Шаблоны для Joomla 3 здесь

Бауло А.В. Сокровища Священной реки. // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2009. – № 1. – С. 95–100.

 

На территории проживания манси известно немало природных священных мест. Это ялпынг-я «святая река», ялпынг-тур «святое озеро», ялпынг-нер «святая гора», ялпынг-нел «святой мыс» и т.д. Священность этих мест связана с представлениями о проживании здесь местных духов-покровителей или других сверхъестественных существ. Данная территория запретна для хозяйственной деятельности людей: здесь нельзя охотиться, ловить рыбу, собирать ягоды или рубить деревья.

Мимо многих «святых» участков реки было запрещено проплывать на лодке, ее протаскивали волоком по берегу. Женщины в таком случае шли в обход по специальному «женскому пути». В других местах можно было использовать не весла, а только шест; не разрешалось плавать в просмоленной лодке и др. Особую группу образовывали «святые» места, связанные с некогда находившимися здесь городищами [Kannisto, 1958, s. 239-250].

Ялбынья (Ялпынг-я) «Священная / Святая река» впадает справа в Северную Сосьву в 25 км ниже пос. Сартынья. Это территория Березовского района Ханты-Мансийского АО; здесь проживают представители северной группы манси.

Бассейн Ялбыньи считался территорией обитания Тагт-котиль-торума (Тагт-котиль-ойки)«Бога среднего течения Сосьвы», одного из сыновей Верховного бога Нуми-Торума. Его представляли богатырем, имеющим образ «железного ястреба, серебряного ястреба». По другим источникам, это был воин в одежде из тонкого сукна, в кольчуге, с саблей, луком и стрелами. Однажды Тагт-котиль-торум вступил в сражение с шестьюдесятью богатырями, затем с громадным лесным духом менквом, победил их и сделал место битвы святым. Успех над менквом привел к тому, что Тагт-котиль-торум стал участвовать во всех войнах и сражениях, что рассердило его отца. Он велел ему быть ниже своих братьев и заведовать только местом, расположенным близ его жилья [Munkácsi, 1910-1921, р. 022, 025-026; Гондатти, 1888, с. 22 – 25; Ромбандеева, 1993, с. 52]. В ведении божества находились змеи и водяные животные [Источники, 1987, с. 240].

Расположение места обитания Тагт-котиль-торума в среднем течении Северной Сосьвы позволяло ему в определенной мере контролировать отправление Куль-отыром (Князем Нижнего мира) людей на тот свет, а именно - сверху вниз по реке. Манси полагали, что Тагт-котиль-торум мог посчитать уход человека из жизни преждевременным и заставить Куль-отыра везти его обратно [Гемуев, 1990, с. 161].

Место расположения святилища Тагт-котиль-торума точно не известно; нет сведений и о том, сохранилось ли оно до наших дней. В разные годы появлялась информация о его расположении в устье, среднем и даже верхнем течении Ялбыньи. В.Н. Чернецову рассказывали о том, в начале 1930-х гг. в вершине Ялбыньи был лесной пожар, деревья выгорели по обеим сторонам реки. Амбарчик Тагт-котиль-ойки остался целым: слегка опалены оказались только обе опоры. В амбарчике было довольно много серебра, но оно было украдено в середине 1920-х гг. [Источники, 1987, с. 242].

По материалам Н.Л. Гондатти, женщинам ездить на святилище было запрещено. Во время езда на поклонение спать даже на протяжении трех дней не дозволялось; по приезду на место привезенные подарки отдавались шайтанщику, он уже относил их к жилищу божества, окруженному настороженными луками и капканами. Рядом с амбарчиком находилось дерево, кругом обставленное железными стрелами, и всякий приходящий человек должен был принести хотя бы одну стрелу и несколько монет. Фигура Тагт-котиль-торума во второй половине XIX в. представляла собой деревянное изваяние, украшенное «разными блестящими и гремящими предметами» [1888, с. 25].

В среднем или верхнем течении Ялбыньи еще в середине XX в. располагалось святилище Хортхан-ойки «Ястреба-старика». Можно предполагать, что это было одно из названий святилища Тагт-котиль–ойки, который, как указывалось выше, имел образ «железного ястреба, серебряного ястреба». Сама фигурка птицы была выплавлена из серебряных монет. Серебряный ястреб имел в качестве атрибута саблю [Гемуев, 1990, с. 153].

В 2005 г. житель пос. Сартынья В.И. Беспамятных нашел на одном из перекатов Ялбыньи в ее среднем течении бронзовую фигурку птицы (рис. 1). Возможно, она происходила из святилища и местное население отождествляло ее с божеством-ястребом.


Рис. 1. Бронзовая фигурка птицы

Размеры фигурки 10,8 х 8,7 см. Макс. ширина 3,3 см. Изделие отлито из бронзы в двусторонней форме с сердечником. Птица стоит на изогнутом основании, верхняя часть которого упирается в клюв. Вдоль спины, шеи и головы проходит полоска литейного шва. В спине птицы имеется круглое отверстие. При отливке был допущен брак; в трех местах видны следы ремонта в виде заливки металла черного цвета; в голове установлена бронзовая перемычка. Глаза птицы переданы кольцевыми углублениями. Перья орнаментированы выемками в виде следов птичьих лапок.

Предположительно датировать фигурку птицы можно в пределах X – XII вв. Ближайшей аналогией (в том числе по размерам) можно считать крупную бронзовую фигурку птицы из хантыйского святилища в пос. Оволынгорт на р. Сыня [Бауло, 2002, с. 150, рис. 6, а].

Наиболее высоким статусом обладало устье реки. Н.Л. Гондатти писал о том, что проезжая мимо устья Ялбыньи «в воду всегда бросают деньги; здесь можно только грести веслами, но не отпихиваться шестами или тянуться бечевой» [1888, с. 25]. По А. Каннисто, вогулы в бассейне Ялбыньи не ловят рыбу в определенных местах, не берут там питьевой воды, не валят деревья на берегу. Посредине русла реки есть святое место, где чужаки не должны толкать лодку шестом, они должны взять из соседней дер. Тоболдино одного или двух мужчин протащить лодку на веревке по глубокому и каменистому руслу длиной около 10 саженей [Kannisto, 1958, s. 245. 250]. Поскольку Тагт-котиль-ойку особо почитали в рядом лежащих селения Сартынье и Тоболдино, то только их жители могли проезжать на шестах, высаживаться на берег и ловить рыбу в устье Ялбыньи [Источники, 1987, с. 240].

По сведениям Г.Ф. Миллера (1740 г.), в устье реки издавна лежал бесформенный камень, который почитался вогулами и остяками как идол. По распоряжению сибирского митрополита Филофея подобные идольские камни были сброшены в реку, а считавшиеся там же священными деревья срублены или сожжены [Сибирь, 1996, с. 240]. По легенде, Тагт-котиль-торум поразил громадного менква стрелой из лука; тело менква рассыпалось на части, которые образовали в окрестностях битвы мелкие острова, в частности, о. Симтумп («Остров сердца» менква) в устье Ялбыньи [Гондатти, 1888, с. 24]. По информации В.Н. Чернецова, еловый мыс около 5 км выше устья Ялбыньи был святым; в устье Ялбыньи стояли три антропоморфных деревянных изваяния [Источники, 1987].


Рис. 2. Вид на городище Ус-нел

Высоким статусом также обладает высокий правый берег Ялбыньи рядом с устьем, известный как городище Ус-нел «Городской (крепостной» мыс» (рис. 2). Это место в мансийских сказаниях славится «крепостью высотой до облака бегущего, до облака плывущего; она стоит посреди речки, по которой проходят весельные лодки» [Munkácsi, 1910-1921, р. 021]. Легенда о битве Тагт-котиль-ойки около своей крепости с остяцким богатырем записана Б. Мункачи: богатырь «на плечи, покрытые мехом куницы, мехом бобра, надевает воинский панцирь»; он любит стрелять «стрелой с тремя крючками»; у него «славная сабля, знаменитая сабля», которая, когда «ее ставят посреди дома на пол, горит словно огонь», так сильно она блестит [Ibid, р. 024-025]. В конце XIX в. городище было осмотрено Н.Л. Гондатти, а в 1948 г. – В.Н. Чернецовым. Находки с городища хранятся в МАЭ РАН.

По данным визуального осмотра в 2007 г., берег высотой 1-2 м на протяжении 150 м обваливается, песок у воды усеян фрагментами орнаментированной керамики (рис. 3); в обвале обнаружен железный наконечник копья, бронзовые перстень и фигурка совы / филина. По мнению Н.В. Федоровой, памятник, скорее всего, многослойный, большая часть керамики – зеленогорского типа, VI – VII вв.


Рис. 3. Фрагменты керамики с городища

Постоянные находки на берегу бронзовых и железных изделий, возможно, стали некогда основой для создания мансийской легенды о Тагт-котиль-торуме как о искусном ремесленнике, который изготавливал в своей кузнице топоры, ножи и другие металлические вещи [Гондатти, 1888, с. 23].

Перстень (рис. 4). Бронза. Размеры 4 х 1,8 см. Кольцо обломано. Изделие овальной формы, выгнуто по длинной оси. Лицевая сторона украшена по окружности полоской мелких жемчужин; в центре - продольной полосой из шести крупных круглых жемчужин, разделенных между собой тремя мелкими жемчужинами. По обеим сторонам от больших жемчужин проходят пояски мелких жемчужин, за ними полуовалы с геометрическим орнаментом.


Рис. 4. Изделия из бронзы: перстень и фигурка филина.

По устному сообщение Н.В. Федоровой, перстень имеет аналогии в материалах могильника первых веков н.э. у дер. Адзьва Интинского района Республики Коми (раскопки И.О. Васкула). Близкий по форме и орнаменту перстень найден В.С. Андриановым на Усть-Полуе [Усть-Полуй, 2003, с. 26, кат. 45].

Фигурка совы (рис. 4). Бронза. Размеры 4,6 х 3 см. Изделие слегка выгнуто по длинной оси. Представляет изображение птицы с опущенными хвостом и крыльями, поджатыми к груди лапками. Края крыльев декорированы треугольными выемками, хвост –тремя ямками в виде полуовалов. На груди птицы – гривна в форме полумесяца. На обороте фигурки – горизонтальная петля для крепления.

***

Несколько лет назад один из жителей близлежащего пос. Игрим нашел на городище «клад» из нескольких серебряных и бронзовых изделий. Об обстоятельствах находки человек говорить не захотел, заметил только, что вещи были завернуты в бересту и находились на небольшой глубине. Нам удалось ознакомиться с наиболее интересными предметами коллекции.

Бляха с личиной и животными. Диаметр 8-8,5 см. Белая бронза или низкопробное серебро. Бляха круглая, выпуклая. Края в двух местах не долиты. Внешний ободок бляхи оформлен псевдовитым шнуром. Узкий валик отделяет от него широкую полосу из фигур животных. Внутренний ободок полосы состоит из круглых выпуклых жемчужин. Над личиной повернувшись головами друг к другу сидят две птицы. Левая и правая часть полосы включают по три фигуры пушных зверей (возможно, зайцев) двигающихся к фигурам птиц; в нижней части полосы - еще две фигуры (правая из них напоминает традиционный вариант изображения в бронзовом литье медведя), двигающихся направо.

В центре бляхи на гладком поле – антропоморфная личина грушевидной формы. Рот открыт; выделены усы и, возможно, борода. Под личиной тонким режущим орудием нанесен более поздний рисунок - изображение птицы (глухаря?) (рис. 5, а).

На обороте бляхи в верхней части имеется петля, в центре – процарапана антропоморфная фигура с овальной головой, разведенными в сторону руками, в широкой одежде (возможно, шубе) с выделенным подолом (рис. 5, б).

Датировка бляхи по изображениям животных возможна в пределах X – XII вв., гравировки могут относиться приблизительно к тому же периоду.


а

б
Рис. 5. Круглая бляха с личиной в окружении зверей и птиц: а – фото лицевой стороны; б – фото с оборота.

Прямых аналогий бляхе не известно. Сюжет с размещением фигур зверей по краю плоских сосудов известен в искусстве Средней Азии и Волжской Болгарии. Из находок на севере Западной Сибири упомянем среднеазиатское блюдо с изображением царя Давида (VIII – IX вв.) – здесь, в частности, пара птиц «сидит» в нижней части [Бауло, 2000], а также чашу с изображением двух птиц (показаны в верхней части), зверей и антропоморфной фигуры (X – XI вв.), которая была найдена на Северной Сосьве [Сокровища Приобья, 2003, с. 64, кат. 27]. Бронзовое кольцо с расположенными по кругу девятью зооморфными фигурками (рубеж I – II тыс. н.э.) найдено в бассейне р. Вычегда [Конаков, 1990, с. 104].

Бляха (медальон) с изображением всадника и поверженного воина (рис. 6). Серебро, тиснение по матрице, чеканка. Диаметр 6,2 см.

Бляха круглая, тонкая, края загнуты на оборотную сторону и зажимают медную проволоку, выполняющую роль каркаса. В верхней части припаяна петелька с тремя рельефными валиками. Центральный медальон окружен полосой орнамента в виде вьюнка со спиралевидными отростками. В центре бляхи изображен всадник на коне, сидящий в фас. Левой рукой всадник держит узду коня, в правой, возможно, рукоять кнута. Верхняя часть одеяния всадника разделена вертикальной и несколькими горизонтальными чертами; возможно, так передан панцирь.

Под конем лежит антропоморфная фигура с саблей в правой руке. Кнут всадника достигает тела поверженного.


Рис. 6. Серебряная бляха с изображением всадника и поверженного воина.

В краях бляхи с лица пробиты три поздних отверстия, с помощью которых бляху могли пришивать к одежде фигуры духа-покровителя.

Две похожие бляхи ранее находились в частной коллекции в пос. Шурышкары [Федорова, 2005; Бауло, 2007, с. 147, рис. 5], фрагмент еще одной бляхи (виден круп коня) в 2006 г. поступил в МВК им. Шемановского (г. Салехард). Н.В. Федорова относит перечисленные изделия к продукции ремесленных мастерских Волжской Болгарии XII – XIV вв. [2005].

Бляха (медальон) с фигурой всадника (рис. 7). Серебро, тиснение по матрице, чеканка. Диаметр 6,4 см.

Бляха круглая, тонкая, края загнуты на оборотную сторону и зажимают медную проволоку, выполняющую роль каркаса. В верхней части была припаяна петелька. Центральный медальон окружен полосой орнамента в виде вьюнка со спиралевидными отростками. В центре бляхи изображен всадник на коне, сидящий в фас, в шлеме конической формы. Правой рукой всадник держит узду коня, левая, возможно, упирается в рукоять кинжала. Всадник опоясан, одежда в верхней части напоминает панцирь из прямоугольных пластин, нижняя часть декорирована вертикальными валиками.


Рис. 7. Серебряная бляха с изображением всадника.

Две похожих бляшки в 2006 г. поступили в МВК им. Шемановского. Н.В. Федорова относит подобные изделия к продукции ремесленных мастерских Волжской Болгарии [2005].

Диск с изображением животных. Бронза, ковка, гравировка.Диаметр 6 см.

Изначально оборотная сторона бляшки украшена розеткой из шести лепестков с использованием циркульного резца (рис. 8, а). Поверх лепестков нанесены тонким режущим орудием более поздние сетчатые штрихи.


Рис. 8а. Диск с изображением животных: оборотная сторона

С лицевой стороны по краям верхней части просверлены два отверстия. На лицевой стороне изображены два зверя: внизу, возможно, бобр, над ним – трехголовое животное с хвостом бобра и ветвистыми рогами (рис. 8, б).


Рис. 8б. Диск с изображением животных: лицевая сторона.

Данное изделие входит в группу бронзовых зеркал среднесарматской культуры конца II в. до н.э. - начала II в. Крупная коллекция подобных зеркал хранится в фондах Государственного Музея Природы и Человека в г. Ханты-Мансийске. Музейное собрание было сформировано в 1936, 1937, 1944 гг. из разрушенных святилищ хантов и манси в бассейнах рр. Казым, Северная Сосьва, Ляпин. Считается, что в Приобье зеркала попали через носителей саргатской культуры, занимавшей северный ареал степных культур и служившей посредником в контактах Севера и Юга [Чернецов, 1953; Приступа, Стародумов, Яковлев, 2002]. В частности, в коллекции Музея хранится диск диаметром 6,1 см с шестилепестковой розеткой и более поздними гравировками, еще один похожий диск опубликован, но утерян [Приступа, Стародумов, Яковлев, 2002, с. 48-50].

Нижняя фигура на диске из «клада» напоминает изображение животного с хвостом бобра на одном из зеркал указанного собрания [Чернецов, 1953, с. 157, табл. XIV, рис. 3]. Медная бляшка с гравированным изображением семиголового чудовища ранее была обнаружена в бассейне р. Сыня [Бауло, 2002, с. 154-155].

Фрагмент бляшки с изображением антропоморфных личин (рис. 9). Размеры 1,7 х 2 см. Бронза, литье, полировка, гравировка острым орудием.


Рис. 9. Фрагмент бронзовой бляшки с антропоморфными личинами

Наиболее близкая аналогия, возможно, один автор – бляшка с изображением семи антропоморфных фигур (раскопки Н.В. Федоровой 1993-1995 гг. в Усть-Полуе) [Усть-Полуй, 2003, с. 18, кат. 21]; там же найдены бляшки с изображением стилистически близких антропоморфных фигур [Там же, с. 19, кат. 22 - 24].

Таким образом, состав коллекции представлен разновременными вещами: от начала новой эры до XIII - XIV вв. Наличие поздних гравировок и дополнительных отверстий, скорее всего, указывает на культовое использовании импортных предметов на территории западной Сибири.

В целом, можно говорить о том, что бассейн реки Ялбынья был заселен уже в первые века новой эры; находки на городище металлических артефактов и фрагментов керамики в свое время могли послужить основой для мифологизации территории ее поздними насельниками – хантами и манси. «Клад» с вещами, имеющими культовый характер, свидетельствует в пользу существования на острове и святилища.

Признательность

Автор благодарит Н.В. Федорову за ценные консультации и атрибуцию ряда археологических материалов при подготовке статьи.

Примечания:

  1. Бауло А.В. Серебряное блюдо с Малой Оби // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2000. - № 4. - С. 143 - 153.
  2. Бауло А.В. Древний металл из святилищ обских угров (новые находки) // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2002. - № 2. - С. 144 - 155.
  3. Бауло А.В. Средневековые изделия из серебра на Севере Западной Сибири: новые находки // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2007. - № 1. - С. 145 – 150.
  4. Гемуев И.Н. Мировоззрение манси: Дом и Космос. - Новосибирск: Наука, 1990. - 232 с.
  5. Гондатти Н.Л. Следы языческих верований у инородцев Северо-Западной Сибири. - М.: [Тип. Потапова], 1888. - 91 с.
  6. Источники по этнографии Западной Сибири.-Томск: Изд-во Томс. Гос. Ун-та5, 1987. - 280 с.
  7. Конаков Н.Д. Промысловый календарь в мировоззрении древних коми // Мировоззрение финно-угорских народов. Новосибирск: Наука, 1990. - С. 103 - 121.
  8. Приступа О.И., Стародумов Д.О., Яковлев Я.А. Окно в Бесконечность. Бронзовые зеркала раннего железного века / Отв. Ред. Я.А. Яковлев. – Томск: ГалаПресс, 2002. – 88 с.
  9. Ромбандеева Е.И. История народа манси (вогулов) и его духовная культура. - Сургут: Северный дом, 1993. - 208 с.
  10. Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф. Миллера // История Сибири. Первоисточники. - Новосибирск: Сибирский Хронограф, 1996. - Вып. VI. - 310 с.
  11. Сокровища Приобья: Западная Сибирь на торговых путях средневековья. Каталог выставки. – Салехард – СПб., 2003. – 96 с.
  12. Усть-Полуй: I в. до н.э. Каталог выставки. - Салехард-Санкт-Петербург: Изд-во МАЭ РАН, 2003. - 76 с.
  13. Федорова Н.В. Средневековое серебро Волжской Болгарии // Светозарная Казань. Альбом-каталог выставки СПб.: АРТЭГО, 2005. – С. 20 – 21.
  14. Чернецов В.Н. Бронза усть-полуйского времени // МИА. - 1953. - № 35. - С. 121 - 178.
  15. Kannisto A. Materialien zur Mythologie der Wogulen // MSFOu. - Helsinki, 1958. - Vol. 113. - 444 S.
  16. Munkácsi B. Vogul népköltési gyüjtemény. II. 1. Budapest: (изд-во Венгерской АН), 1910 - 1921.
   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования