень изученности изделий русских мастеров-бронзолитейщиков не дает возможности установить точную датировку вещи, если на ней нет клейма. Но я думаю, что, исходя из аналогий декору изделий, можно датировать два вышеописанных медальона концом XVIII века, а местом производства, вероятнее всего, считать Тобольск.

Список литературы

  • Бударин М.Е. 1952. Прошлое и настоящее народов северо-западной Сибири.
  • Вилков О.Н. 1967. Ремесло и торговля Западной Сибири. М.
  • Люцидарская А.А. 1974. Промышленное развитие города Томска во второй половине XVII в. // Города Сибири. Экономика, управление, культура. Новосибирск.
  • Русское черневое искусство 1972. М.
  • Окладников А.П. 1950. Бронзовое зеркало с изображением кентавря. // СА, XIII. М. –Л. С. 139 – 172.
  • Описание Тобольского наместничества. 1982. Новосибирск.
  • Яковлев Я.А. 1992. Позднесредневековые бляхи с изображением всадника из северо-западной Сибири. // Орнамент народов Западной Сибири. Томск. С. 51 – 68.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования