Бесплатные шаблоны Joomla

[Волжанина Е.А. Полевые исследования лаборатории антропологии и этнографии в Надымском районе летом 2005 г. // Земля Тюменская: Ежегодник Тюменского областного краеведческого музея: 2005. Вып.19. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2006. С.126-145.]

Волжанина Е.А. Полевые исследования лаборатории антропологии и этнографии в Надымском районе летом 2005 г.

 

Летом 2005 г. сотрудниками лаборатории антропологии и этнографии ИПОС СО РАН проводились этнографические полевые исследования на территории Кутопьюганской сельской администрации Надымского района Ямало-Ненецкого автономного округа, основное население которой составляют ненцы. Цель экспедиции заключалась в выявлении и сборе материалов, характеризующих социально-демографические процессы у надымских ненцев в XX в. Кроме того, были получены материалы по современным традиционным поселениям и жилищам коренного населения.

На 01.01.2004 г. в административном подчинении Кутопьюганской сельской администрации находились три населенных пункта: п. Кутопьюган (888 чел.), с. Ярцанги (61 чел.) и с. Хоровая (без населения). Коренное население прописано в основном в п. Кутопьюган (724 из 785 чел.). В настоящее время только 44 семьи ненцев ведут кочевой образ жизни, постоянно находясь в тундре. Из них 22 семьи (93 чел.) проживают на побережье Обской губы, остальные (106 чел.) – в оленеводческих бригадах.

Ненцы, проживающие на рассматриваемой территории, являются в большей степени рыболовами, чем оленеводами, что обусловлено процессом их исторического развития и природно-климатическими особенностями района [Головнев, 1993]. Из 55 хозяйств, имеющих оленей, у 35 – менее 60 голов. До сих пор практикуется отдача оленей на выпас пастухам, работающим в оленеводческих бригадах ЗАО «Совхоз «Ныдинский».

С конца 1990-х годов этнографами отмечается переход коренного населения на продовольственное самообеспечение и возврат к традиционным основам хозяйствования, в связи с сокращением государственной поддержки северного сельскохозяйственного сектора экономики [Пивнева, 2005. С.187; Мартынова, 2005. С.41-42]. Занятие рыболовством для населения национального поселка, расположенного в стороне от основных производственных центров района, является единственным источником средств существования. Рыба служит основным продуктом питания, натурального и денежного обмена. Если раньше вылов рыбы осуществлялся централизованно Пуйковским рыбозаводом, то после его закрытия в 1991 г. население, предоставленное само себе, стало расселяться по побережью, выбирая наиболее удобные места для рыболовного промысла. Для лова рыбы применяются плавные, ставные сети и невод. На осетра ставят самоловы. В указанном районе ловится в основном белая рыба ценных пород: муксун, нельма, щекур.

Выловленная рыба реализуется самим населением. Зимой вывозится на буранах в г.Надым для продажи на рынках или сдается оптом в пункты общественного питания и магазины. Летом денежные доходы от рыбы носят случайный характер. Рыбу сдают на рефрижератор ЗАО «Совхоза «Ныдинский» в обмен на бензин или на плавмагазины за промышленные товары. В настоящее время сложилась отлаженная система взаимодействия коренного населения с пилотами рейсовых вертолетов, которые скупают у них рыбу.

На побережье Надымской Оби расположено большое количество рыболовных промысловых мест, используемых населением уже с конца XIX в. Они представляют салмы, сора, гольцы, пески, курьи и речки [Дунин-Горкавич, 1915. С.28-29]. Владельцами промысловых мест Ваданки, Воркута, Кутоп-Юган, Ярцынги, Сенной Пугор являлись самоеды рода Юганпелик, Вануйта – остяки юрт Вануйтовских (юрт Похронковских), Шуга, Хорова, Паули, Линзита и Ныда – остяки юрт Надымских, Хэ – самоеды вымершего рода Наречи [Варпаховский, 2003. С. 127; ГУТОГАТ. Ф.147.Оп.1.Д.490.Л.72об.-73]. На местах наиболее прибыльных промыслов стали возникать стационарные поселения, основанные по инициативе приезжего населения [Волжанина, 2005]. В начале XX в. это были русские и зырянские рыбопромышленники, после революции – государственные и партийные организации, принимающие решения об основании или закрытии того или иного населенного пункта. Так, в результате работ землеустроительной комиссии И.Г. Гончарова летом 1935 г. было выбрано место для оседания кочевого населения и строительства населенного пункта на месте фактории Кутопьюган, расположенное на правой стороне реки Кутопьюган в 500 метрах от ее устья [ГАЯНАО.Ф.12.Оп.1.Д.189.Л.123-123об.]. В 1973 г. после закрытия п. Шуга центр сельской округи был перенесен в п. Кутопьюган.

Особенность хозяйственно-культурного комплекса коренного населения определила и характер его расселения. Летом и осенью (в период с мая по ноябрь) наибольшая их часть концентрировалась на побережье Обской губы, где сосредоточены основные рыболовные угодья и лучшие оленьи пастбища, а также по рекам и речкам. Для осуществления промысла они объединялись в рыбопромысловые артели юрчандер (люди одного невода), состоящие из 7-10 семей. На одном стойбище могли проживать несколько юрчандер [Головнев, 1995. С.56]. Зимой коренное население расселялось в лесотундровой и таежной зоне, занимая зимние пастбища и охотничьи угодья, и частично группировалось в прибрежной полосе.

Современная социально-экономическая ситуация способствует не только сохранению, но и возрождению традиционного типа расселения. В настоящее время на побережье Надымской губы в летнее время насчитывается 8 постоянных стойбищ, получивших названия по рекам и озерам или особенностям местности. Они расположены на расстоянии 12-30 км от п. Кутопьюган. С левой стороны от устья реки Кутопьюган: у озера Яро-то, Лук-ена, в устьях рек То-яха, Ватанги. Расстояние от поселка до ближайшего из них составляет 11 км (Яро-то). А расстояние между ними колеблется от 13 км (между Яро-то и Лук-ена) до 3 км (между Лук-ена и То-яха, между То-яха и Ватанги). На побережье с правой стороны от устья реки Кутопьюган находятся Орлинка, Танопчи (недалеко от рек с тем же названием), Ярцанги, мыс Нерумпыя (Кустарниковый мыс). Ближайшее из них расположено на реке Танопчи, в 12 км от поселка. Расстояния между ними составляет от 7 км (между Ярцангами и Орлинкой) до 500 метров (между Танопчи и Нерумпыя). Из них только в Ватангах и Ярцангах в первой половине XX в. размещались рыбопромышленные заведения, затем центральные усадьбы колхозов. В настоящее время от них не осталось никаких материальных объектов. Кроме того, вдоль всего побережья встречаются небольшие деревянные строения, служащие временными жилищами в летне-осенний период во время рыбной ловли, сбора ягод и грибов. В этом году экспедиционные работы проводились на стойбищах ненцев, на правой стороне от р. Кутопьюган.

Танопчи расположено в 12 км от поселка (Рис. 1). Чумы стоят по обоим берегам р. Танопчи, недалеко от места ее впадения в губу. Летом 2005 г. здесь стояли 3 чума, из которых - один на правом берегу. За зарослями тальника их не сразу можно заметить с берега. На наличие стоянки указывают привязанные на берегу лодки. Здесь проживали семьи Анагуричи Андрея В. (6 чел.), Анагуричи Михаила В. (3 чел.), Неркагы Янгоро (5 чел.). Михаил круглый год живет на побережье. Андрей и Янгоро уезжают на зиму к сыновьям, которые работают оленеводами. На Танопчи они рыбачат с июня до начала ноября.

Первым на Танопчи поселился Неркагы Юрий Сергеевич еще в начале 1990-х гг. Он жил в щитовом доме. В середине 1990-х гг. поставил чум Анагуричи Михаил, в 2000 г. – Янгоро, в 2005 г. - Анагуричи Андрей. До этого Янгоро и Андрей работали оленеводами в стаде, но с уходом на пенсию, стали заниматься рыболовством.

Нерумпыя (Кустарниковый мыс). Оно расположено на расстоянии 1 км от Танопчи и 13 км от п. Кутопьюган. Это одно из самых населенных стойбищ. Летом 2005 г. здесь стояли 10 чумов, в которых насчитывалось 46 человек. Местность неровная, выше расположен лес из лиственниц, берез и осин. Чумы можно разделить на стоящие близко к губе и в лесу (Рис. 2). Расстояние между чумами 10-15 метров. Все семьи, проживающие на Нерумпыя, являются родственными друг другу. Летом 2005 г. здесь проживали семьи Тибичи Окали Х. (6 чел.), Тибичи Вячеслава В. (5 чел.), Тибичи Юлии В. (7 чел.), Салиндер Майи (1 чел.). Из них Тибичи Окали приходится дядей Вячеславу. Тибичи Юлия Водоумовна (вдова) – жена брата Вячеслава Владимира, Салиндер Майя – мать Вячеслава.


Рис. 1. Танопчи. Летний чум Анагуричи А.В. Здесь и далее - фото автора


Рис. 2. Нерумпыя. Летние чумы (слева направо) Салиндер Майи, Тибичи Ю.В., Тибичи В.В.

В остальных 6 чумах проживают семьи Тибичи Романа Оликовича (2 чел.), Тибичи Ивана О. (6 чел.), Тибичи Максима О. (3 чел.), Тибичи Льва Лаулевича (10 чел.), Тибичи Анатолия Л. (4 чел.), Худи Евдокии Л. (2 чел.). Роман, Иван, Максим являются родными братьями друг другу и двоюродными братьями Льву, Максиму, Евдокии и Вячеславу. Их отцы Олико, Лаули и Выти были братьями.

Примерно до начала 1970-х годов на Нерумпыя никто летом не жил. Современное население переселилось из Ярцаног. С чумами приходили в сентябре и ловили рыбу до начала декабря. Вещи и жилище перевозили на лодках. Наличие подводных салмов на данном участке обеспечивало богатый рыболовный промысел.

Одним из первых стал ставить летом чум на Нерумпыя Тибичи Олико в 1970-е годы. Затем к нему присоединился Тибичи Лев и Худи Евдокия. В 1980-е гг. поставил чум Тибичи Роман. Остальные стали ставить летом чумы в 1990-е гг. Первый год живет летом в Нерумпыя Тибичи Окали. До этого он был оленеводом. Круглый год проживают на Нерумпыя Максим Оликович и Роман Оликович. На зиму они переходят жить в дома, построенные ими самими, Максим - на расстоянии около 1 км, Роман – 500 метров от побережья (Рис. 3).


Рис.3. Зимнее жилище Тибичи Романа Оликовича.

Ярцанги находится на расстоянии 5 км от Кустарникового мыса и 18 км от п. Кутопьюган. Это место используется коренным населением для проживания и ведения рыболовного промысла с начала XX в. из-за близкого расположения неводного вонзевого песка и подводных салмов, и было одно из населенных еще в первой половине XX в. До начала 1960-х годов здесь располагался большой поселок, численность населения которого превышала 200 человек [ГАТО. Ф.1112. Оп.1. Д.154. Л. 76]. В нем размещалась резиденция колхоза имени Молотова, были магазин, пекарня, мерзлотник, медицинский пункт, клуб. В начале 1960-х гг. с объединением колхозов в совхоз и организацией в Кутопьюгане рыбоучастка, закрепленным за Пуйковским рыбозаводом, поселок был закрыт, а население переведено в Кутопьюган. Еще в конце 1980-х гг. в Ярцангах стояли более 10 чумов.

В настоящее время в Ярцангах постоянно проживают две семьи: Анагуричи Вячеслава П. (7 чел.) и Анагуричи Сергея А. (3 чел.). В отличие от Танопчи и Нерумпыя здесь чумы располагаются на высоком берегу, примерно в 10 метрах от края. Сергей Ателевич некоторое время жил в поселке, в 1983 г. переехал с семьей жить к родителям в Ярцанги. Основным источником дохода обоих семей является рыболовство. В конце сентября - в начале октября семья Анагуричи Сергея переходит жить в зимний чум, который ставят недалеко здесь же (Рис. 4). Вячеслав построил для себя дом, в котором живет зимой (Рис. 5).


Рис.4. Ярцанги. Зимний и летний чумы Анагуричи С.А.


Рис.5. Ярцанги. Зимний дом Анагуричи В.П.

Орлинка. Это стойбище расположено на левом берегу р. Орлинка в 7 км от Ярцаног и в 25 км от п. Кутопьюган. Летом 2005 г. здесь проживали 7 семей и стояли 6 чумов. Одна семья живет в доме (Рис.6). Круглый год в Орлинке проживают 3 семьи: Салиндера А.С. (8 чел.), Неркаги Е.П. (2 чел.), Анагуричи М.Х. (5 чел.). Практически все чумы были поставлены на краю высокого берега (Рис. 7). Одни объясняют это желанием видеть, когда лодки пристают к берегу, другие – отсутствием других ровных мест. Кроме того, ветер с губы отгоняет комаров. Чумы родственников стоят примерно в 5 метрах друг от друга. Рядом стоят чумы Салиндер А.С. и Анагуричи Н.Н. (5 чел.), через неглубокий овраг дом Анагуричи М.Х. и летний чум его брата Анагуричи А.Х. (7 чел.). Следующая группа чумов – примерно в 100 метрах от них: Анагуричи Л.С. (4 чел.), Салиндер И.Х. (5 чел.). В стороне от всех поставил чум Неркагы Е.П. До этого он жил у Салиндера И.Х. Неркагы Егор является мужем приемной дочери Ивана Хэковича, который в свою очередь приходится братом жене Анагуричи Лянга.

Первым в Орлинке поселился Анагуричи Михаил Хэлтович в начале 1990-х гг., когда остался без работы после закрытия в Кутопьюгане рыбоучастка. Остальные стали селиться здесь с середины 1990-х гг. Выбранное место отличается от других тем, что в этом районе переходят губу ярсалинские оленеводы, и проходит удобная дорога до с. Яр-Сале. На зиму (в ноябре) одни семьи уезжают в стада к родственникам, как например, Анагуричи Нели Н., другие уходят ближе к лесу в верхнее или среднее течение р. Орлинки или р. Шуга (Анагуричи Л.С., Анагуричи А.Х., Салиндер И.Х.).


Рис. 6. Орлинка. Дом Анагуричи М.Х.


Рис. 7. Орлинка. Летние чумы Анагуричи Н.Н., Салиндер А.С. В центре хозяйственный чум.

Таким образом, все стойбища, расположенные на побережье представляют традиционные поселения рыбаков. Практически все они находятся в устьях рек, впадающих в Надымскую Обь. Выбор места обусловлен наличием хороших рыболовных мест: салмов, курий, речек и соров. Кроме этого, необходима ровная, возвышенная, хорошо продуваемая площадка для устройства чума и родник с питьевой водой (Рис.8.). Вода из губы считается грязной и не используется для приготовления пищи. Таких мест не много, поэтому приходится селиться рядом друг с другом. Богатые промыслы обеспечивают все население рыбой в достаточном количестве. Большинство населения проживает в чумах. В качестве жилищ используются также балки, щитовые домики промышленного изготовления, которые перестраивают по собственному вкусу. Все стойбища имеют линейную планировку: чумы стоят рядом друг с другом вдоль берега.


Рис.8. Родник на стойбище Ярцанги

Население стойбищ – это оленеводы, вышедшие на пенсию и проживающие с семьей, и семейные люди трудоспособного возраста, основным источником существования которых является рыболовство и средства, полученные от реализации рыбы. Родственники и люди, много лет проработавшие в одном стаде, стараются селиться вместе. Рядом с ними летом ставят чумы их родственники, постоянно проживающие в поселке.

Рыболовный промысел обычно продолжается с мая по ноябрь. Хотя практикуется и подледный лов. В течение лета и осени рыбу заготавливают на зиму в разных видах. Летом рыбу вялят, готовят из нее порцу, осенью солят. В начале ноября часть населения уходит от губы в глубь на 10-15 км, ближе к лесу. Практически все семьи имеют небольшое число оленей (до 60 голов), отданных на выпас в стадо родственников или знакомых. В ноябре, после подсчета на корале, расположенном в верховьях реки Танопчи, оленей разбирают, и семьи расселяются по лесотудре. Имея небольшое число оленей, они могут стоять на одном месте длительное время – иногда более месяца. Те, у кого есть родственники в стадах, на зиму уезжают к ним. У некоторых есть квартиры в поселке. Олени мало используются в качестве транспортного средства. Летние вещи не перевозят с собой, а оставляют на месте стоянки. Наоборот, зимние вещи хранятся на нартах около места летнего проживания. Связано это с тем, что, возвращаясь в мае на место летнего промысла, семья еще некоторое время живет в зимнем чуме. В зависимости от размера хозяйства и наличия оленей общее количество нарт варьируется от 10 до 20. Аргиш надымских ненцев (мужской и женский) состоит из 5 нарт (у ямальских ненцев из 7). Они не возят с собой дрова, поделочную древесину и продукты. Так как в Надымском районе много населенных пунктов, то делать большой запас продуктов нет необходимости.

На летней стоянке за каждой семьей негласно закреплено место, где она устанавливает летний чум. В течение лета семья редко переставляет чум на другое место. Иногда его разбирают, чтобы просушить место, и снова ставят там же. Это связано с недостатком ровных площадок вдоль побережья. Некоторые семьи переставляют чум каждые два месяца. В начале осени чум переносят подальше от берега из-за холодных ветров, постепенно перемещая ближе к лесу.

В летний период строгой ориентации входа по странам света у ненцев не было обнаружено, хотя у большинства чумов вход направлен на восток (восход солнца) или юг, «чтобы ветер с губы не выдувал тепло из чума». Некоторые, наоборот, ставят чум входом на север, к губе, чтобы ветер отгонял комаров. В остальное время года вход в чум стараются не ориентировать на север из-за холодных северных ветров. На ориентацию двери в чуме влияют не только направления господствующих ветров, традиции, но и характер площадки, на которой устанавливается чум. Двери в чумах родственников, поставленных рядом, не направлены в сторону друг друга. Встречаются случаи, когда дверное отверстие ориентировано на запад.

В летнем чуме шесты немного углубляются в землю. Каркас летнего чума включает более 30 шестов (иногда более 40). Зимний чум отличается от летнего по количеству шестов и их толщине. Каркас зимнего чума состоит из 20-30 шестов, и они тоньше летних. Это связано с тем, что в зимний период чумы стоят в лесу, деревья защищают их от сильных ветров, тогда как летом – на открытой площадке, на побережье. Кроме того, оленям тяжело их было бы перевозить. Если все необходимое для летнего чума хранится на одном месте, то зимний чум перевозится. Распространенным способом крепления шестов является связывание верхушек. В трех основных шестах просверливается отверстие, в которое продевается веревочное кольцо. Шесты изготавливаются из ели.

Каркас покрывается сверху двумя полотнищами, зимой сшитыми из оленьих шкур, летом – брезента и дорнита. Берестяные покрышки встречаются сейчас редко, их уже не изготавливают (Рис. 9). Они были вытеснены современными, более доступными и менее трудоемкими материалами. Береста для покрышек раньше заготавливалась в июле. На березе делались надрезы вдоль и поперек ствола, чтобы можно было снять кору. С одного дерева снимали несколько полос. Получались прямоугольные полосы длиной 40-50 см и шириной 30 см, которые сворачивали в рулоны. Дома их чистили, снова сворачивали в рулоны и ставили в котел с водой, каждый накрывался мхом. Вода в котле должна закрывать рулоны до середины. В воду добавляли рыбьи кости. Мох предохранял бересту от искр костра, а также служил крышкой. Чем шире диаметр рулончика, тем лучше и быстрее варилась береста. Она должна прокипеть 1,5 часа. Затем ее переворачивали, снова накрывали мхом и кипятили.

После того, как береста окончательно сварилась, ее вынимали из котла, остужали и разворачивали. В процессе вываривания береста становилась мягкой и податливой. Вываренные листы выравнивали по толщине и сшивали вместе по ширине сухожильными нитями швом иголка вперед в длинные полосы. Эти полосы уже сшивали в полотнища, накладывая друг на друга, начиная с нижних, чтобы вода, попадая на них, стекала вниз и не просачивалась внутрь. Берестяные покрышки состояли из двух полотнищ, каждое из которых делилось на две части: нижнюю и верхнюю. Верхняя часть немного зауживалась к верху. На каждое полотнище приходилось 16 полос: по 8 полос на нижнюю и верхнюю части. Нижняя часть состояла из 10 лоскутов, а верхняя – из 6. По мере изнашивания их сжигали и заменяли новыми. Срок использования берестяных покрышек был достаточно большой – более 10 лет. Худи Евдокия, 1930 г.р. до сих пор половину чума летом покрывает берестяными покрышками, изготовленными еще в 1970-е гг. (Нерумпыя).


Рис.9. Нерумпыя. Берестяные покрышки в чуме Худи Евдокии.

В настоящее время широко используются в качестве летнего покрытия брезент и дорнит. Это обусловлено тем, что данный материал выдается семьям, ведущим кочевой образ жизни, бесплатно. На каждое полотнище приходится по 30 метров ткани. При этом мы наблюдали использование двухслойных покрышек: внутренний слой - из дорнита, наружный – из брезента. Изготавливают двухслойные брезентовые покрышки. Срок использования таких покрышек – 3 года. В некоторых чумах в летний период внутренними покрышками служат старые зимние нюки, сверху покрываемые брезентом.

Чтобы полотнища не раздувало ветром, их прижимают шестами с наружной стороны и веревками, перекидывая их с одной стороны на другую по всей поверхности чума и закрепляя за колышки, специально вбитые около чума, или рядом растущие деревья. Кроме того, они делают чум более устойчивым против ветра. Внизу покрышки иногда прижимают кусками дерна. Вход в чум закрывается краем полотнища, который заправляют за наружный шест. Чтобы не впустить комаров в чум и обеспечить поступление света от входного отверстия, во внутреннем слое покрышки к краю полотнища пришивается кусок прозрачной или полупрозрачной ткани (тюль, сетка). На ночь оно закрывается внешним полотнищем (Рис.10). Защитой от гнуса служит дымокур, устраиваемый у входа. Это может быть любая емкость (старое ведро), в которой разводится огонь, и затем подкладываются дерн, мох и сырые ветки.


Рис. 10. Орлинка. Чум Анагуричи Н.Н.

В центре чума располагается очаг. В настоящее время в зависимости от обстоятельств используются открытый или закрытый очаг. В последнем случае за костром ставят железную печь, труба которой выводится в дымовое отверстие. В некоторых чумах встречается газовая плита. В летний период для приготовления пищи в чуме разводят костер или на железном листе, или прямо на земле, огороженной с трех сторон половыми досками, или в железных емкостях (корыто, обрезанные сверху канистры и др.). Когда становится холодно, то топят печь. В жаркие дни готовят еду на улице на железных переносных самодельных печах. И в зимнем, и в летнем чуме используется надочажное устройство, состоящее из двух жердей, проходящих над очагом от входа к противоположной стороне, и перекладин на них. На перекладину может быть вдета деревянная пластина с отверстиями на разной высоте, внизу у нее крючок для подвешивания котла, кастрюли или чайника. Дополнительно к ней от другой перекладины спускается железная цепь с крючком внизу. Горизонтальные жерди крепятся к одному из шестов каркаса в передней части чума летом и к симсе (наклонный шест) - зимой. Симса остается стоять в зимнем чуме и не переносится в летний. В некоторых летних чумах эту функцию выполняет дополнительный шест, который поддерживает печную трубу, для того чтобы не прожглись покрышки. Горизонтальные жерди используются также для просушивания и продымливания вещей, приготовления вяленой рыбы и мяса.

Кроме того, встречается надочажное устройство П-образной формы. Оно состоит из двух невысоких палок с развилками и положенной на них перекладины с подвесными крюками для дужки чайника или котла (Рис. 11).

Перед очагом или около входа (с правой или левой стороны) подвешивается умывальник (промышленного изготовления или вырезанный из пластиковой бутылки). Место для дров и животных - также около входа. Обычно дрова складывают рядом с умывальником. По обеим сторонам от очага во время еды ставят низенький столик. За очагом помещаются стол или ящик с посудой, продуктами, ведра с водой, газовая плита, чемоданчик с изображениями духов и ценными вещами.


Рис. 11. Ярцанги. Надочажное устройство П-образной формы. Чум Анагуричи В.П.

За очагом женщинам запрещается обходить вокруг чума, как внутри, так и снаружи, из-за сакральных представлений, связанных с заочажным пространством. Однако в ходе экспедиционных работ нами был отмечен интересный факт. В летний период хозяйственная необходимость может привести к нечаянному нарушению запрета. Чтобы оградить семью от последствий этого, за очагом кладут маленький темный камень. После этого считается, что женщина беспрепятственно может ходить по кругу (Рис. 12).

Как правило, в чуме постели располагаются с левой стороны, если проживает одна семья. Другая сторона используется для хозяйственных целей или для гостей. Хотя встречаются и исключения, когда хозяева занимают, наоборот, правую сторону. Большие семьи или две семьи, проживающие в одном чуме, занимают обе половины. Постель устраивается следующим образом. Первоначально на землю кладут березовые ветки, на них циновки из соломы, затем дорнит и оленьи шкуры ворсом вверх. Шкуру оленя укладывают той стороной, где голова оленя, к стенке чума, когда оба хозяин и хозяйка живы. В качестве подушек используют мешки, набитые птичьим пухом и перьями. На ночь или во время отдыха натягивается полог (летом сшитый из хлопчатобумажной ткани и зимой – из одеял или шкур). В комариный период полог остается натянутым в течение всего дня. Начиная с августа его убирают в дневное время.


Рис. 12. Орлинка. Камень, положенный в передней части летнего чума.

С каждой стороны очага положены половые доски «латы». Их количество зависит от толщины дерева, из которого они сделаны, но обычно равняется 4. В летнем чуме размеры досок строго не соблюдаются в отличие от зимнего, где «они подогнаны под постели», т.е. занимают все пространство пола от разделительной полосы до постелей. Состоятельные хозяева красят доски или стелют сверху на них линолеум.

В летний период не возникает необходимости освещения в чуме, достаточно долгого светового дня. Источниками света служат входное и дымовое отверстия в чуме, керосиновые лампы. Движок для выработки электроэнергии на всем побережье использует только Анагуричи Вячеслав в своем зимнем жилище.

Наличие леса и возможность приобрести брезент для покрышек путем обмена на рыбу делает чум наиболее простым, доступным и удобным жилищем в летний период. Отдельные семьи поселковых ненцев в период летнего отпуска живут в чуме на побережье, оставляя все необходимое храниться до следующего приезда на специально устроенных перекладинах.

В зимний чум переходят жить с выпадением первого снега. Он устанавливается в лесу на расстоянии 1 км и более от губы. Особенностью надымских ненцев является то, что при переходе из одного чума в другой, ни один из них не разбирается до конца. С летнего чума снимаются покрышки, убираются половые доски, а шесты оставляют стоять до весны. Также поступают и с зимним чумом (Рис. 4). Перед переходом в летний чум концы шестов вынимают из земли, чтобы они просохли. Объясняют это бережным отношением к нартам: «под тяжестью шестов проседают нарты».

Некоторые семьи зимуют в балках или специально выстроенных избушках. Балки утепляют дорнитом, листами рубероида, железа. Такие избушки построены в Ватангах, Танопчи, Нерумпыя, Ярцангах, Орлинке. Обычно они имеют одну жилую комнату и сени. Отапливается дом с помощью железной печи, которую иногда обмазывают глиной или обкладывают кирпичами. Строительство домов связано с малооленным характером хозяйств и недостаточным количеством шкур для пошива зимних нюков. Тем не менее, зимние покрышки покупают редко. Их обычно дарят родственники с ямальской стороны. Между ямальскими и надымскими ненцами сложились устойчивые брачные отношения.

Длительное проживание на одном месте привело к необходимости его обустройства. На стойбищах обязательно строят туалеты. Для хранения ценных вещей: буранов, лодочных моторов, запасных частей к ним, бочек с бензином – деревянные сараи. Практически каждая семья для длительного хранения рыбы делает себе «холодильник». Он представляет яму, вдоль стен которой устанавливаются деревянные опоры, сверху покрываемые деревянными плахами и землей. Его размеры зависят от потребностей семьи. Чтобы в нем сохранялась минусовая температура, на зиму его оставляют открытым, а весной укладывают лед с губы. Летом его стараются открывать редко. Там же хранят в бочках соленую рыбу.

Практически у каждой хозяйки чума имеется своя хлебная печь. Ее делают из подручных материалов. Нам попадались печи, изготовленные из железной бочки, вкопанной в песок. Для выхода дыма делается труба из свернутых листов железа, консервных банок или старого огнетушителя. Заслонкой служит срезанный верх бочки (Рис. 13). Размер печи зависит от бочки. Чаще всего - 1,5 метра в глубину. В хорошо протопленную печь, на угли ставят формы с хлебом на 1-1,5 часа. Используются круглые сковороды.


Рис. 13. Нерумпыя. Хлебная печь.

Для копчения рыбы, а также оленьих шкур и шкур пушных животных перед обработкой предназначены небольшие чума, установленные рядом с жилым чумом. Рыбу подвешивают на сетке, закрепленной на шестах, а шкуры животных - на жердях, под ними в большой емкости разводится костер, в который затем кладут дерн, мох и сырые ветки (Рис. 14). Моются все члены семьи или в отдельном чуме, или специально построенной «бане», небольшом домике, в котором поставлена железная печь. Около каждого чума между деревьями сделаны перекладины для подвешивания юрка, махалэя и вещей.


Рис. 14. Коптильный чум. Слева направо Нерумпыя и Орлинка.

Весной, начиная с апреля, когда снег становится твердым, заготавливают дрова с расчетом, чтобы их хватило на все лето и осень, пока семья проживает на летней стоянке. Заготавливают дрова в лесу, в 2 и более километрах от губы, затем подвозятся буране. Заготовкой дров занимаются мужчины. На дрова идет лиственница и береза. Срубленные стволы деревьев составляют конусом друг к другу вершинами вверх для просушки. Для распилки используют как бензопилы, так и ручные пилы (Рис. 15). В последнем случае распиливают бревна на козлах. Полученные чурбаны колют топором и складывают в поленницы. Из-за большого количества леса плавник мало используется в качестве топлива. Деревья, растущие вдоль побережья, не срубают. Хотя рубка деревьев на площадке перед чумом отмечена нами в тех случаях, когда хозяйство постоянно проживает на одном месте. Зимой рубят сухие деревья рядом со стоянкой.


Рис. 15. Танопчи. Распилка дров бензопилой

Таким образом, занятие рыболовством обусловливает наличие у надымских ненцев, проживающих на побережье Надымской Оби, традиционного типа поселений и жилищ. Инновации касаются, прежде всего, использования новых материалов, технических средств, новых типов жилищ (щитовые домики, и построенные на их основе избушки), а также строительства хозяйственных сооружений: бань, сараев, «холодильников» и др. на месте летних и зимних стоянок. Тем не менее, в начале XXI в. мы можем говорить о сохранении у них характерных черт хозяйства лесотундрового типа: занятие рыболовством в летне-осенний период, немногочисленность оленьих стад, передача оленей на выпас пастухам, особенности расселения.

Литература
  • Варпаховский Н.А. Рыболовство в бассейне реки Оби: В 2-х частях. Тюмень: Мандрика, 2003. 256 c.
  • Волжанина Е.А. Современная структура поселений надымских ненцев // Материалы международной конференции «Первые исторические чтения Томского государственного педагогического университета». Томск: Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2005. С.302-310.
  • Головнев А.В. Историческая типология хозяйства народов Северо-Западной Сибири. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1993. 204 с.
  • Головнев А.В. Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров. Екатеринбург: УрО РАН, 1995.
  • Дунин-Горкавич А.А. Сведения о рыболовных угодьях Тобольского Севера. По регистрации 1914 г. Тобольск, 1915. 100 с.
  • Пивнева Е.А. Современный социальный портрет поселка Кутопьюган // Полевые исследования Института этнологии и антропологии. М.: Наука, 2005. С.187-197.
  • Мартынова Е.П. «Речные ненцы» (модель адаптации в современных условиях) // Историческое краеведение Ямала. Омск: Кн. Изд-во, 2005. С.41-43.
Список информаторов
  • Анагуричи Андрей Водоумович, 1954 г.р.
  • Анагуричи Афанасий Аркадьевич, 1982, г.р.
  • Анагуричи Вячеслав Павлович, 1961 г.р.
  • Анагуричи Маргарита Александровна, 1987 г.р.
  • Анагуричи Михаил Хэлтович, 1962 г.р.
  • Анагуричи Наталья Андреевна, 1982 г.р.
  • Анагуричи Олеся Андреевна, 1979 г.р.
  • Анагуричи Сергей Ателевич, 1945 г.р.
  • Анагуричи Тамара Трофимовна, 1949 г.р.
  • Анагуричи Татьяна Ивановна, 1951 г.р.
  • Анагуричи Филипп Александрович, 1969 г.р.
  • Борсоева Прасковья Лаулевна, 1941 г.р.
  • Салиндер Анастасия Майтомовна, 1967 г.р.
  • Салиндер Валентина Сябковна, 1935 г.р.
  • Салиндер Зоя Александровна, 1970 г.р.
  • Тибичи Вячеслав Вытьеви, 1962 г.р.
  • Тибичи Евдокия Нодновна, 1930 г.р.
  • Тибичи Илья Окалевич, 1982 г.р.
  • Тибичи Софья Ивановна, 1965 г.р.
  • Тибичи Тамара Нюдиливна, 1967 г.р.
  • Тибичи Эльза, 1984 г.р.
  • Тибичи Юлия Водоумовна, 1961 г.р.
  • Худи Анна Антиковна, 1965 г.р.
  • Худи Евдокия Лаулевна, 1930 г.р.
  • Ядне Антонина Тапиевна, 1964 г.р.
  • Ядне Семен Николаевич,1967 г.р.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования