Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

Волжанина Е.А. Динамика численности и особенности расселения надымских ненцев в XX в.*

 

Надымские ненцы выделяются в составе ненцев сравнительно недавно в работах Е.Г. Мартыновой и Е.А. Пивневой, главным образом, по административно-территориальному признаку [Мартынова, 2001, 2005; Пивнева, 2005]. Так называют ненцев, проживающих на территории Надымского района Ямало-Ненецкого автономного округа. Тем не менее, постоянная территория кочевых и промысловых угодий, стабильный фамильно-родовой состав, характерный только для этой территории, специфика хозяйственного комплекса, наличие собственного говора и сознание своего отличия от других групп ненцев позволяют, на наш взгляд, говорить о надымских ненцах как о локальной этнической группе внутри этнографической группы сибирских тундровых ненцев[1].

На примере данной группы ненцев рассматриваются основные тенденции этнодемографического развития коренного населения Ямала в XX в. В Надымском районе в одном из первых в Ямало-Ненецком автономном округе началась разработка газоконденсатных месторождений, в 1960-е гг.

Общим показателем, отражающим основные тенденции демографического развития населения, является динамика его численности. С образованием округа и складыванием его административно-территориальной структуры с 1930-х гг. первичная статистическая информация концентрируется, главным образом, в районных центрах и центрах сельской округи.

Характер расселения коренного населения Надымского района сложился под влиянием его хозяйственного комплекса, отнесенного А.В. Головневым к лесотундровому типу [1993. С.124]. В настоящее время его элементы сохраняются у кочевого населения, т.е. только у четверти коренных жителей района.

В первой четверти XX в. для большинства коренного населения были характерны дисперсное и групповое дисперсное типы расселения. При этом преобладал речной и приморский типы заселения. Летом и осенью (в период с мая по ноябрь) наибольшая их часть концентрировалась на побережье Обской и Тазовской губ, где были сосредоточены основные рыболовные угодья (салмы, сора, гольцы, пески, курьи и речки) и лучшие оленьи пастбища, а также по рекам и речкам [Дунин-Горкавич, 1904. С.22]. Зимой коренное население расселялось по всей территории, занимая зимние пастбища и охотничьи угодья в лесотундровой и таежной зонах района, частично группировалось в прибрежной полосе. Амплитуда кочевок не превышала 30 км.

Современные ненцы, проживающие в Надымском районе, распределяются между тремя сельскими советами (сельскими администрациями), организованными в 1930-1940-е гг. по национально-территориальному признаку: Ныдинский (Малоямальский до 1976 г., центр с. Ныда), Норинский (Ныдо-Надымский до 1968 г., центр п. Нори) и Кутопьюганский (Шугинский до 1973 г., центр п. Кутопьюган). Среди ненцев до сих пор сохраняется невысокий процент городского населения.

Примерную численность ненцев, проживающих в Надымском районе в 1920-1930-е гг. дают материалы Приполярной переписи и землеустроительных экспедиций. Получить точные статистические сведения о коренном населении было сложно не только из-за его кочевого образа жизни, но и самом характере территории, используемой в качестве зимних пастбищ гыданскими, тазовскими и ямальскими ненцами. Поэтому все ненецкое население Надымского района делилось на население, постоянно проживающее на его территории в течение года, и население, приходящее только в зимний период (с 20 декабря по 1 апреля). Причины прихода кочевых хозяйств из других районов были следующие: недостаток зимних кормов, а так же дров и поделочной древесины на местах летних касланий, наличие хороших охотничьих промысловых угодий, факторий, гарантирующих обеспечение необходимыми товарами и возможность заработка от извоза [ГАЯНАО. Ф.186. Оп.1. Д.1. Л.37 об.]. В 1933 г. насчитывалось 341 кочевых хозяйств, приходящих на зиму, с населением 1769 человек [там же. Л.40об.]. За счет приходящих кочевых хозяйств численность населения в районе увеличивалась практически в два раза (с 2088 до 3850-3900 человек).

Более или менее постоянным было население, проживающее на песках. По материалам Приполярной переписи на песках Хэнского рыболовного района в летнее время кочевое население насчитывало 681 человек, из них 394 самоеды, 20 остяки, 229 остяко-самоеды, в бассейне р. Надым – 51 человек, из них 28 остяко-самоеды, 16 самоеды и 7 остяки [Список сельских населенных пунктов, 1928. С.179,185]. Таким образом, общая численность ненцев составила 410 человек.

Участники землеустроительных экспедиций 1930-х гг. приводят разные сведения о численности ненцев, проживающих в Надымском районе. В отчете Надымской экспедиции 1933-1934 гг. их насчитывается 1471 человек [ГАЯНАО. Ф.186. Оп.1. Д.1. Л.37]. Ямальский Окружной исполнительный комитет на 1935 г. располагал данными о 580 ненцах, проживающих в Надымском районе [Отчет Ямальского Национального Окружкома.., 1935. С.6]. В других источниках за 1934 г. и 1935 г. приводятся цифры 560 и 306 ненцев соответственно [ГАОПОТО. Ф.23. Оп.1. Д.258. Л.6; ГАЯНАО. Ф.12. Оп.1. Д.189. Л.24].

Имея представления о том, в каких условиях проходил сбор информации о населении в том и другом случаях, сведения, полученные регистраторами в ходе проведения Приполярной переписи на рассматриваемой территории, нами считаются наиболее достоверными и более или менее адекватно отражающие ситуацию. В 1957 г. общая численность ненцев в районе составила уже 1425 человек. Динамика численности ненцев Надымского района за 1957-2004 гг. по данным похозяйственного учета показана на рисунке 1.


Рис.1. Динамика численности сельского населения Надымского района, 1957-2004 гг. (по данным похозяйственного учета)

Согласно выполненным расчетам абсолютный прирост ненцев в районе за 1957-2004 гг. составил 594 человек, при среднегодовом темпе прироста 0,74%. Если разбить указанный период на десятилетние интервалы, то обнаруживаются постоянные колебания показателей абсолютного прироста, темпов прироста и среднегодовых темпов прироста от отрицательных к положительным значениям (табл. 1). Среднегодовой темп прироста уменьшается с 1957 г. по 1980 г. до -0,52%, а в последующие годы (1980-2000 гг.) увеличивается до 1,24%. Наиболее высокие темпы прироста приходятся на 1957-1970 гг. (26,5%) при среднегодовом темпе – 1,82% и 1990-2000 гг. (13,1%) при среднегодовом темпе – 1,24%.

В течение рассматриваемого периода в основном положительная величина рассчитанных показателей характерна только для ненецкого населения. Численность русского населения, проживающего в сельской местности, начиная с 1980-х гг., постоянно сокращается. Это связано, в том числе с получением сельскими населенными пунктами статуса города, преобладающее население которых составляет пришлое русское население, закрытием поселков геологоразведочных экспедиций, социально-экономическими и политическими процессами в стране. Динамика численности сельского населения, в том числе русских, демонстрирует значительные колебания населения в районе с 1970 по 1987 год. На их фоне изменение численности ненцев выглядит более или менее равномерно.

Таблица 1

Показатели, характеризующие изменения численности
сельского населения Надымского района

 

 

Ненцы

Русские

Все население

Dt-0

kприроста

r

Dt-0

kприроста

r

Dt-0

kприроста

r

1957-1970 гг.

378

26,5

1,82

510

33,2

2,2

905

23,0

1,59

1970-1980 гг.

-92

-5,1

-0,52

8929

436,8

16,8

13013

269,2

13,06

1980-1990 гг.

50

2,9

0,28

-2262

-20,6

-2,3

-7027

-39,4

-5,0

1990-2000 гг.

231

13,1

1,24

-3554

-40,8

-5,2

-275

-2,5

-0,25

2000-2004 гг.

27

1,3

0,33

-550

-10,6

-2,8

-1487

-14,1

-0,38

1957-2004 гг.

594

41,6

0,74

3073

200,3

2,33

5129

130,5

1,77

Примечание:
Dt-0 – абсолютный прирост (убыль) за период, человек;
kприроста, - темп прироста, %;
r – среднегодовой темп прироста, %.

Динамика численности ненцев, проживающих на территории каждого из сельских советов, свидетельствует о разных тенденциях демографического развития. Наиболее высокий абсолютный прирост показывают ныдинские ненцы,  за 1957-2004 гг. - 585 человек, при среднегодовом темпе прироста 2,03% (в отдельные годы - 3,62% и 4,17%). При этом среднегодовые темпы прироста на других территориях ниже в несколько раз. Численность норинских ненцев сократилась с 1957 по 2004 гг. на 92 человека (r = -0,6%), а кутопьюганских ненцев увеличилась только на 96 человек (r = 0,27%) (табл. 2). Сравнение показателей по десятилетним интервалам, а также сравнительный анализ фамильного состава показывает, что увеличение ныдинских ненцев произошло, главным образом за счет переселения ненцев на протяжении 1957-1980-х гг. с других территорий района. Численность ненцев, проживающих на территории Шугинского с/с, уменьшилась на 231 человек (r = -3,34%) после закрытия п. Шуга в 1973 г. за счет их переезда в с. Ныду и п. Нори. В последующие годы для них наблюдается положительная величина среднегодового прироста, которая превышает районный показатель.

Таблица 2

Показатели, характеризующие изменения численности 
ненцев Надымского района по сельским советам

  Ныдинский с/с Кутопьюганский с/с Норинский с/с
Dt-0

kприроста

r

Dt-0

kприроста

r

Dt-0

kприроста

r

1957-1970 гг.
220

60,27

3,62

123

17,8

1,26

35

9,4

0,69

1970-1980 гг.
303

51,79

4,17

-231

-28,4

-3,34

-172

-42,36

-5,5

1980-1990 гг.
-3

-0,3

-0,03

73

12,5

1,18

-14

-5,9

-0,61

1990-2000 гг.
118

13,3

1,25

88

13,4

1,26

14

6,36

0,61

2000-2004 гг.
-53

-5,28

-1,35

43

5,79

1,4

45

19,2

4,39

1957-2004 гг.
585

160,27

2,03

96

13,9

0,27

-92

-24,7

-0,6

На протяжении второй половины XX в. произошло перераспределение ненцев между сельскими советами. В 1957 г. практически половина из них (48,4%) была прописана на территории Шугинского с/с, и поровну на территориях Малоямальского и Ныдо-Надымского с/с. В 1980-е гг. большинство ненцев проживают уже на территории Ныдинского с/с (Малоямальского), более 30 % - Кутопьюганского (Шугинского) с/с и около 14% - Норинского (Ныдо-Надымского) с/с.

Несмотря на то, что половина ненцев прописана на территории Ныдинского с/с, они насчитывают здесь наименьшую долю в общей численности населения, которая к 2004 г. увеличилась до 47,5%. Ненецкими по составу населения являются Норинский (Ныдо-Надымский) и Кутопьюганский (Шугинский) сельские советы (рис. 2). В целом, в результате промышленного освоения района доля ненцев в общей численности сельского населения уменьшилась за 1960 - 1980 гг. с 39,8% до 9,6%, а к 2004 г. увеличилась до 22,3%. Последнее обстоятельство связано не столько с ростом численности ненцев, сколько с сокращением численности сельских жителей в районе в 1990-е гг.


Рис. 2. Изменение доли ненцев в общей численности населения по отдельным административно-территориальным образованиям Надымского района, 1960-2004 гг.

Обращает на себя внимание тот факт, что во второй половине XX в. (за 47 лет с 1957-2004 гг.) численность ненцев в районе увеличилась только на 594 человек, с 1425 до 2019 человек, тогда как с момента проведения Приполярной переписи в 1926 г. по 1957 г. - на 1015 человек, с 410 до 1425 (т.е. r = 4,0%). И это, не смотря на отмечаемое в 1930-е гг. бегство  ненецких семей на Ямал в связи с коллективизацией и раскулачиванием, репрессиями из-за сопротивления советской власти [Крупник, 2001. С. 144-145; Судьбы народов…, 1994. С.238-243]. Причина такого увеличения ненецкого населения объясняется характером этнических процессов, протекающих на данной территории.

В материалах Приполярной переписи для рассматриваемой территории выделяется группа коренного населения, национальная принадлежность которого определяется как остяко-самоеды. К ним относятся ненецкие роды хантыйского происхождения или «оненечившиеся» ханты: Салиндер, Неркыгы, Тибичи, Нядынги, Пандо, Поронгуй, Лар, родственные группам хантов, населяющих устье Оби и берега Обской губы [Перевалова, 2004. С.271]. Причиной появления хантыйского (угорского) населения из южных районов Северного Приобья в низовьях Оби стало развитие рыбопромышленности в XIX в. [Васильев, 1976. С.337; Перевалова, 2004. С. 257]. Эта территория является одной из самых северных зон расселения хантов. Арендаторы рыболовных промыслов иногда привозили их в качестве наемных рабочих, некоторые из них оставались на постоянное местожительство [ГАЯНАО. Ф. 186. Оп.1. Д. 1. Л.39]. Не случайно указанные фамилии встречаются только среди семей, проживающих на побережье Обской губы. Е.П. Мартынова указывает на то, что до начала XX в. в материалах статистического учета коренного населения и в работах различных исследователей упоминается в бассейне р. Надым хантыйское или смешанное ненецко-хантыйское население [Мартынова, 2001. С.136].

Тем не менее, в самых ранних сохранившихся книгах похозяйственного учета за 1944-1947 гг. (Шугинский с/с), 1938 г., 1945-1948 гг. (Малоямалький с/с) Салиндеры, Неркагы, Тибичи, Нядынги, Пандо и Поронгуй записаны ненцами [ПМА, 2004; МАУ г. Надыма и Надымского района. Ф.7. Оп.2. Д.4-14; 46-73].

Участники экспедиции 1933/1934 гг. отмечали, что «…строгое разграничение хантов и ненцев в некоторых случаях провести трудно, так как семьи одного и того же рода называют себя ненцами, другие хантами (Неркагы, Порунгуй, Солиндер, Анагуричи). Надо сказать, что туземцы родовых групп Анагуричи, Порунгуй, Солиндер, Неркагы являются в сущности хантами, проникшими на территорию Надымского района из Приуральского и Шурышкарского районов. Живя среди ненцев, эти представители хантов в большинстве случаев утратили знание родного языка и называют себя ненцами. Часто можно наблюдать смешанные браки представителей этих хантыйских родов с ненцами…» [ГАЯНАО. Ф.186. Оп.1. Д. 1. Л.39]. В документах 1930-х гг. они уже не выделяются в отдельную группу, хотя отмечается их отличие от ненцев [ГАЯНАО. Ф.12. Оп.1. Д. 189. Л.1]. При этом память об их хантыйском происхождении сохраняется до сих пор у людей старшего поколения, ведущих свое происхождение из этих родов, а так же среди «чистых» ненцев [ПМА, 2005]. Сохраняются некоторые обряды, характерные именно для хантов (связанные с похоронами, свадьбой, правила поведения замужней женщины и т.д.). Во второй половине XX в. доля хантов в общей численности коренного населения района не превышает 5%. Основная их часть проживает на территории Ныдинской сельской администрации и является поздними переселенцами.

Таким образом, в первой половине XX в. увеличение численности ненцев в Надымском районе произошло главным образом в результате процесса этнической ассимиляции ненцами хантов, утративших этническое самосознание. Не последнюю роль в этом сыграли участники экспедиций, проводившие учет населения. Во второй половине XX в. рост численности происходил в большей степени за счет естественного прироста населения. При этом для ненцев характерны невысокие среднегодовые темпы прироста. В районе не произошло резкого увеличения коренного населения, отмечаемое для других территорий в 1990-е годы, в связи с введением системы льгот по национальному признаку. Хотя абсолютный прирост был в несколько раз выше по сравнению с предыдущими десятилетиями, но в последующие годы снова вернулся на прежний уровень.

Литература

  • Васильев В.И. Возникновение элементов частнособственнического уклада у самодийских народов Обско-Енисейского Севера // Становление классов и государства. М.: Наука, 1976. С.314-343.
  • Головнев А.В. Историческая типология хозяйства народов Северо-Западной Сибири. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1993. 204 с.
  • Дунин-Горкавич А.А. Очерк народностей Тобольского Севера. Спб.: Типография М. Стасюлевича,1904.
  • Крупник И.И. Люди в чумах, цифры на бумаге. Русские источники к демографической истории Ямала, 1695-1992 гг. // Древности Ямала. Вып.1. Екатеринбург-Салехард: УрО РАН, 2000. С.122-151.
  • Мартынова Е.П. К истории формирования надымских ненцев // Самодийцы. Материалы IV Сибирского симпозиум «Культурное наследие народов Западной Сибири» (10-12 декабря 2001 г., г.Тобольск). Тобольск-Омск: ОмГПУ,2001. С.136-139.
  • Отчет Ямальского (Ненецкого) Национального Окружкома Исполнительного комитета советов о работе за 1931-1934 гг. Салехард: Изд-во Облисполкома, 1935. 63с.
  • Перевалова Е.В. Северные ханты: этническая история. Екатеринбург: УрО РАН, 2004. 414 с.
  • Пивнева Е.А. Современный социальный портрет поселка Кутопьюган (по результатам экспедиции 2001 г. в Надымский район Ямало-Ненецкого автономного округа // Полевые исследования Института этнологии и антропологии. М.: Наука, 2005. С. 187-197.
  • Список сельских населенных пунктов Уральской области. Т.XII . Тобольский округ. Свердловск, 1928.
  • Судьбы народов Обь-Иртышского Севера (Из истории национально-государственного строительства. 1822-1941 гг.). Тюмень, 1994. 321с.

* Статья была предоставлена автором на сайт до публикации. Окончательный вариант здесь

   
© Ямальская археологическая экспедиция, 2003-2017
Яндекс цитирования