Шаблоны Joomla 3 тут

[А.В. Бауло, М.Л. Истомин, Н.В. Федорова. Новые находки средневековых бронзовых изделий на севере Западной Сибири // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2005. - № 4. - С. 126 - 135.]

А.В. Бауло, М.Л. Истомин, Н.В. Федорова. Новые находки средневековых бронзовых изделий на севере Западной Сибири

 

Введение

В последние годы на севере Западной Сибири найдено немало разнообразных художественных бронзовых изделий эпохи средневековья. К сожалению, далеко не все они опубликованы: можно упомянуть неизвестные широкому кругу исследователей блестящие коллекции бронз в музеях пос. Аксарка Приуральского района и пос. Мужи Шурышкарского района Ямало-Ненецкого АО. Вместе с тем, максимально полная публикация находок необходима для решения принципиальных вопросов: создания типологии бронзовых артефактов, определения места и времени их производства, путей распространения, и, в конечном счете, - уровня развития культуры в регионе в эпоху средневековья. Задачей статьи является введение в научный оборот находок, сделанных в 2002 - 2004 гг. на территории западной части Ямало-Ненецкого АО. Авторы отдают себе отчет в том, что вещи происходят из случайных сборов, а не являются атрибутами археологических памятников со всеми вытекающими отсюда последствиями - невозможностью датировки по комплексу сопутствующих артефактов, трудностями в определении назначения предметов и так далее.

Вещи из этнографических сборов

1. Антропоморфная личина. Пос. Зеленый Яр (р. Полуй). Здесь на чердаке одного из домов в священном сундучке хантов находилась фигура семейного духа-покровителя в одежде из куска пестрой ситцевой ткани; на ее шее были завязаны красная и зеленая ленты, а также привязана 2 коп. монета выпуска 1955 г. [Бауло, 2004, с. 92, рис. 3]. Лицо божества было обозначено бронзовой антропоморфной личиной эпохи средневековья.

Рис. 1. Антропоморфная личина
Рис. 1. Антропоморфная личина

Личина плоская, овальная, причем овал несимметричный. Размеры 8,7 х 7 см (рис. 1). Внизу личины - остатки металла в литнике, имитирующие шею антропоморфного персонажа. Отлита из белой бронзы, заливка металла производилась снизу, от "шеи". Можно предположить, что эта отливка была первой, или одной из первых в данной форме - грани деталей изображения очень четкие. На обороте фиксируется "песчанистая" структура формы. Изделие согнуто по длинной оси овала, так что по середине этой оси фиксируется заметное ребро. Представляет собой изображение человеческого лица в фас. Резко очерченные брови нависают над круглыми, близко посаженными к переносице глазами. Глаза переданы кольцевыми желобками, нос - прямым валиком. Рот маленький в виде углубленной узкой восьмерки, внутри петель которой слабо заметны выпуклые кружки. По краю личины изображены две зооморфные фигуры, соприкасающиеся вверху раскрытыми пастями. Их тела орнаментированы такими же кольцевыми желобками, как глаза. Длинные хвосты животных, украшенные овальными углублениями, соприкасаются у "подбородка" личины. На обратной стороне личины - негатив на месте носа. На уровне надбровных дуг с двух сторон выполнены отверстия для крепления.

Впервые изображения антропоморфной фигуры, фланкированной двумя животными с раскрытыми пастями, которыми они соприкасаются над головой фигуры, появляются в III- IV вв. [Зыков, Федорова, 2001, с. 102, 106]. Ранее они не известны. Зато в различных вариантах встречаются во второй половине I тыс. н.э.: фигура, фланкированная двумя животными из Савинского кургана [Могильников, 1987, с. 326, табл. LХХVIII, 60], изображение воина в шлеме и поясе, фланкированного двумя зверями из сборов Б.И. Василенко в районе пос. Кушеват [Сокровища Приобья, 1996, с. 54], бронзовая пластина в виде личины с двумя животными по бокам с р. Сыня [Тыликова, Бауло, 2001, с. 129, рис. 1]. Иногда эта композиция принимает форму круга, периметр которого образован сильно стилизованными телами животных, раскрытые пасти их смыкаются в верхней части изображения, а антропоморфная личина находится в центре - Барсовский I могильник [Зыков и др., 1994, с. 83, рис. 72]. Изображения фигур животных, стоящих вертикально или наклонно, иногда опирающихся на какой-нибудь стержень или некую стилизованную фигуру, с открытыми, соприкасающимися пастями встречаются на рукоятках биметаллических кресал [Там же, с. 89 - 90]. В целом можно отметить, что сюжет "антропоморфная фигура или личина, фланкированная двумя животными", появившись не ранее III- IV вв., исчезает к концу I - началу II тыс. Вариант, представленный находкой из Зеленого Яра, скорее всего, относится к VIII - IХ вв.

2. Изображение рыбы, XI - XII вв. (рис. 2). Пос. Нимвожгорт (р. Сыня). Размеры 16,7 х 3 см. Являлось подвеской к основе фигуры хантыйского поселкового духа-покровителя, которая представляла собой большую литую русскую медную бляху XVIII в. со сценой охоты [Бауло, 2004, с. 92, рис. 4].

Рис. 2. Бронзовое изображение рыбы
Рис. 2. Бронзовое изображение рыбы

Фигурка рыбы выпуклая с внешней стороны и вогнутая с внутренней, отлита из белой бронзы. Форма двусторонняя, в нижней части ее дефект - возможно, трещина, в которую затек металл, образовав с внутренней стороны нечто вроде шва (с внешней стороны не фиксируется). Залив металла производился с головы фигурки, там в литейном шве сохранился его остаток. Обе стороны отливки гладкие, внешняя после отливки, скорее всего, полировалась. Остатки металла в литейных швах не зачищены.

Рыба изображена в проекции сверху (нос слегка приподнят), по контуру обведена углублением. Конкретный прототип не угадывается. Глаза изображены кольцевыми желобками. Немного ниже глаз, вниз до самого хвоста изображен "позвоночник с ребрами" - линия выпуклых прямоугольников по центру туловища рыбы, от них в обе стороны отходят короткие углубления, расположенные "елочкой". Хвост, заканчивающийся треугольной выемкой, оформлен легкими гранями. В голове рыбы просверлено позднее отверстие для кожаного шнурка.

Наиболее близкой аналогией является бронзовая рыбка из пос. Оволынгорт на р. Сыня [Бауло, 2002, с. 153, рис. 11]. "Позвоночники с ребрами" у нашей находки и бронзового литого ящеровидного существа с р. Сыня [Тыликова, Бауло, 2001, с. 129, рис. 5] выполнены одинаково.

3. Три фигурки птиц [Благодарим к.иск. Г.Е. Солдатову за указание на данные артефакты]. Пос. Усть-Войкары (р. Войкар). В одной из семей, проживающих в поселке, хранится женский мешок для швейных принадлежностей (тутчан), к нынешней хозяйке он перешел по наследству от матери - Е.П. Лонгортовой, которая родилась в 1922 г. в пос. Евригорт (верховья р. Сыня). На мешке в числе других находятся четыре средневековых подвески: три фигурки птиц (рис. 3) и лапчатая подвеска. Две птицы практически одинаковы, их размеры 4 х 4,2 см. Они отлиты в двусторонней объемной форме с сердечником, поверхность полирована. Овальные глаза обведены глубоким желобком. Крылья украшены полоской "жемчужин". Вдоль нижнего края фигурок расположен ряд полукруглых фестонов. Лапки каплевидной формы. На спине отверстие для подвешивания. Оригинальной чертой является наличие в нижней части петель в виде широкой дуги.

Рис. 3. Фигурки птицРис. 3. Фигурки птиц
Рис. 3. Фигурки птиц

Подобная фигурка птицы "с территории быв. Тобольской губернии" опубликована В.Н. Чернецовым [1957, Табл. XVIII, 7], еще две фигурки птиц использовались пимскими хантами в оформлении нагрудного украшения из бисера, которое хранится в фондах этнографического музея г. Лянтор [Хантыйский этнографический музей, 1997].

Третья подвеска на мешке - бронзовая стилизованная фигурка птицы. Размеры 2,5 х 2,5 см. Отлита в двусторонней форме с сердечником, полирована. Орнаментирована косыми валиками. Подобные "уточки" XIII - XIV вв. встречаются в Западной Сибири достаточно часто [Зыков и др., 1994, с. 97, № 144; Бауло, 2002, с. 153; и др.].

Рис. 3. Фигурки птиц

4. Рукоятка ножа с навершием в виде фигуры пушного зверька (рис. 4) [Впервые о данной находке рассказала к.и.н. Е.А. Пивнева на научной конференции в ИЭА РАН в декабре 2003 г.]. Пос. Усть-Войкары. По словам жительницы поселка Е.К. Ребась, ее отец нашел около пос. Шурышкары четыре бронзовых рукоятки: две рукоятки меньших размеров утеряны, две большие рукоятки отец подарил своим дочерям - одна из них проживала в пос. Ханты-Мужи, после ее смерти след рукоятки также пропал. Длина сохранившейся рукоятки ножа 14,5 см, ширина втулки 3,3 см, длина фигурки зверька 6,6 см (рис. 4). Рукоять овальная в сечении, отлита в объемной форме с сердечником, поверхность полирована. Нижняя часть украшена зигзагом, кантом из выпуклых прямоугольников. Выше - примерно на 4,5 см - свободное от орнамента поле, разделанное гранями, завершенное кантом из овальных перлов, заключенными между двумя выпуклыми линиями. Навершие рукоятки выполнено в виде трех лепестков: боковые гладкие снаружи и разделанные косыми валиками изнутри, средний покрыт шестью выпуклыми кружками, составленными по вертикали. На лепестках, на основании, украшенном круглыми перлами, стоит фигура пушного зверька. Его тело с длинным широким хвостом покрыто рядами перлов и валиков.

Рис. 4. Рукоятка ножа с навершием в виде фигуры пушного зверька
Рис. 4. Рукоятка ножа с навершием в виде фигуры пушного зверька

Бронзовые рукояти с навершиями в виде животных широко представлены в памятниках севера Западной Сибири. Самые ранние из них относятся к первой половине I тыс. н.э. [Сокровища Приобья, 1996, с. 51], изредка они встречаются даже на западных склонах Урала [Оборин, Чагин, 1988, с. 79]. Прототипом для них служили композиции "пушной зверь, грызущий голову травоядного", или "хищная птица, клюющая голову травоядного", украшающие рукояти костяных ложек из коллекции Усть-Полуя [Мошинская, 1953, с. 97 - 98]. В конце I - начале II тыс. н.э. их изготовление становится массовым, хотя, возможно, этим временем просто датируется большее количество известных и раскопанных археологических комплексов. Рукоятки этого времени [Арне, 2002, с. 95; Зыков и др., 1994, с. 91, 104; Сокровища Приобья, 1996, с. 51, 59 - 63; Древние бронзы, 2000, № 20; Тыликова, Бауло, 2001, с. 132, рис. 13 - 14; Бауло, 2002, с. 153, рис. 12; и др.] более декоративны. "Голова травоядного" не изображается, хотя поза хищной птицы или пушного зверя сохраняется, но теперь она обрамляется орнаментальными элементами в виде разной длины лепесткообразных фигур. Рукоятки с зооморфными навершиями не встречаются после XII -XIII вв.

5. Круглая бляшка с фигурами медведей в священной позе (рис. 5). Пос. Зеленый Яр. Недалеко от поселка находится святое место, где установлены священные нарты двух хантыйских семей. Здесь же устроен помост, на котором стоят сундуки, скорее всего, ранее хранившиеся на чердаке одного из домов в Зеленом Яре, а после смерти хозяев увезенные на святилище. В одном из сундуков лежала небольшая фигура духа-покровителя, его лицо было обозначено бронзовой бляшкой, обшитой куском красной ткани.

Рис. 5. Круглая бляшка с изображением медведей в священной позе
Рис. 5. Круглая бляшка с изображением медведей в священной позе

Бляшка диаметром 5,6 см отлита в двустороннюю форму из медного сплава или меди. Фиксируются следы литейного брака - недоливы металла. Внешняя сторона бляхи полирована, по краю орнамент, имитирующий полукруглые фестоны или "перлы". В центре - изображения пяти медвежьих голов, чередующихся с изображением пяти лап (?). Лапы четырехпалые, направлены от центра (?). Головы с круглыми ушами, круглыми выпуклыми глазами, широкими носами. У одного изображения намечены ноздри. В центре бляхи - выпуклая полусфера, обведенная псевдовитым кантом. Оборотная сторона не обработана после отливки, видны негативы изображений, размещенных на внешней стороне. По краям отлиты парные петли треугольной формы. Фиксируется залощенность от трения по меху или коже.

Аналогиями бляхе могут служить композиции из медвежьих голов, уложенных на лапы, которые встречаются на эполетообразных застежках и круглых бляхах с рубежа эр - первых веков нашей эры, например - застежка из комплекса городища (жертвенного места) Усть-Полуй [Усть-Полуй, 2003, с. 26]. Более близкая по типу изображения животных - застежка из коллекции Б.И. Василенко, хранящаяся в фондах ЯНОМВК им. И.С. Шемановского [Сокровища Приобья, 1996, с. 52].

6. Эполетообразная застежка с изображением четырех медведей (рис. 6). Приобретена в пос. Мужи в 2004 г., ранее находилась в составе священных вещей хантыйской семьи. Изделие состоит из круглой бляхи и четырех "жгутов", заканчивающихся крючком. Общая длина 15 см, диаметр бляхи 8,2 - 8,7 см. Застежка отлита в двусторонней сложной форме, крючок согнут по длинной оси. Оборотная сторона шероховатая, видимо, передает структуру материала формы, наружная гладкая, хорошо отполированная. С оборота отлиты: петля треугольной формы, за которую застежка крепилась к ремню и крупный крючок. Фиксируются своеобразные ребра жесткости - одно проходит по окружности бляхи, два описывают петлю по ней и заканчиваются на "жгутах". Вдоль края бляхи с внутренней стороны образована закраина.

Рис. 6. Эполетообразная застежка с изображением четырех медведей
Рис. 6. Эполетообразная застежка с изображением четырех медведей

На бляхе застежки в центральной части размещена композиция из четырех голов медведей, уложенных между передними лапами. "Медведи" расположены вокруг семигранного умбона, обведенного валиком. Головы зверей примыкают к этому валику. У медведей тщательно переданы круглые небольшие уши, миндалевидные глаза. Когти отделены от остальной лапы двумя желобками. Между фигурами зверей отлиты выпуклые фигуры. Вся эта композиция обведена кантом, имитирующим витье. С наружной стороны бляха застежки по периметру украшена полусферами. Четыре псевдовитых "жгута" сходятся в треугольную фигуру, украшенную двумя валиками.

Поясные застежки с подобным изображением медведя - голова в фас, лежащая между передних лап, переданная в проекции сверху, - появились в археологических комплексах и случайных находках из Западной Сибири, датированных временем около рубежа эр. Наиболее ранние - это комплекс городища (жертвенного места) Усть-Полуй (I в. до н.э.), клад с городища Барсов Городок 1/20 (I - П вв.) и примерно одновременный ему клад с кулайского святилища Барсов Городок 1/9 [Чемякин, 2002, с. 222]. В составе кладов обнаружены: эполетообразная застежка, в центре которой шесть уложенных по кругу изображений медведей с головой на лапах [Там же]; поясной крючок, "переделанный в накладку" [Там же, с. 236] с изображениями двух медведей в такой же позе, расположенных друг против друга; поясной крючок в виде последовательно соединенных аналогичного типа изображений медведя и головы лося [Зыков и др., 1994, с. 79]. Известно еще несколько застежек с изображениями медведя из случайных находок [Чернецов, 1953]. Пожалуй, наибольшее количество эполетообразных застежек обнаружено на юго-востоке региона: в Айдашинской пещере [Молодин, Бобров, Равнушкин, 1980, табл. 20, 1 - 2], Ишимской коллекции [Ермолаев, 1914, Табл. 6, 10], семь застежек происходят из фоминских могильников Верхнего Приобья [Ширин, 2003]. Наиболее поздняя по дате изготовления найдена в могильнике Архиерейская заимка [Могильников, 1987]. Время бытования застежек определяется примерно в рамках I в. до н.э. - середины I тыс. н.э. "Первоисточниками" для их создания, скорее всего, послужили прикамские эполетообразные застежки пьяноборского и аазелинского времени и западносибирские застежки-крючки. Образ же медведя с головой между лап (медведь в жертвенной позе, медведь в сакральной позе, и т.д.) - западносибирского происхождения.

Головы медведей на мужевской застежке и на прямоугольной пряжке с городища Тат-ягун [Гусев, 2004, с. 443, илл. 5, 11] выполнены в единой манере.

Вещи из сборов братьев Истоминых около поселка Шурышкары

Поселок Шурышкары находится на высоком берегу одноименного сора. Сразу за поселком идет высокая неровная терраса, возвышенности которой у местного населения имеют названия Белой и Черной горы. На пути к ним к берегу сора выходит несколько ручьев. Высокий берег постоянно разрушается и осыпается в воду, так что установить первоначальные очертания памятника и его хронологию уже невозможно. По рассказам местных жителей, ежегодно после схода большой весенней воды на берегу сора находят различные бронзовые и серебряные украшения, костяные наконечники стрел, фрагменты керамики. Ряд вещей был приобретен краеведческими музеями Салехарда, Тобольска, Ханты-Мансийска [Сыркина, 1983; Сокровища Приобья, 2003]. Ниже мы приводим описание бронзовых изделий, найденных братьями М.Л. и И.Л. Истомиными.

7. Эполетообразная застежка с изображениями пушных зверей (рис. 7). Сборы М.Л. Истомина, 1975 г., Белая гора. Общая длина 18 см, диаметр бляхи 10 см. Изделие состоит из круглой бляхи и четырех "жгутов", заканчивающихся крючком. Застежка отлита в двусторонней сложной форме, крючок согнут по длинной оси. Оборотная сторона шероховатая, наружная гладкая, полированная. С оборота были отлиты петля (разломана) для крепления застежки к ремню и крупный крючок. Фиксируются своеобразные продольные ребра жесткости.

Рис. 7. Эполетообразная застежка с изображениями животных
Рис. 7. Эполетообразная застежка с изображениями животных

На бляхе застежки размещена композиция из трех пушных зверьков с длинными хвостами, расположенных вокруг выпуклой полусферы в центре бляхи друг за другом в направлении против часовой стрелки. Когти лап животных обрамляют полусферу. Фигуры разделаны валиками. Композиция обведена широкой полосой с ребром посередине и двумя псевдовитыми кантами по краям. По периметру бляха украшена 16 выпуклыми полусферами, опоясанными псевдовитыми кантами. Четыре псевдовитых "жгута" сходятся в сложную композицию: оборот крюка выполнен в виде головы животного, глаза которого образованы овальными хвостами двух пушных зверей - аналогичных тем, что находятся в центре круглой бляхи (рис. 8).

Рис. 8.
Рис. 8. "Голова" животного - оборот крюка застежки

Застежку из Шурышкар и застежку с Барсовой горы [Чемякин, 2002, с. 222] сближают размеры, равное количество выпуклых полусфер, жгутов, одинаковые полосы, окружающие основную композицию. Имеются совпадающие детали и с рядом верхнеобских находок: оборотная сторона крюка в виде головы животного [Ширин, 2003, с. 240], полоса вокруг основной композиции [Там же, с. 256]; шагающие фигурки зверей на застежке и бронзовой прямоугольной бляшке [Там же, с. 250].

8. Объемное навершие (или подвеска) в виде двух медведей (рис. 9). Найдена в 1984 г. при вскопке огорода в пос. Шурышкары. Размеры 5,4 х 6,9 см. Отлита в двусторонней форме с сердечником, полирована. Животные показаны сидящими друг напротив друга и упирающимися лапами и мордами в вертикальную конструкцию бутылочной формы с отверстием в центральной части. У медведей - крупные округлые ноздри, переданные углублениями, большие каплевидные глаза с круглым выпуклым зрачком. Вдоль линии скулы - витой кант, продолжающийся по передним лапам зверей. Плечи и передние лапы разделаны рельефными валиками, расположенными поперек туловища; такими же валиками, но продольными, украшены туловища. Нижние части лап с четырьмя мощными когтями как бы отчеркнуты полулунными углублениями.

Рис. 9. Объемное навершие (подвеска) в виде двух медведей
Рис. 9. Объемное навершие (подвеска) в виде двух медведей

Похожий сюжет с двумя сидящими животными представлен на плоском навершии кресала X - XII вв. из Сайгатинского I могильника [Зыков и др., 1994, с. 89, № 99] и объемном навершии кресала X - XI вв. из погребения 77 Сайгатинского VI могильника [Древние бронзы, 2000, № 14].

9. Фигурка хищной птицы (рис. 10). Сборы М.Л. Истомина, 1988 г., 1-й на запад от поселка ручей, впадающий в сор. Размеры 6,3 х 3,5 см. Фигурка представляет собой литейный брак - при изготовлении недолиты часть крыльев и хвост. Голова выполнена в высоком рельефе. Грудь по длинной оси оформлена двумя сходящимися под углом гранями. Крылья орнаментированы узкими полосками с подтреугольными углублениями. Ниже груди птицы - круглая жемчужина, обведенная желобком.

Рис. 10. Фигурка хищной птицы
Рис. 10. Фигурка хищной птицы

По-видимому, фигура должна была изображать птицу в фас с распахнутыми крыльями - сюжет, часто встречающийся в бронзовой пластике Приобья, начиная с Усть-Полуйского времени (см. напр.: [Усть-Полуй, 2003, с. 22]). Фигура птицы, стоящей на медведе, также изображалась в фас с распахнутыми крыльями, и под личиной на ее груди обычно был обрисован круг. Наиболее часто такая иконография орнитоморфных фигур встречается в эпоху раннего средневековья [Зыков, Федорова, 2001, кат. 18]. После VI - VIII вв. в этой позе изображаются только ночные хищники - совы и филины.

10. Фигурка животного в рамке (рис. 11). Сборы М.Л. Истомина, 1988 г., 1-й на запад от поселка ручей, впадающий в сор. Размеры 9,3 х 2,2 см. Вытянутая стилизованная фигура животного вписана в овальную рамку с зауженными концами так, что лапы животного опираются на рамку, хвост - в узкий конец рамки, а голова сливается с противоположным, также узким концом. По рамке изделия и поперек хвоста животного нанесены резкие углубления, вдоль спины зверя выполнены глубокие овалы, от которых отходят штрихи-углубления, имитирующие ребра (?). На плоской, переданной в проекции сверху, голове животного нанесены большие овальные глаза. Видовая принадлежность изображения затруднена.

Рис. 11. Фигурка животного в рамке
Рис. 11. Фигурка животного в рамке

Плоские отливки животных в овальных рамках изредка встречаются в составе памятников Урала и Западной Сибири На подвеске из Сайгатинского IV могильника изображен медведь в распластанной позе, который лапами опирается на рамку, образованную двумя вытянутыми, стилизованными до полной неузнаваемости, фигурами зооморфов [Древние бронзы, 2000, № 16]. Смыкающиеся пасти позволяют увидеть в них некоторую аналогию фигурам животных, фланкирующих антропоморфные фигуры и личины (см. выше). Находка из с. Висим [Оборин, Чагин, 1988, с. 86], возможно, представляет собой тот же образ, но еще более далекий от реального прототипа. Своеобразные изображения медведя в распластанной позе часто принимают за фигуру лягушки - они действительно похожи, если не обращать внимание на уши и ноздри. Обе упомянутые отливки вряд ли можно считать аналогией для фигурки из Шурышкар. При раскопках могильника Барсовского 1 (Барсов Городок) обнаружена зооморфная фигурка, изображающая выдру или бобра в проекции сверху [Зыков и др., 1994, с. 84]. Так же как и на шурышкарской фигурке, у нее разделан поперечными нарезками хвост, крупные глаза переданы углубленными овалами, вдоль хребта - кант из "перлов", от которого отходят "ребра". Фигурка происходит из комплекса VШ - IХ вв. [Там же, с. 135]. Распластанная фигурка бобра в овальной рамке была найдена в 2001 г. при раскопках городка Эмдер [Зыков, Кокшаров, 2003, с. 129].

11. Плоская фигурка рыбки (рис. 12). Сборы М.Л. Истомина, 1988 г., 1-й на запад от поселка ручей, впадающий в сор. Размеры 7 х 1,4 см. Отлита из белой бронзы, с оборотной стороны в районе хвоста заметны остатки металла в литнике. Голова гладкая, заостренная, выпуклый глаз обведен овальным желобком. Туловище украшено орнаментом в виде ветви с рельефными серповидными листьями с обеих сторон. Хвост частично обломан, украшен серповидными ложбинками.

Рис. 12. Плоская фигурка рыбки
Рис. 12. Плоская фигурка рыбки

Плоские подвески-рыбки XIII - XIV вв. известны по материалам раскопок Сайгатинского III могильника [Зыков и др., 1994, с. 98, № 151 - 153].

12. Антропоморфное изображение (рис. 13). Сборы М.Л. Истомина, 2003 г., 1-й на запад от поселка ручей, впадающий в сор. Размеры 8,2 х 2,1 см. Фигура отлита в плоскую двустороннюю форму, в нижней части фиксируется брак - недолив металла, в результате которого недолита нижняя часть фигурки. Голова и одна нога обломаны. С оборота отлита петелька для прикрепления. Антропоморфный персонаж изображен в позе, характерной для западносибирских отливок I тыс. н.э. - в фас, руки сложены внизу живота, ноги поставлены ступнями внутрь. На голове персонажа - конический головной убор (шлем?), орнаментированный узором "елочка", с нащечными пластинами(?). Крупные миндалевидные глаза поставлены вкось, лицо овальное с выраженным подбородком. На туловище выделяются оплечья, какие-то конструктивные детали доспеха в области паха, признак пола. По-видимому, фигура была заключена в рамку, от которой сохранились только фрагменты.

Рис. 13. Антропоморфная фигурка
Рис. 13. Антропоморфная фигурка

Несмотря на соблюдение канонической позы и некоторые, характерные для фигур этого типа реалии, антропоморфное изображение достаточно оригинально. Раскосые, "монголоидные" глаза зафиксированы, кроме вышеописанной, всего у двух антропоморфных изображений эпохи средневековья: у бронзовой фигурки с р. Сыня [Тыликова, Бауло, 2001, с. 129, рис. 3] и у изображения так называемого кузнеца из погребения 10 могильника Зеленый Яр (р. Полуй). Высокие конические шлемы на головах фигурок встречаются с кулайского времени (см. напр. [Зыков, Федорова, 2001, с. 127, рис. 20, 1]). Оригинальной чертой изображения является орнамент в "елочку", украшающий шлем персонажа. Подобный орнамент на шлеме изображен у личины из Парабельской коллекции [Там же рис. 20, 2]. Несмотря на это сходство по редкому признаку, иконография антропоморфного персонажа из Шурышкар свидетельствует о его гораздо более поздней дате, чем дата Парабельской личины. Все признаки - поза, положение рук, глаза, изображение реалий - характерны для изделий VIII - IX вв. [Зыков и др., 1994, с. 81 - 82]. Надо отметить некоторые специфические черты, встреченные только у изображений, найденных на западе Нижнего Приобья - раскосые глаза и руки, сложенные на уровне груди, а не внизу живота, как обычно.
С.В. Ивановым опубликовано изображение предка одной из ненецких семей, проживавших в районе Тазовской губы: внутри миниатюрной куртки с рукавами находилась бронзовая антропоморфная фигурка длиной 9 см [Иванов, 1970, с. 86, рис. 75]; судя по не очень качественной фотографии, она аналогична антропоморфу из Шурышкар.

13. Навершие биметаллического кресала с изображением двух животных (рис. 14). Сборы М.Л. Истомина, 2003 г., 1-й ручей к западу от поселка, впадающий в сор. Размеры 6,4 х 4 см. Выполнено отливкой в двусторонней форме. Сохранился фрагмент собственно железного кресала. Бронзовое навершие выполнено в виде фигур двух животных с поджатыми под живот когтистыми лапами, и развернутыми на спину головами. Глаза животных крупные, каплевидной формы с круглыми зрачками; также каплевидными углублениями обозначены ноздри, каплевидные картуши украшают бедра передних и задних лап. Вдоль спины - резкие поперечные валики, хвосты короткие.

Рис. 14. Навершие биметаллического кресала с изображением двух животных
Рис. 14. Навершие биметаллического кресала с изображением двух животных

Навершия плоских биметаллических кресал широко представлены в археологических памятниках северо-востока Европы, в том числе в Новгородской, Псковской землях, в Приладожье, Поволжье, Прикамье, а также Урала и Западной Сибири X - XII вв. [Арне, 2002, с. 95; Белавин, 2000, с. 159 - 160; Зыков и др., 1994, с. 89 - 90; и др.]. Навершия с парой животных, опирающихся на некую фигуру, расположенную между ними, неоднократно встречены в археологических комплексах Западной Сибири X - XIII вв. [Зыков и др., 1994, с. 89 - 90].

14. Подвеска в виде зооморфной фигурки (рис. 15). Найдена М.Л. Истоминым в 2003 г. на берегу Шурышкарского сора, около Белой горы. Размеры 3,8 х 3,2 см. Отлита в двусторонней форме с сердечником, полирована. Выполнена в виде фигурки зверя, стоящего на плоском основании, орнаментированном полоской "жемчужин". Зверь упирается в основание мордой, всеми четырьмя лапами и хвостом (?). Пасть открыта, глаза переданы округлым желобком, абрис туловища подчеркнут углубленным контуром. На спине имеется полая трубочка для подвешивания с поперечным ребром посередине.

Рис. 15. Подвеска в виде зооморфной фигурки
Рис. 15. Подвеска в виде зооморфной фигурки

Зооморфные подвески - один из наиболее характерных типов украшений, встречающихся в археологических комплексах Западной Сибири X - XII вв. [Там же, с. 95 - 96; и др.].

15. Зооморфная подвеска (рис. 16). Найдена И.Л. Истоминым на берегу Шурышкарского сора. Длина 6,3 см, высота 3,2 см, толщина 1,9 см. Отлита в двусторонней форме с сердечником, полирована. Выполнена в виде стилизованного изображения зверя, стоящего на плоском основании, орнаментированном косыми насечками. Голова животного трудно различима, лапы подогнуты, хвост длинный. В спине фигурки имеется круглое отверстие.

Рис. 16. Зооморфная подвеска
Рис. 16. Зооморфная подвеска

Подобные подвески широко известны в археологических комплексах XIII - XIV вв., в том числе Сайгатинского III могильника [Там же, с. 96, № 140].

16. Ложка (рис. 17). Найдена И.Л. Истоминым на берегу Шурышкарского сора. Длина 10,8 см, ширина рукоятки 1,3 см, размеры черпака 5,1 х 3,9 см. Ложка отлита из белой бронзы, полирована после отливки. Черпак овальной формы, расположен длинной стороной перпендикулярно рукоятке. Рукоятка прямоугольная, с отверстием в верхней части, украшена зигзагообразными валиками.

Рис. 17. Ложка
Рис. 17. Ложка

Бронзовая ложка с подобной формой черпака хранится в фондах краеведческого музея пос. Мужи, еще одна ложка была встречена в составе культовой атрибутики ханта А.А. Алябы в пос. Вершина Войкара, р. Войкар в 2001г. Деревянные ложки XIII - XIV вв. подобной формы обнаружены в Сайгатинском III могильнике [Там же, с. 77].

Заключение

Авторы надеются, что введение в научный оборот новых находок, сделанных на севере Западной Сибири, поможет сформировать корпус источников по средневековой бронзовой пластике региона. Это особенно важно для его северо-западной части, так как, с одной стороны, именно здесь пока мало стационарно раскопанных археологических памятников, с другой - бронзовая пластика, происходящая в большинстве из случайных сборов, совершенно явно имеет свои особенные черты.

Список литературы

  • Арне Т.Й. Культура Западной Сибири 1000 лет назад // Барсова гора: 110 лет археологических исследований. - Сургут: МУ ИКНЦП "Барсова гора", 2002. - С. 86 - 96.
  • Бауло А.В. Древний металл из святилищ обских угров (новые находки) // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2002. - № 2. - С. 144 - 155.
  • Бауло А.В. Домашние (семейные) святилища северных хантов // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2004. - № 1. - С. 89 - 101.
  • Белавин А.М. Камский торговый путь. Средневековое Предуралье в его экономических и этнокультурных связях. - Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2000. - 200 с.
  • Гусев С.А. Итоги археологической разведки 2003 г. в бассейне р. Тляттыягуна (окрестности д. Русскинской Сургутского района ХМАО) // Ханты-Мансийский автономный округ в зеркале прошлого. - Томск - Ханты-Мансийск: Изд-во Том. ун-та, 2004. - Вып. 2. - С. 436 - 448.
  • Древние бронзы Оби. Коллекция бронз IX - XII вв. из собрания Сургутского художественного музея. - Сургут: Изд-во Сургутского художественного музея, 2000.
  • Ермолаев А.П. Ишимская коллекция: описание коллекций Красноярского музея. Отдел археологический. Красноярск, 1914. - Вып. 1. - 19 с.
  • Зыков А.П., Кокшаров С.Ф. Итоги изучения Эмдера в 2001 г. // Ханты-Мансийский автономный округ в зеркале прошлого. - Томск - Ханты-Мансийск: Изд-во Том. ун-та, 2003. - Вып. 1. - С. 111 - 136.
  • Зыков А.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Федорова Н.В. Угорское наследие. Древности Западной Сибири из собраний Уральского университета. - Екатеринбург: Внешторгиздат, 1994. - 159 с.
  • Зыков А.П., Федорова Н.В. Холмогорский клад: Коллекция древностей III - IV веков из собрания Сургутского художественного музея. - Екатеринбург: ИД "Сократ", 2001. - 176 с.
  • Иванов С.В. Скульптура народов Севера Сибири XIX - пер. пол. XX вв. - Л.: Наука, 1970. - 296 с.
  • Могильников В.А. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. - М.: Наука, 1987. - С. 163 - 235.
  • Молодин В.И., Бобров В.В., Равнушкин В.Н. Айдашинская пещера. - Новосибирск: Наука, 1980. - 208 с.
  • Мошинская В.И. Материальная культура Усть-Полуя // МИА. - 1953. - № 35. - С. 72 - 106.
  • Оборин В.А., Чагин Г.Н. Чудские древности Рифея. Пермский звериный стиль. - Пермь: Пермское книжное изд-во, 1988. - 184 с.
  • Сокровища Приобья. - СПб.: Гос. Эрмитаж, 1996. - 228 с.
  • Сокровища Приобья: Западная Сибирь на торговых путях средневековья. Каталог выставки. - Салехард - СПб., 2003. - 96 с.
  • Сыркина И.А. Клад с городища Лорвож (XII в.) // СА. - 1983. - № 4. - С. 182 - 198.
  • Тыликова Е.И., Бауло А.В. Древности Нижнего Приобья в фондах Овгортского краеведческого музея // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2001. - № 1. - С. 127 - 134.
  • Усть-Полуй: I в. до н.э. Каталог выставки. - Салехард-СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 2003. - 76 с.
  • Хантыйский этнографический музей г. Лянтор. - Сургут: Изд-во "Диорит", 1997. - 7 с.
  • Чернецов В.Н. Бронза усть-полуйского времени // МИА. - 1953. - № 35. - С. 121 - 178.
  • Чернецов В.Н. Нижнее Приобье в I тыс. н.э. // МИА. - 1957. - № 58. - С. 136 - 246.
  • Чемякин Ю.П. Бронзовая пластика раннего железного века с Барсовой Горы // ВАУ. - Екатеринбург, 2002. - Вып. 24.
  • Ширин Ю.В. Верхнее Приобье и предгорья Кузнецкого Алатау в начале I тысячелетия н.э. (погребальные памятники фоминской культуры). - Новокузнецк: Изд-во "Кузнецкая крепость", 2003. - 288 с.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования